Министерская удавка для бюджета


Последние годы характеризуются резким усилением внимания со стороны Президента РК, высоких государственных чиновников к проблемам развития малого и среднего бизнеса. В этой связи появился целый пакет законодательных и нормативных правовых актов, направленных на решение этих проблем, в частности, Указ Президента РК “О государственной программе развития и поддержки малого предпринимательства на 1999 — 2000 годы”, Закон РК “О государственной поддержке малого предпринимательства”, Распоряжение Президента РК “О дополнительных мерах по защите прав граждан и юридических лиц на свободу предпринимательской деятельности”, многочисленные дополнения и изменения в некоторые законодательные акты РК по вопросам поддержки малого предпринимательства.


Однако реальная правоприменительная практика доказывает, что не только местная, но и центральная исполнительная власть издают свои циркуляры, распоряжения, принимают подзаконные акты с грубым нарушением вышеуказанных законодательных норм, по существу игнорируя объявленные Президентом государственные приоритеты в поддержку развития малого предпринимательства. При этом государственные органы, которым переданы контрольные и надзорные функции за соблюдением действующего законодательства в данной области (Генеральная прокуратура, Агентство РК по регулированию естественных монополий и защите конкуренции, Агентство РК по поддержке малого бизнеса, объединенные в октябре 1999 г. в одну организационную структуру, а также их региональные образования и департаменты), сохраняют невозмутимость и “олимпийское” спокойствие. Что это – некомпетентность или “круговая порука” в спаянной среде госчиновничества?


Приведу конкретные примеры.


1. Всем памятны события почти годовой давности, когда после президентских выборов вновь сформированная правительственная команда подготовила проект бюджета РК на 1999 г., который многократно рассматривался в Парламенте, кроился и переутверждался, вызывая соответствующие многократные изменения и дополнения в Налоговом кодексе РК. Так изменениями и дополнениями от 31 марта 1999 г. в Налоговый кодекс была введена поправка, которая кардинальным образом меняла условия хозяйствования ряда предпринимателей, создавая для них неравные, дискриминационные условия. Это касалось введения п.3 статьи 112 в части установления 10-кратной ставки налога на землю, занятую под автостоянки, автозаправки и рынки. Данная поправка входила в противоречие с ранее установленной в Налоговом кодексе п.1 статьи 107 “Принципы налогообложения”. Данный пункт гласил, что “…Размер земельного налога определяется в зависимости от качества, местоположения и водообеспеченности земельного участка и не зависит от результатов хозяйственной и иной деятельности землевладельца или землепользователя”.


Подобное резкое увеличение налога на землю для субъектов предпринимательства, подпадающих под данную поправку Налогового кодекса, имеющую сомнительную правовую основу, по нашим расчетам неизбежно приводило к существенному увеличению тарифов и цен на оказываемые услуги либо к необходимости свертывания этих направлений предпринимательской деятельности ввиду падения платежеспособного спроса. Данная постановка вопроса нашла понимание у авторов поправок, и в конце апреля прошлого года премьер-министр Н. Балгимбаев выступил в СМИ с заявлением о “приостановлении действия введенных поправок в части земельного налога…” и принес свои извинения налогоплательщикам. Однако неожиданная отставка его правительства спутала все карты. Так как прежним правительством никаких документированных последствий устного заявления премьера не было оставлено, то новым правительством в лице нового-старого министра госдоходов З. Какимжанова было дано указание региональным органам “запустить в действие” никем и ничем не отмененные нормы налогового законодательства в части ставок земельного налога. Таким образом, новое правительство постаралось тихо забыть о заявлении старого и молча дезавуировало действия Н. Балгимбаева. Как всегда в дураках оказались налогоплательщики, которые не были готовы к развернувшейся массовой кампании доначисления налога на землю и перезаключения договоров аренды земельных участков с десятикратно увеличенной суммой арендных платежей задним числом. Так, если автостоянка, занимающая площадь порядка 1 га, по договору аренды должна была заплатить за 1999 г. около 90 тыс.тенге, то по новому договору, навязываемому горкомземом, сумма увеличена до 900 тыс. тенге (!).


Налогоплательщиками, объединившимися в различные общественные объединения, были сделаны попытки “призвать к разуму” власть предержащих. Так ассоциация предпринимателей г. Караганды направила соответствующее обращение к Президенту РК. Однако администрация Президента перенаправила письмо в МГД РК. В конце декабря прошлого года данная ассоциация получила ответ из министерства за подписью вице-министра МГД господина К. А. Нурпеисова, который служит ярким образчиком современной чиновничьей некомпетентности.


Как свидетельствует ответ, “…введение данной нормы в законодательство обусловлено тем, что основная часть автостоянок, работают (синтаксис и правописание сохранены) исключительно с наличными денежными средствами и имеют круглосуточный характер работы, что позволяет оперировать заполняемостью и при этом, укрывать реальные доходы от налогообложения…”. Воистину ответ “мудрейшего”!


Непонятны в данном ответе следующие моменты.


Во-первых, причем здесь налог на землю? Если наш мудрый МГД, не считаясь с уже отмеченным выше противоречием в им же разработанном Налоговом кодексе, тем не менее, не может бороться с теневым наличным оборотом ни путем обязательного использования на автостоянках кассовых аппаратов, ни путем прямого изъятия пресловутых теневых доходов через патентные платежи или применением, так называемых, вмененных налоговых платежей, ни проведением аналитических или хронометражных наблюдений или ночных рейдов налоговых инспекторов, то выбор объекта налогообложения не поддается никакому логическому или другому осмыслению.


Во-вторых, с наличными денежными средствами работают в круглосуточном режиме не только автостоянки. К данной категории можно отнести почти все киоски и большую часть продовольственных магазинов, увеселительных и прочих заведений. Почему же у этих субъектов предпринимательства не увеличены в 10 раз ставки на занимаемые ими земельные участки? Или МГД считает, что в киосках и магазинах нельзя манипулировать теневым наличным оборотом в ночное время, когда доблестные налоговые инспектора и полицейские мирно спят?


В-третьих, чиновники из МГД, давая такие ответы, должны иметь элементарную правовую подготовку. Ведь даже непосвященному очевидно, что указанный в ответе подход к введению данных норм нарушает Конституцию, Гражданский и Уголовный кодексы РК. Существуют такие понятия, как “презумпция невиновности”, “равенство всех видов собственности”, “равные условия предпринимательской деятельности” и т.д.


В конце концов, если десятикратные ставки налога на землю закрывают необлагаемый предпринимательский оборот, то почему этим же законодательным актом не отменить обязательное применение на автостоянках и автозаправках дорогостоящих кассовых аппаратов? Или МГД действует по схеме: “кашу маслом не испортишь”? Тогда как же быть с декларируемой на всех уровнях пресловутой “поддержкой и защитой предпринимательства”?


Это больше похоже на издевательство и ханжеское глумление над объявленными принципами государственной политики.


2. Как показывают события последнего времени, огромный разрыв между декларируемыми и законодательно закрепленными принципами государственной политики поддержки малого и среднего предпринимательства и реальной практикой их применения наблюдается не только в аппарате правительства и администрации Президента, но и среди чиновников местной региональной власти.


В последние месяцы в Карагандинской области усилиями акимов всех уровней объявлена “война” неплатежам за коммунальные услуги, в первую очередь, за тепло и электроэнергию. Несомненно, это благое намерение. Но, как на любой войне, властями провозглашен принцип о допустимости любых средств для достижения требуемого результата. И вот уже под каток власти пошли виновные, невиновные, госслужащие и частные предприниматели. Не касаясь вопроса о причинах и условиях начала такой “войны” силами местной администрации, хочу заострить ваше внимание на грубом нарушении действующего законодательства, в том числе о защите и поддержке малого предпринимательства, ретивыми чиновниками акиматов.


Отныне, как объявляют в госучреждениях, призванных осуществлять контрольные и надзорные функции, при получении разрешительных и прочих обязательных документов для субъектов предпринимательства (патенты, лицензии, дислокации и т.д.) необходимо предъявлять справку из ТОО “Караганда-Пауэр”, ОАО “Водоканал”, ККП “Коммунтранс” и др. об отсутствии задолженности.


Если задолженность существует, то вышеперечисленные документы на право осуществления предпринимательской деятельности не выдаются. Последнее означает автоматическое приостановление законной предпринимательской деятельности незаконными действиями местной исполнительной власти.


Не составляет большого труда доказать незаконность подобных действий со стороны уполномоченных госорганов.


Очевидно, что юридические и физические лица, получившие услуги от коммунальных предприятий, среди которых представлены и стопроцентно частные хозяйственные образования, на основании заключенных гражданско-правовых договоров и вовремя не оплатившие их, согласно установленным в договорах сроках, вступают с последними в правовые отношения, определенные Гражданским кодексом РК. Следовательно, если указанные стороны гражданско-правовых отношений не смогли найти взаимоприемлемых вариантов взаиморасчетов, то их отношения урегулируются только в судебном порядке согласно установленной законом процедуре. Если это не так, то прежде, чем вводить в административном порядке процедуру принудительных расчетов, акиму необходимо получить изменения и дополнения в Конституцию и Гражданское законодательство РК.


Невыдача уполномоченным госорганом разрешительного документа на занятие предпринимательской деятельностью по факту неуплаты субъектом предпринимательства коммунальных платежей означает приостановление этим госорганом деятельности субъекта предпринимательства. Однако в соответствии с изменениями и дополнениями в Закон РК “О государственной поддержке малого предпринимательства” от 6 августа 1999 г. напомним, говорится следующее: “…Государственные органы, осуществляющие контрольные и надзорные функции, могут запрещать или приостанавливать деятельность субъекта малого предпринимательства только в судебном порядке…”.


Таким образом, подобные действия местных органов государственного управления совершенно незаконны, и вызывает удивление молчаливая позиция органов юстиции, прокуратуры, департамента Агентства по регулированию естественных монополий, защите конкуренции и поддержке малого бизнеса в правовой оценке данной ситуации.


Новости партнеров

Загрузка...