Кого же съест матерый волк, или Об истории в виде фарса: кто матери-волчице более ценен?

В мире казахской прессы

«С ростом национального самосознания наука нередко становится на службу казенному патриотизму — тогда историография начинает отходить от истории. Факты или неверно освещаются, или фальсифицируются в угоду возникающему взгляду на прошлое».

Олжас Сулейменов, «Аз и Я»


Олжас, как всегда, попадает в точку. Если даже не в десятку, то все равно в одну из самых болевых. И не зря мы обильно его процитировали уже в начале нашего материала, ибо видим, что нынешняя реальность почти ежедневно подтверждает правоту его мыслей.

Мифологизированность исторического сознания, чем, к сожалению, весьма часто страдают наши горе-историки и некоторые т.н. мастера художественного слова, пробующие свои силы на исторической тематике, уже фактически заслонила от рядового читателя действительное положение вещей и продолжает убаюкивать его красивыми легендами. Красивыми — но не более. Если к этому добавить, что, опять, к сожалению, официальная историография всегда была служанкой современной ей верхушки, становится ясным: она (историография) в руках услужливых летописцев (а не подлинных ученых) с тем же успехом будет отходить от самой истории.

Известный поэт и не менее известный сочинитель афоризмов Музафар Алимбаев, к примеру, пишет в газете «Егемен Казакстан» (№ 53 — 54, 03.03.2000) «История сама по себе справедлива. Историки — вот кто искажает ее, эту справедливость».

Наверное, потому и многие события казахской истории в нынешнем толковании, которые, что вовсе удивительно, во множестве случаев тут же становятся официальным основанием для разного рода пышных мероприятий аж на республиканском уровне, подвергаются критике со стороны скептиков, что обоснованы недостаточно или, проще сказать, высосаны из пальца.

Например, памятник батырам — Шапраштину Карасаю и Аргыну Агинтаю — возведенный в степях Кокшетау как знак, символизирующий дружбу казахских племен, вызвал у многих сомнение в подлинности событий, приписываемых означенным героям. Среди усомнившихся — и местные жители, которые вроде бы должны считать батыра Агинтая своим предком и гордиться им, но которые… о нем ничего не знали до последнего времени. А ведь хорошо известно, что народная память прочно хранит деяния по-настоящему заслуженных людей, их имена передаются от поколения к поколению, о них слагаются стихи и т.д. Но ничего подобного нет и не было, пока не было еще нашумевшей в свое время книги Казыбека-бека Тауасарулы «Туп — тукияннан озiме шейiн» («От самых дальних предков до самого себя»), вышедшей в 1993 году, последнюю копию которой (а она, как утверждают, переписывалась несколько раз, примерно один раз в 40-50 лет) «прямой потомок автора», покойный публицист Б.Кыдырбек-улы, отнес в издательство «Жалын», где ее (рукопись) с неописуемым восторгом встретил тогдашний главный редактор издательства Б.Нуржекеев.

И вскоре стало ясно, что древняя эта книга действительно революционна — она опровергает множество устоявшихся представлений и проливает новый свет на «ряд важных моментов» казахской истории. Из нее, например, мы узнаем, что Аблай-хан, которого все считали и продолжают считать потомком Чингисхана, вовсе не является таковым, что он всего лишь результат внебрачных отношений каких-то не совсем известных лиц, принадлежащих к «черной кости». Но не это самое важное. Его родители, оказывается, принадлежали к племени Дулат, что, в свою очередь, восходит к Старшему жузу, к которому относится как автор книги, так и, естественно, его благодарный потомок.

В книге мы находим множество таких вещей, что впору схватить себя за ворот и тут же подвергнуть себя харакири — настолько мы были невежественны, что просто не знали о таком энциклопедически образованном предке, который был непревзойденным знатоком почти во всех сферах — музыке, астрономии (хотел построить обсерваторию), живописи, военной науке, математике, поэзии и т.д.

В поисках за знаниями он со своим другом Утегеном (дальний предок нынешнего президента РК. — Г.М.) побывал во многих городах Азии и Европы выучил множество иностранных языков. Полученные на чужбине знания он затем успешно использовал в делах государственного управления и во время войны с джунгарами, к нему прислушивается не только хан Аблай, но и все знаменитые бии — Толе, Казбек и Айтеке…

Короче говоря, с момента своего появления на свет эта книга вызвала столько возражений и скепсиса, что можно, думается, составить из реплик оппонентов отдельную книгу. Казахская пресса — воздадим ей должное — активно представляла обе точки зрения — сторонников и противников книги. Но, как уже выше говорилось, ее положения уже неоднократно послужили основанием для грандиозных пиршеств, одним из которых является отмеченное в 1993 году 350-летие Орбулакской битвы, во время которой, как утверждает автор книги, казахские воины во главе с Салкам-Джангиром и в количестве всего 600 человек перебили и уничтожили мощную джунгарскую рать из… 10000 человек.

Газета «Казак эдебиетi» предоставила недавно свои несколько номеров серии статей Б.Нуржекеева, посвященных описанию этой и других битв знаменитых батыров с внешними врагами, а затем, как бы подытоживая нуржекеевские размышления, опубликовала (№ 8, 25.02.2000) две полемические статьи — «Шежiре» (Устная родословная), принадлежащую перу того же автора, и «Тарихты тамепой-га салмайык» (не искажать историю) Кабдеша Жумадилова, писателя, известного своими историческими романами, который высказывает свои обоснованные сомнения в подлинности книги Казбек-бека. А в следующем же номере газеты («К.Э.», № 9, 03.03.2000) выступает Балнур Кыдырбек в защиту «своих отца и предка», а также Б.Нуржекеева, их же поборника. Поскольку по роду основной деятельности является композитором, а историей занимается эпизодически, время от времени, Б.Кыдырбек в своей обширной (двухстраничной) статье оказывается преимущественно во власти эмоции и недвусмысленно вызывает К.Жумадилова на поединок, при этом отводя ему роль джунгарского силача Каскелена. А то, что профессиональные историки по данному поводу хранят долгое молчание, объясняет следующим образом: «причину нынешнего молчания историков понять нетрудно, т.к. официальная история опирается на достоверные источники. Но казахская культура, уничтоженная нашествием джунгарских полчищ, не оставила нам подобных доказательств».

Нам же при этом вспомнилась другая легенда, тоже ничем не подтвержденная, но в которую итальянцам до сих пор хочется верить. Речь идет о Реме и Ромуле, которых в младенчестве выкормила грудью волчица и которые, повзрослев, основали всемирно известный вечный город. Впрочем, аналогичная притча имеется и у казахов. Она гласит, что прародительницей всех тюрков является тоже волчица, вырастившая и поставившая на ноги нашего прародителя. Поэтому неслучаен факт, что один из наших убежденных тюркистов выбрал себе как псевдоним волчью фамилию — Кокборi. Что примечательно, многие наши соплеменники охотно верят, а порой даже гордятся своим волчьим происхождением. Раз так, почему бы не верить в фолиант вышеозначенной исторической личности, уникальной не только по своим редким достоинствам, но и потому, что, побывав в полной неизвестности в течение трех веков, всплыл на поверхность всеобщего внимания только недавно, в конце XX столетия?

Чтобы дать читателям какие-то итоги всей этой довольно длинной истории, мы не можем не вернуться к вышеприведенным словам Олжаса, которые сегодня звучат как никогда актуально. Только с одной лишь поправкой — в ней, в этой истории, не обошлось без традиционного трайбализма. Который — особо подчеркнем именно эту мысль — на этот раз был вызван желанием создать, хоть каким-то образом, славную генеалогию тем или тому Лицу, которые (которое) на данный момент крепко держит(ат) в своих руках бразды правления. Ведь сочинителям подобных вымученных сказок совершенно невыгодно, даже в какой-то мере опасно, остаться в стороне от всеобщего хора ликования, ибо они с детства хорошо усвоили поговорку «Болiнгендi борi жейдi» (Того, кто отделился (от толпы), съест волк). Надо полагать, что это волк не совсем обыкновенный, а матерый людоед. Может, это та самая волчица-мать, разозлившись на некоторых изолгавшихся потомков, точит зуб на них. Впрочем, мы об этом, по всей вероятности, узнаем после того, как будет открыта новая страница истории, с новым Хозяином страны…

P.S. Между тем тема трайбализма даже и не думает сходить со страниц отечественных (казахскоязычных) mass-media. Обычно ее ругали (ругают) и призывают к национальному единению. Но, оказываются, еще есть и такие авторы, которые просто восхищаются существованием подобного типа взаимоотношений. Например, политолог А.Гали, озаглавил свой очередной опус «Айналайын, трайбализм» («Жас алаш», № 27, 02.03.2000). Для несведущих поясняем, что слово «айналайын», не имеющее точного перевода в русском языке, считается одним из самых ласковых, лелеющих душу. «Трайбализм, — утверждает автор, — это и есть код нашей вечной национальной трансформации. И не теряйте его никогда. Именно так». Сказано скупо, но весьма емко, не так ли?

Так что нам, рядовым читателям, остается только почесать в затылке и задаться вопросом: «Так разберитесь же, черт побери, кто же все-таки матери-волчице более ценен? Впрочем, будем надеяться, что она об этом сама скажет. Когда скушает на обед одного из тех, кого она считает ценным для пищеварительного процесса. Аминь!

Новости партнеров

Загрузка...