Союз России и Белоруссии — возможно ли вступление Казахстана?

В последнее время в среде казахстанцев активно обсуждается идея возможности вступления Казахстана в cоюз России и Белоруссии. И хотя глава государства совершенно определенно высказался отрицательно о таком объединении, существует масса аргументов сторонников двух точек зрения на перспективу такого объединения. Думается, что в любом случае необходимо попытаться честно охарактеризовать ситуацию, с тем чтобы реально оценивать положение и не строить иллюзий.

ИДЕЯ ОБЪЕДИНЕНИЯ: «ЗА» И «ПРОТИВ»

Сама идея объединения в союз не нова — в различных регионах мира осуществлялись такие объединения, и сегодня предпринимаются попытки такого объединения. Наиболее впечатляющими примерами, достаточно близкими для нас, является Советский Союз и Европейский Союз. Всё дело в том, на каких принципах обосновано такое объединение. Известно, что Советский Союз был, по сути, унитарным государством, где всё решала Москва, хотя формально это было объединение пятнадцати независимых республик. То есть, по большому счёту, современное СНГ — это фактически приведённый в соответствие с провозглашенными юридическими нормами Советский Союз. Другими словами, СНГ — это уже Союз — экономический, таможенный, оборонный и так далее. То есть при сохранении политической независимости страны СНГ в других областях уже объединились. Показательна в этом смысле позиция Латвии, Литвы и Эстонии, которые были в составе Советского Союза, но принципиально против такого Союза и потому предпочли абсолютную независимость и не вошли в СНГ.

Фактически в аналогичном положении, что и СНГ, — Европейский Союз. Страны этого Союза политически полностью независимы, но тесно связаны экономически, оборонно и так далее.

Что касается союза России и Белоруссии, то совершенно очевидно, что это не равноправный союз, а скорее вхождение Белоруссии в состав Российской Федерации. И дело не только в том, что экономически, демографически, территориально, оборонно и так далее показатели двух стран просто несопоставимы, но и в том, что Белоруссия неизбежно теряет реально часть политического суверенитета, а Россия теряет его лишь формально в силу своего превосходства во всех областях жизни, не говоря уже о неизбежных проблемах с употреблением белорусского языка, потерями в культурной сфере, что по сути, наиболее опасно, так как усиливаются в этом случае ассимиляционные процессы. Такой союз скорее напоминает вхождение штата Техас в состав Соединённых Штатов Америки, «объединение» Ирака с Кувейтом или имевшее место в 80-е годы объединение Сенегала и крошечной Гамбии и создание просуществовавшего короткое время искусственного государства Сенегамбия. Таким образом, речь здесь идёт ни о чём другом, как о поглощении крупным государством более мелкого.

Создание же действительно равноправного союза — процесс очень долгий и сложный. Для этого необходимо скоординировать не только экономические проблемы, на которых обычно заостряют внимание сторонники объединения, но и массу иных проблем, которые иногда вообще не поддаются координации. Допустим, при всём желании уже невозможно добровольно включить в один союз Армению и Азербайджан, которые, однако, были в составе Советского Союза. То есть либо Советский Союз не был действительно Союзом, о чём мы сейчас говорим открыто, либо Армения и Азербайджан были вынуждены войти в этот Союз, чтобы вообще не сойти с исторической арены.

Если, например, взять такой принцип, как единые корни происхождения, о чём упоминалось при создании союза России и Белоруссии (принцип славянского, объединения), то даже здесь возникает масса препон и преград. Допустим, славянская Сербия готова войти в этот союз, а, скажем, славянские Украина и Польша категорически против. Или вспомним, что на протяжении десятилетий ливийский лидер Муаммар Каддафи пытается объединить в союз арабские страны, население которых не просто близкородственно, а фактически одно и то же, и тем не менее это ему не удаётся.

Наконец, надо осознать, что равноправное объединение возможно только тогда, когда государства прошли определённый путь самостоятельного существования, когда состоялось их утверждение как независимых субъектов международного права, когда граждане страны действительно утолили жажду свободы. В этом случае исчезает принципиальная разница между, скажем, крупной, мощной Германией и маленьким Люксембургом. Что касается стран СНГ, то хотя политически они независимы с периода распада СССР, но экономически, в языковом, культурном отношении они ещё далеко не окрепли. Естественно, население этих стран ещё не насытилось независимостью и, соответственно, не готово вступать в новый союз. Здесь уместно выражение о том, что «дубинкой в рай не загоняют», тем более что союз России и Белоруссии — далеко не рай, учитывая, что не все даже в Белоруссии были за такой союз.

ВОЗМОЖНО ЛИ В ПРИНЦИПЕ ВСТУПЛЕНИЕ КАЗАХСТАНА В СОЮЗ РОССИИ И БЕЛОРУССИИ?

С уверенностью можно ответить, что нет! Дело в том, что союз должен основываться на каких-то принципах. Казахстан не является, подобно России и Белоруссии, славянским государством. То есть этнический принцип не приемлем. Если бы можно было взять его за основу, то гораздо более приемлемо для Казахстана вхождение в теоретически возможный союз тюркских государств.

Большинство населения Казахстана — мусульмане, в то время как ведущей религиозной конфессией России и Белоруссии является православие.

Таким образом, объединение по религиозному принципу также проблематично. Разумеется, все три страны — светские, но совершенно очевидно, что религия играет существенную роль в мировоззрении населения конкретного государства.

Экономический и военный фактор также не может быть принципиально важным, так как в бывший Советский Союз входили пятнадцать союзных республик, и полное восстановление разрушенных экономических связей возможно лишь при объединении всех бывших субъектов Советского Союза. То есть создание нового союза было бы эффективно, если бы не заключались договоры между отдельными странами, а был бы поднят статус СНГ до уровня Союза. Тогда бы все проблемы решались на ином уровне. Ведь и Европейский Союз создавали не путём двусторонних договоров, а путём коллективного объединения. Однако в наших условиях — это иллюзия, ибо, как мы отмечали ранее, страны СНГ ещё не пережили этап независимого существования и ещё «не созрели» для равноправного объединения.

ПРОБЛЕМА НОВОГО СОЮЗА И РОССИЯ

Для Российской Федерации вступление Казахстана в союз России и Белоруссии исключительно важно и необходимо. Во-первых, договор с Белоруссией — это первый шаг по собиранию «российских» земель. Казахстан в этом смысле — стратегически наиболее важная республика, ибо по площади своей территории превышает все остальные страны бывшего Советского Союза, включая государства Прибалтики, вместе взятые. Во-вторых, лишь «объединившись» с Казахстаном, Россия сможет через Кыргызстан «подключить» к этому процессу и Таджикистан, который, как известно, является наиболее важным стратегическим союзником России в Центральной Азии. В-третьих, фактически отпадёт необходимость обустраивать новые границы по периметру собственно России, ибо в союзном государстве необходимо охранять лишь границы внешние, которые обустроены с периода существования Советского Союза. В-четвёртых, могут быть пересмотрены условия аренды космодрома «Байконур» в сторону уменьшения арендной платы. В-пятых, природные ресурсы Казахстана неизбежно подпадут под контроль более мощной России.

ПРОБЛЕМА НОВОГО СОЮЗА И КАЗАХСТАН

Для Казахстана выгода вступления в союз России и Белоруссии может быть выражена в следующем: во-первых, за счёт России усилится охрана границ; во-вторых, значительно расширятся экспортные возможности Казахстана, который сможет выгоднее использовать существующую инфраструктуру России и Белоруссии.

Однако отрицательными моментами для Казахстана могут быть такие: неизбежная утрата части политического суверенитета, так как этот союз — не конфедерация, а новое единое государство. Во-вторых, это никак не будет способствовать развитию казахского языка, так как его государственный статус будет утрачен, ибо невозможно представить, чтобы казахский язык стал государственным на пространстве России и Белоруссии. В-третьих, неизбежно встанет проблема согласования и структуризации религиозных институтов. Уже сейчас, например, Православная церковь Казахстана находится в подчинении Московского Патриархата. В случае вступления Казахстана в союз России и Белоруссии, духовное управление мусульман Казахстана вынуждено будет подчиняться духовному управлению мусульман России как имеющему большее число прихожан. В-четвертых, Казахстан неизбежно вынужден будет взять на себя обязательства по выплате части долга бывшего Советского Союза и, возможно, долга России.

Таким образом, проблема вступления Казахстана в союз России и Белоруссии приобретает многоплановый характер. Однако наиболее выпуклым фактором является противостояние по этническому принципу. Утрируя, можно сказать, что в целом русское население в значительной своей части склонно к объединению с Россией и Белоруссией. Казахское же население предпочитает не входить в союз. Объяснений такой позиции много. Однако принципиальным является то, что и в Российской империи, и в Советском Союзе русские чувствовали себя более уютно, более уверенно, чем другие нации, так называемые «инородны» и «младшие братья». С распадом СССР психологически именно русские оказались в большей степени растерянными, с комплексом того, что их покинули, предали. Именно это чувство и толкало русских к эмиграции даже в большей степени, чем реальное ущемление их прав.

С созданием союза России и Белоруссии, у русских появилась надежда на то, что в психологическом плане всё вернётся на «круги своя», то есть сначала в Белоруссии, а затем, возможно, и в других странах СНГ, в том числе (и в первую очередь), в Казахстане, они опять обретут уверенность и спокойствие в завтрашнем дне.

Что касается казахов, то именно с распадом СССР и обретением Казахстаном независимости психологически произошёл обратный эффект. То есть неуверенность «младших братьев» сменилась статусом «титульной нации». Соответственно, было обретено чувство уверенности в завтрашнем дне именно при гарантии независимого существования. В понимании большинства казахов вхождение в какой-либо союз ассоциируется с утратой уверенности и даже будущего.

Таким образом, определяющим в вопросе вхождения Казахстана в состав союза России и Белоруссии является сейчас и будет являться ещё долгие годы позиция двух ведущих этносов: казахов и русских. При этом, естественно, решающее значение имеет позиция казахов как государствообразующей нации в Казахстане. Естественно, мы не исключаем того факта, что часть русских будет против союза, а часть казахов — за союз.

Что касается более сотни национальных меньшинств Казахстана, то в силу своей этнической или религиозной близости они занимают в этом вопросе либо проказахскую, либо прорусскую позицию. Важно то, что для национальных меньшинств Казахстана, в отличие от казахов и русских, как это ни печально, не принципиально, будет ли Казахстан в союзе с Россией и Белоруссией или нет. Трагедия этих диаспор в том, что они оторваны от своей исторической родины.

Трагедия же большинства русских в том, что они считают всё территориальное пространство бывшего Советского Союза территорией России.

Трагедия же многих казахов в том, что они в значительной степени утратили свои национальные и религиозные корни.

Новости партнеров

Загрузка...