Этнодемографические аспекты проблемы вступления Казахстана в союз России и Белоруссии

Упорное муссирование вопроса о возможности присоединения Казахстана к союзу России и Белоруссии (читай: присоединение Казахстана к России!), являющееся, очевидно, не без подачи Москвы зондированием почвы для послечеченского периода политики Кремля, даёт хороший повод для анализа этнодемографическюго и геополитического аспектов ситуации в России и в Казахстане.

БЕЙ СВОИХ, ЧТОБЫ ЧУЖИЕ БОЯЛИСЬ!

На первый взгляд настойчивое перманентное стремление России, являющейся, как известно, самой большой по размерам территории (17075,4 тысячи квадратных километров) страной в мире, имеющей кучу проблем, огромные долги, деградирующую экономику и так далее, «засватать», вовлечь в орбиту своего центростремительного пике такое государство, как Казахстан, вызывает недоумение, ибо ассоциируется с добровольным надеванием на себя «азиатского хомута». Ведь, согласно известным сентенциям Солженицына, «среднеазиатское подбрюшье», как именуют российские имперские круги центральноазиатские государства, тянет Россию в «феодализм», в «средневековье», является обузой для России.

На самом же деле, убедившись в полной несостоятельности России самостоятельно выбраться из глубочайшего кризиса во всем, Москва предпринимает шаги в направлении переложить всё «с больной головы на здоровую». Внутри Российской Федерации проводится известная политика: бей своих, чтобы чужие боялись. А вне России проводится политика: привлекай дальних, завоёвывай ближних. Всё это старо, как мир, но тем не менее заставляет задуматься.

Что касается внутренней политики России, то очевидно, что все трудности экономического характера планируют списать на войну в Чечне. Что же касается внешней политики, то ярко выраженное «неравнодушие» России по отношению к Казахстану в основном обусловлено соображениями демографического и геополитического характера. Например, очевидно, что в случае вхождения Казахстана в союз России и Белоруссии Россия могла бы проводить более жёсткую политику в отношении республик Поволжья, пресекая пантюркистские и панисламистские проявления. Дело в том, что до 1924 года, когда по инициативе Сталина было осуществлено национально-территориальное размежевание, Татарстан и Башкортостан имели непосредственную и весьма протяженную общую границу с Казахстаном!

Но главная, коренная причина, подталкивающая Россию к союзу именно с Казахстаном, заключается в демографическом кризисе в обеих странах.

ЧЕМ МЕНЬШЕ НАРОДУ — ТЕМ БОЛЬШЕ КИСЛОРОДУ!

Стремление России к объединению с республиками бывшего СССР обусловлено вовсе не пресловутой «общностью исторических судеб» и подобной демагогией, не родственностью славянских народов (половина славян, как известно, ненавидит другую половину: сербы ненавидят хорватов, поляки — русских и так далее), а такой более чем прозаической причиной, как катастрофическая депопуляция населения Российской Федерации, имеющей весьма устойчивый характер и принимающий довольно устрашающие размеры.

В самом деле, если взглянуть на статистические данные, то можно констатировать, что начиная с 1939 года численность русских в процентном отношении неуклонно снижается не только в масштабах СССР, но и, что принципиально важно! — в масштабах РСФСР. Так, если в 1939 году при общей численности населения РСФСР в 108,264 тысячи человек русские составляли 83,4 процента, то в 1959 году при общей численности населения РСФСР в 117,534 тысячи человек русские составляли уже 83,3 процента, в 1970 году при общей численности населения РСФСР в 130,079 тысяч человек русские составляли 82,8 процента, и наконец, в 1979 году, при общей численности населения РСФСР в 137,410 тысяч человек процент русских уменьшился до 82,6 процента. И хотя в абсолютных цифрах численность русских росла (в 1979 году численность русских в РСФСР составляла 113,522 тысячи человек), тем не менее эта тенденция, как мы убедимся далее, неизбежно привела к сокращению русского населения и в абсолютных цифрах. В 2000 году (на 1 января), по данным Госкомстата России, численность населения Российской Федерации составила 145,5 миллиона человек, причём каждый год население России уменьшается почти на один миллион человек! Казалось бы, этому феномену нужно радоваться в первую очередь самим россиянам, ведь в результате по мере уменьшения численности населения, по идее, должно возрастать благосостояние (чем меньше народу — тем больше кислороду!), так как ни размеры территории, ни природные ресурсы при этом не уменьшаются. Дело, однако, в том, что, во-первых, кризис России носит не только демографический, но, и как хорошо известно, экономический, политический, финансовый, нравственный и так далее характер, в результате чего уровень жизни также неуклонно и стремительно падает. Падение уровня жизни населения, экономический и другие кризисы не были бы столь странны для России, если бы не происходила стремительная депопуляция. В самом деле, низкий уровень жизни характерен для большинства стран Африки, Азии, для так называемых развивающихся стран «третьего» мира, однако население этих стран неуклонно и стремительно растет!

В то же время другим феноменом является то, что в высокоразвитых в экономическом отношении странах (США, Канада, Австралия, Япония, страны Европейского Союза), наоборот, естественный прирост населения как раз незначителен.

Россия, таким образом, и в данном вопросе «ни в какие ворота не лезет», так как в России при падении уровня жизни в то же время снижается и численность населения. Отсюда можно сделать вывод о том, что глубоко заблуждаются те специалисты, которые увязывают рост численности населения с уровнем жизни.

Поскольку Россия является крупнейшим евразийским государством (по размерам территории), то для неё жизненно-важным является определённая численность населения. В противном случае, она эту территорию попросту потеряет.

Между тем, занимая первое место в мире по размерам территории, Россия по численности населения почти в девять раз уступает Китаю (более 1 миллиарда 250 миллионов человек), в семь раз уступает Индии (более 1 миллиарда человек), примерно вдвое меньше, чем в США (около 300 млн. человек), уступает таким государствам, как Индонезия, Бангладеш, Пакистан, Бразилия, и хотя Россия пока все ещё входит по населению в десятку крупнейших стран мира, тем не менее при сохранении существующих тенденций в ближайшем будущем Россия по численности населения окажется позади таких стран, как Нигерия, Мексика, Япония, Иран и так далее. Строго говоря, само по себе это вроде бы ещё ничего не значит: что с того, что население, скажем Индии, отдаленной от России непроходимыми горами, пустынями и так далее и находящейся на противоположной стороне Евразии, перевалило за 1 миллиард человек и продолжает стремительно расти, и какое отношение к России имеет возрастающее население, допустим, Бразилии, расположенной на противоположной стороне земного шара? Дело, однако, в том, что, как известно, природа не терпит пустоты. И поскольку статус мировой державы подразумевает неизбежно определенную численность населения, то геополитическое влияние России уменьшается пропорционально депопуляции ее населения. Серьёзность геополитической ситуации для России, однако, настолько трудноразрешима, что речь идёт уже не о том, сохранит ли Россия своё геополитическое влияние в том или ином регионе мира, сохранит ли она статус великой державы (этот вопрос носит, если можно так сказать, академический, теоретический характер), а о том, сумеет ли Россия удержать столь огромную территорию? Тем более что вдоль российско-китайской границы, например, уже сейчас проживает население, во много раз превышающее российское население по ту сторону границы. По некоторым данным, в одной только Маньчжурии (китайская провинция Хэйлунцзян) уже населения больше, чем во всей азиатской части Российской Федерации.

Именно понимание пагубной существующей тенденции депопуляции России подталкивает её идти на любые союзы с республиками бывшего СССР (как, например, с Беларусью), ибо это, в принципе, позволит как-то удержать ситуацию, остановить скатывание в пропасть, так как при таком Союзе автоматически увеличивается и население, и территория, и геополитические, экономические и иные возможности членов Союза также увеличиваются вследствие возрастающей возможности маневрирования.

В этом смысле Казахстан и Россия находятся в сопоставимом положении, так как оба эти государства при огромной территории имеют такую серьёзную проблему, как чрезвычайно низкая плотность населения, или, говоря иначе, численность населения этих стран не соответствует размерам территории, и огромные пространства этих стран представляют собой практически пустующие места. А как гласит народная мудрость, свято место пусто не бывает. Вдобавок Россия, например, по объёму ВВП (валового внутреннего продукта) уже находится в третьем десятке, занимая в 1999 году лишь двадцать первое место.

Главная геополическая проблема России в том, что у неё чрезвычайно низкая плотность населения, составляющая в настоящее время 8,5 человека на один квадратный километр, а в азиатской части вообще катастрофически мала и равна примерно 1 человеку на 1 кв. км. И это при том, что, к примеру, соседний Китай имеет среднюю плотность 111 человек на 1 кв. км, а, скажем, Япония — 327 человек на 1 кв. км.

Казахстан в этом отношении имеет, пожалуй, не меньше сложностей, чем Россия. В самом деле, занимая девятое место в мире по площади территории (2.717.3 тысяч кв. км) после России (17.075.4 тысячи кв. км), Канады (9.974 тысячи кв. км), Китая (9.600 тысяч кв. км), США (9.363 тысячи кв. км), Бразилия (8.512 тысяч кв. км), Австралии (7.704 тысячи кв. км), Индии (3.276 тысяч кв. км), Аргентины (2.778 тысяч кв. км), Казахстан по численности населения находятся примерно в седьмом десятке, причём постоянно «сползает» вниз, так как имеет, как и Россия, тенденцию к депопуляции.

Что касается плотности населения, то в этом отношении Казахстан с показателем в 5,5 человека на 1 кв. км даже позади России и опережает лишь такие специфические страны, как Монголия, Ливия, Канада, Австралия и некоторые другие. Подобная метаморфоза порождает массу проблем, так как, например, площадь территории республики Узбекистан (447.4 тысячи кв. км) — южного соседа Казахстана — примерно в шесть раз меньше площади территории Казахстана, в то время как численность населения Узбекистана через несколько лет будет вдвое больше, чем у Казахстана. Не нужно быть Архимедом, чтобы определить, что средняя плотность населения Узбекистана почти в девять раз больше, чем в Казахстане. И эта диспропорция сохраняет тенденцию к увеличению, что неизбежно ведёт к известного рода проблемам.

Поразительно, но процессы, происходящие и в России, и в Казахстане, удивительно схожи друг с другом. Например, численность населения как в России, так и в Казахстане стала падать неуклонно и стремительно сокращаться начиная с 1992 года, и за последние восемь лет численность населения России уменьшилась, по данным «Известий», на три миллиона человек, а по данным «Труда» — на пять миллионов человек, и Россия сейчас имеет самый высокий в Европе показатель смертности (как среди младенцев, так и среди пожилых), то есть вновь «впереди планеты всей».

Что касается Казахстана, то здесь также происходят аналогичные негативные процессы. Например, согласно последней Переписи общая численность населения Казахстана в 1999 году была менее пятнадцати миллионов человек, то есть уменьшилась с 1991 года более чем на десять процентов, и таким образом по этому показателю Казахстан скатился примерно на уровень 1979 года. Отсюда явствует, что за двадцать лет (с 1979 по 1999 год) численность населения Казахстана практически не претерпела сколько-нибудь существенных изменений, в то время как численность населения Узбекистана, например, увеличилась за этот же период на девять миллионов человек.

Можно было бы еще долго оперировать цифрами, идеологемами, всевозможными терминами и так далее, но, думается, уже и на основании вышеизложенного становится понятнее смысл и значение важности реализации «Программы-2030», где планируется довести численность населения Казахстана через тридцать лет до 25 миллионов человек. А если верить «Известиям», то, как пишет Светлана Бабаева (№ 33 (25625)), Владимир Путин считает, что «для такой страны, как наша, нужно не меньше 500 миллионов». Думается, что при воплощении в жизнь хотя бы в общих чертах этих планов, то есть при остановке процесса депопуляции и формировании тенденции к росту населения как в России, так и в Казахстане, эти страны смогут реально вступить на путь возрождения.

Новости партнеров

Загрузка...