Смерть на взлете

Что искали Балгимбаев и Бажаев в Херсоне?

В пятницу, 11 марта, в Астану прилетел премьер-министр Украины Виктор Ющенко. В субботу он улетел обратно, его визит был кратковременным. Главный вопрос в программе вояжа — транспортировка казахской нефти в Украину. Но задача так и не была решена. Переговоры шли абы как, итоговые документы были подписаны чуть ли не в аэропорту. Премьер-министр Касымжомарт Токаев объявил, что Казахстан не сможет доставлять большое количество нефти не позволяет, мол, ограниченная Россией квота. Казахстану позволили, дескать, экспортировать только 1,2 миллиона тонн нефти в ближнее зарубежье и 8,5 миллиона тонн нефти в дальнее зарубежье. Куда ни кинь — везде “русские рогатки”! Как же так, ведь только на Херсонский завод Казахстан обязывался доставлять не менее 4 миллионов тонн нефти в год. Выходит, подвел “Казахойл” гарных хлопцев?! Разгадка срыва намерений качать обильную нефть лежит на поверхности. Вместе с украинским премьер-министром должен был прилететь один из российских “нефтяных баронов” Зия Бажаев. Но за день до этого 40-летний Зия Бажаев погиб в авиакатастрофе в аэропорту “Шереметьево-1” — он торопился вместе с главой издательского холдинга “Совершенно секретно” в Киев, чтобы присоединиться к правительственной делегации. Президент компании “Нефтяной альянс” Зия Бажаев с ноября прошлого года управлял от имени “Казахойла” Херсонским нефтеперерабатывающим заводом… Смерть Бажаева сводит в одну точку многие загадки.


Зия Бажаев — самый близкий друг и деловой партнер президента “Казахойла” Нурлана Балгимбаева. Об этом поведал и сам Балгимбаев в пятницу, 10 марта, в газете “Караван”. Но дружба дружбой, а служба службой. Казахстан не в силах обеспечить сырьем свои три нефтеперерабатывающих завода. Казахстан сам сидит с протянутой рукой. Каким же образом Казахстан собрался быть инвестором в другие страны? Это первая загадка. Почему из шести украинских заводов выбор пал именно на Херсонский? Украинские заводы погрязли в долгах перед российскими партнерами, кредиторская задолженность Херсонского завода составляет почти 17 миллионов долларов. “Казахойл” обязался со временем вложить в этот завод 50-60 миллионов долларов. Насколько искренними были эти намерения? Известный нефтяник, бывший президент ныне упраздненной компании “Мунайгаз”, Толеген Хасанов высказал автору этих строк нецелесообразность инвестиций в Херсонский завод. “Национальной компании “Казахойл” позволили вывозить сырую нефть по малоизвестной схеме в Херсон. В то же время правительство заставляет иностранных инвесторов поставлять по несправедливым ценам нефть на казахстанские заводы”.


Херсонский маршрут мог послужить лишь перевалочным звеном для реального экспорта по реальным ценам. Это вторая загадка. Национальной компании не к лицу “фильтровать” нефть через оффшорные компании, как это делают частные, в том числе и с мировым именем, компании в Казахстане. А вот вершить “ложный экспорт” под видом инвестирования в завод дружественной страны – это, пожалуйста. И, наконец,

третья загадка. Почему оператором “Казахойла” стал именно Зия Бажаев? Что за братская любовь у Нурлана к Зие? Разумеется, здесь преобладают деловой расчет и классическая привязка проворачиваемого дела к конкретным персоналиям. В дни после авиакатастрофы бывшие премьер-министры Сергей Кириенко и Евгений Примаков чуть ли не рыдали: “Какой был джигит Зия Бажаев! Какое у него было болезненно обостренное чувство верности данному обещанию”! А честный джигит Зия Бажаев не раз был уличен в срыве контрактов, в том числе и в родной Чечне. Ларчик опять открывается просто: схема “Казахойл” — Херсон” рождалась как раз при премьер-министрах Кириенко и Примакове! Не мог же Бажаев самолично обеспечивать зеленый коридор казахской нефти через российскую территорию, да еще в ущерб политике российских компаний. Сошли с дистанции ключевые фигуры — рухнула и вся схема.


Украина добывает около 3 миллионов тонн нефти в год. Только Херсонский завод способен поглотить 7 миллионов тонн нефти в год. А Россия держит железной хваткой задолжавшую Украину. В ноябре прошлого года Херсонский завод под носом России уходит в собственность Казахстана, контрольный пакет в 51 процент передается “Казахойлу”. Последний отдает права оператора Зие Бажаеву. Кто же такой Зия Бажаев? Судя по анализу электронной газеты “Вести Ру”, Бажаев — в очень хороших отношениях с Сергеем Кириенко и Евгением Примаковым. Эти бывшие премьер-министры известны своим противостоянием с Борисом Березовским. Российские нефтяные компании никак не могут вытащить долги с Украины, а Бажаев пошел наперекор их единой политике. В период первой чеченской “антитеррористической” кампании Бажаев контролировал всю торговлю чеченской нефтью, имея полномочия от Джохара Дудаева. Взамен Бажаев обязался поставлять в Чечню продукты питания. Точь-в-точь, как ООН осуществляет в Ираке схему “Нефть в обмен на продукты”. Но ни продукты, ни деньги Чечня не получила. Как джигиты договорились между собой — это их, джигитов, дела. При российском вассале Доку Завгаеве Бажаев был изгнан из Чечни и оказался в руководстве международного концерна “Сиданко”. Но “Бритиш Петролеум” как один из акционеров “Сиданко” добился отлучения Бажаева. Мотивировкой щепетильных англичан послужила причастность Зии Бажаева к “грязным деньгам”. В 1998 году Бажаев создал “Нефтяной альянс” и начал новое восхождение. “Нефтяной альянс” специализировался на так называемом антикризисном управлении” и взял под свою опеку несколько российских нефтяных предприятий.




На этом этапе Бажаев оказался в одной упряжке с Нурланом Балгимбаевым и Артемом Боровиком. Они были как два крыла одной птицы. Боровик начал обеспечивать информационную поддержку, попутно вкладывая капиталы в нефтяные операции. Ведь и в Киев-то летел он на переговоры по поводу покупки Керченского нефтяного терминала. А Балгимбаев — ну он просто стоит у истоков потока. Самое интересное еще впереди.


Золото величиной с какую лошадиную голову искали в Херсоне “Нефтяной альянс” и “Казахойл”, бросившие тихий вызов российским компаниям? “Независимая газета” 28 октября ответ на этот вопрос нашла в коррумпированности казахстанских чиновников. “Казахстан и не собирается инвестировать в Херсонский завод, готовится лишь очередное разбазаривание нефти”, — писала “Независимая газета”. Далее она указывает, что за Балгимбаевым и Бажаевым стоят Александр Машкевич и Фатох Шодиев. “Насколько мы знаем стиль Машкевича, из херсонской затеи не выйдет ничего путного”, — прогнозировала “Независимая газета” 28 октября 1999 года. Заметьте, провидение было высказано еще до передачи Херсонского завода “Казахойлу”. “Независимая газета”, которую финансирует один из магнатов мира Борис Березовский, словно в воду глядела. Так авантюрный проект “Казахойла” оказался на перекрестии интересов российских нефтяных магнатов: с одной стороны — Кириенко-Бажаев-Боровик, с другой стороны — Березовский, который может примкнуть к себе любую фигуру (или устранить с рынка любого несговорчивого).


18 февраля 2000 года Нурлан Балгимбаев участвовал в заседании наблюдательного совета Херсонского НПЗ. Там Балгимбаев и Бажаев выразили удовлетворение началом проекта. За ноябрь-декабрь 1999 года кредиторская задолженность завода снижена с 16,7 миллиона долларов до 12,7 миллиона долларов. Погашена пятимесячная задолженность по зарплате. Обо всем этом поведала газета “Труд” 7 марта. Казахстанская пресса была лишена хоть какой-либо информации об “успехах “Казахойла”. Да и в самом “Казахойле” о нюансах херсонских дел знал лишь Балгимбаев — даже вице-президенты были в неведении. А в конце февраля в российской нефтяной политике произошла грандиозная очередная новость. Как гром среди ясного неба было объявлено о повышении экспортных акцизов на нефть чуть ли не в полтора раза. Следовательно, выход на европейские рынки стал менее выгоден. Российские компании во главе с “Лукойлом” начали искать окольные пути через Украину. Потребовался классический вариант ложного экспорта! А украинские рынки сбыта были уже под влиянием Бажаева. Кое-кого это обстоятельство, конечно же, могло вывести из терпения. Бажаев и Боровик перед своим последним взлетом воспользовались некоторыми услугами компании “Лукойл-авиа”. Мы далеки от стремления кого-либо подозревать или оскорблять намеками. Настораживает увлечение некоторых ведущих российских телеканалов лишь ограниченным кругом версий. Разумеется, не дело журналистов подменять собой комиссии по расследованию катастроф. Но когда начинают твердить только о двух-трех версиях аварий, это вызывает ощущение вакуума информации. Складывается впечатление, что внимание общественности всяческим образом хотят увести от “нефтяного следа”. Все больше говорят о “комплексе стечений обстоятельств аэродинамического характера”. Проще говоря, самолет опрокинулся “от аномального потока воздуха, в завихрениях потока от впереди улетевшего самолета”. История авиации на исходе ХХ века пополнилась еще одной великой тайной. В день трагедии спецслужбы России начали искать “чеченский след” авиакатастрофы. Эта версия может показаться очень удобной. Лидер казахстанских чеченцев Аманча Гунашев заявил автору этих строк, что попытки списать все беды на “чеченских террористов” набили оскомину. “Зия Бажаев не участвует в нынешней политической жизни Чечни. Причину гибели следует искать в проблемах его бизнеса”, — говорит Аманча Гунашев.


Из всей этой истории экономический урок сомнительной бизнес-операции государственной компании напрашивается сам по себе. Президент ННК “Казахойл” Нурлан Балгимбаев совершил большую ошибку, сделав ставку на двух-трех политических фигурах, утрачивающих свое влияние на рынке. “Нет человека — нет и бизнес-схемы”. Херсонская эпопея с самого начала шла вразрез государственным интересам, наперекор рискам неблагоприятного изменения расклада в политическом истеблишменте России. Не научилась государственная элита Казахстана торговать государственным богатством на пользу государства. Между прочим, они для того и поставлены, чтобы блюсти государственные интересы. Очень ярко иллюстрирует эти тезисы ситуация с продажей казахстанской нефти по схеме “ложного экспорта”. Помните, как депутат парламента Исахан Алимжанов воскликнул: “А где же нефтяные деньги, господа-правители”? Генеральный прокурор Юрий Хитрин, министр государственных доходов Зейнулла Какимжанов кинулись якобы искать недостающие полмиллиарда долларов. Но воз и ныне там. Замолчали и принципиальные депутаты, и строгие госмужи. Создана и действует будто бы специальная правительственная комиссия. Хотя в таких случаях, видимо, должны включаться полномочия органов правопорядка. Между тем в одной из газет принялись внушать рядовым казахстанцам, что ждать “нефтяных денег” не стоит. Иностранные компании с мировым именем, в том числе и “Шеврон”, разбазариванием казахстанской нефти якобы не занимались. Ну как же не расхищали, если сами же писали обратное. Что заставило изменить информационный курс на 180 градусов? На самом деле казахстанская нефть как уходила по 60-70 долларов за тонну — так и уходит. Об этом поведал и министр сельского хозяйства Сауат Мынбаев в конце февраля на парламентских слушаниях по вопросам обеспечения села топливом на весенние работы.

Весьма неуклюже выступил адвокатом разбазаривания казахстанской нефти сам Нурлан Балгимбаев. 3 марта он дал большое интервью газете “Караван”, где доказывает обоснованность продажи нефти по 60-65 долларов. Например, говорит Н. Балгимбаев, СП “Казгермунай” продавало нефть на станции Текесу Южно-Казахстанской области по 65 долларов за тонну. Доставка до порта Феодосия обошлась в 62 доллара за тонну! Это что за грабительский транзит?! В цистерне — 100 тонн. По Балгимбаеву, выходит, что ее прогулка по двум рельсам обошлась в 6500 долларов! А в железнодорожном составе — около 25 цистерн. Золотой, получается, эшелон. В мире, как говорит один независимый эксперт, производство нефти прекращается, если его транспортировка превышает 10 процентов от себестоимости добычи. Казахстан — глубоко континентальная страна, можно увеличить поправку до 25 процентов. Но чтобы дорогая и многосоставная себестоимость совпадала по цене с куда гораздо прощей транспортировкой — это что-то не то. Во всяком случае, не президенту национальной компании выступать адвокатом частных компаний. Возьмем еще один пассаж от Нурлана Утеповича. В очередной раз доказывая целесообразность продажи части госпакета акций “Тенгизшевройла” “Шеврону”, Балгимбаев опять обнажил свою личную заинтересованность. Например, Балгимбаев утверждает, что ценность Тенгиза достигла пика… в том числе и от определения “дна месторождения”. Президент
национальной компании приводит еще ряд смехотворных аргументов типа“скоро нефть вообще не нужна будет, потому что люди научатся извлекать энергию из других источников”. Как же о таких простых вещах не догадываются сами американцы — люди, как и Балгимбаев, не глупые?! О стратегичности чутья менеджера Балгимбаева мы убедились на примере с Херсонским заводом.


Давным-давно казахи использовали выходящую на поверхность земли нефть для смазки оси телеги. И кочевали потом куда глаза глядят. Прошло сто лет с начала промышленной добычи нефти в Казахстане. Казахстанцы вновь пересели с трактора на телегу. А смазывать оси арбы уже нечем. Где деготь? У потомственных нефтяников надо спросить. Таких, как Нурлан Балгимбаев.



Новости партнеров

Загрузка...