Информационный пул в борьбе за пресс-секретарство?

(вслед телепередаче)

Один из сюжетов “Жетi кун” (05.03.2000 г.), информационно-аналитической программы агентства “Хабар”, был посвящен вопросу “закрытости” правительства для журналистов. И русская, и казахская часть “Жетi кун” уделили этому вопросу достаточно много времени, ровно столько, чтобы даже неискушенный человек “допетрил” — все это делалось неспроста. Видимая часть этой акции уже расшифрована в последнем “навигаторском” телеобзоре (выкладка в Интернете от 06.03.2000 г.) — в целом это был “негативный сюжет” “не в пользу правительства”. То, что крупнейшие казахстанские масс-медиа планомерно и систематически, без отдыха и продыха, прямо и косвенно бьют нынешнего премьер-министра и возглавляемое им правительство, наверное, заметил любой активный потребитель информации. В принципе, когда мы говорим о крупнейших масс-медиа в данном контексте, целесообразнее говорить о своеобразном информационном пуле, состоящем из “Каравана”, “Времени”, “НП”, “Экспресс К” и в какой-то мере “Хабара”.

Все эти СМИ и есть главные игроки на внутреннем (казахстанском) информационном пространстве, и практически все они, так или иначе, являются агентами влияния и представляют интересы сил, находящихся за пределами Казахстана – допустим, в Москве. В составе этих редакций работают и публикуются либо бывшие (настоящие?) собкоры московских изданий (некоторые из них занимают ключевые должности), либо эти редакции спонсируют лица, являющиеся гражданами других государств (см. http://geocities.com/slivky/index.htm). В условиях, когда, образно говоря, экономика Казахстана (или экономика в Казахстане) на 90% работает неизвестно на кого, но только никак не на само государство, агенты влияния поистине имеют самые широкие возможности для деятельности, которая зачастую связана отнюдь не с защитой, скажем, государственных интересов или хотя бы действующей власти, как чего-то цельного, единого. По сути, эту деятельность можно определить как своего рода бизнес, но назвать это информационным бизнесом в чистом, так сказать, виде по вполне понятным причинам тоже нельзя. Впрочем, в этом нет ничего удивительного, ибо казахстанский истеблишмент по-прежнему, как и в советские времена, зачастую воюет и сводит счеты, условно говоря, через Москву, через московские издания. Учитывая же тот факт, что борьба внутри казахстанской элиты вступила в активную фазу, особенный вес приобретает наличие “своего” человека рядом с главой Кабинета министров. Сегодня, как известно, должность пресс-секретаря премьер-министра вакантна. По причинам, известным только самому Касымжомарту Токаеву, он не берет себе пресс-секретаря. Среди журналистов ходят слухи, что несколько человек, которым предлагалось это место, так и не дали своего согласия, прекрасно понимая, что сегодня это место является вотчиной правящего бал информационного пула, и им просто не выжить. В данном случае, по всей видимости, главную ценность представляет тот факт, что пресс-секретарь — это источник первичной информации. Когда премьер-министром был Нурлан Балгимбаев, его практически никто серьезно не трогал, как только возле него в качестве пресс-секретаря появился Виктор Кияница. Ничем бывший собкор “Московских новостей” не запомнился, и никто, заметим, ничего не говорил о “закрытости” правительства. О тех временах, когда А.Косанов, пресс-секретарь премьер-министра А.Кажегельдина, проводил помпезные брифинги или самостоятельно комментировал те или иные правительственные решения, если было необходимо, давал острастку за наскоки на шефа, очень быстро забыли. Но вот появился Касымжомарт Токаев — он выдержал вал критики по целому ряду поводов, своими устами отмел обвинения в свой адрес о лоббировании интересов иностранных инвесторов. И… упорно никого не берет на место пресс-секретаря. Даже того же Сергея Кузовникова, занимающего иную должность. Теперь на щит поднят вопрос о “закрытости правительства”. Любопытно, что данный надутый вопрос о “закрытости” комментировали в “хабаровскую” камеру тот же Кузовников, затем шеф службы новостей КТК Д.Бациев, заместитель главного редактора “Времени” М.Асипов, главный редактор “НП” О.Червинский. Отборная компашка, не правда ли? Только о какой закрытости г-на Токаева (а под “закрытостью правительства” подразумевался прежде всего сам председатель правительства) можно говорить, если Касымжомарт Токаев провел продолжительную беседу с Дукешем Баимбетовым на Первом казахстанском канале? Или “Казахстан-1” для пула ничего не значит? Ни один из премьер-министров, тем более, по сути, в самом начале своего премьерства, таким образом не выходил “на люди” и не отвечал на самые разнообразные вопросы. Оглянитесь, г-да журналисты: Кажегельдин замелькал на КТК только в конце своей карьеры, Балгимбаев тоже широко “подал” себя на телевидении только перед своей отставкой. Но если и Кажегельдин, и Балгимбаев прокручивали себя в чисто имиджевом плане, то Токаев, строго говоря, вещал только по делу. Начал он ту б

Кстати. А зачем самому К.Токаеву пресс-секретарь? Когда он присутствует на пресс-конференции, он и без модератора (пресс-секретарь обычно делает и эту работу) может спокойно обойтись — дипломатический опыт позволяет ему самому общаться напрямую с журналистами и не прикрываться своим пресс-секретарем. Таким руководителям, как наш К.Токаев или российский говорун С.Кириенко, фигура пресс-секретаря вообще не нужна.

Итак, кто же станет пресс-секретарем Касымжомарта Токаева и будет ли он в состоянии отвечать и помогать своему шефу общаться с казахскоязычными журналистами?

Новости партнеров

Загрузка...