Нужно ли Москве вступление Казахстана в союз России и Белоруссии?

Замещение Д.А.Кунаева Г.В.Колбиным на посту первого секретаря ЦК компартии Казахстана в декабре 1986 года вывело на улицы столицы республики тысячи возмущенных аульных парней и девушек, обучающихся или работающих в городе. Тогда властям пришлось применить силу, чтобы восстановить порядок и стабильность в обществе. Событие это имело большой резонанс не только в Казахстане, но и во всем тогдашнем Союзе. Появилось даже постановление политбюро ЦК КПСС о казахском национализме… Тут справедливости ради надо отметить следующее: если тогда национализм и имел место в действительности, то это был национализм недавних выходцев из сельской местности. Городская казахская молодежь участия в декабрьских событиях не принимала…

Осенью 1991 года молодые сельские парни с разных концов республики под началом Ж.Куаншалы, пламенного поборника государственной независимости Казахстана, совершили марш в Западно-Казахстанскую область, с тем чтобы воспрепятствовать проведению мероприятий, посвященных юбилейной годовщине присягания уральского казачества русскому царю. Месяцем ранее такие же ребята в Алматы на Жибек жолы проводили политическую голодовку. Таким образом они выражали свое решительное несогласие с позицией руководства республики, которое поддержало проект преобразования разваливавшегося Советского Союза в конфедерацию и принимало участие в переговорах по его реализации в Ново-Огарево. Руководили этой акцией все тот же Ж.Куаншалы и С.Акатай, ныне лидер национальной партии “Алаш”.

А та самая идея конфедерации, кстати, сейчас и реализуется, хотя и в усеченной форме, в виде зарождающегося союза России и Белоруссии. И опять ставится вопрос о вступлении Казахстана. Но уже не наблюдается массовых выступлений против со стороны казахского населения, ни решительных акций протеста со стороны лидеров и активистов казахских национальных партий и движений. Состоявшаяся идея национальной суверенной государственности обернулась горьким разочарованием. И прежде всего для сельского казахского населения, т.к. среди всех групп жителей республики за годы существования независимого Казахстана оно понесло наиболее ощутимые потери. И теперь едва ли когда-нибудь их можно будет восполнить. Осознание такой реальности выхолащивает желание возражать тем, кто выступает сейчас за присоединение Казахстана к союзу России и Белоруссии. Даже Ж.Куаншалы, некогда самый рьяный поборник объявления государственной независимости, молчит. В этих условиях инициативу спора со сторонниками воссоединения с Россией берут в свои руки другие люди. Их мнение надо уважать. Это, безусловно. Но едва ли можно согласиться с аргументами, которыми они пытаются подкрепить свою позицию. К примеру, почти все оппоненты вступления Казахстана в союз России и Белоруссии исходят из того, что казахское население в целом против этого. И подкрепляют такой вывод результатами опросов, проведенных в больших городах. При этом никто из них не задает себе вопроса: а что думают по этому поводу в сельских районах, где проживает абсолютное большинство казахов? Мы тоже не знаем их мнения. Но у нас есть основания думать, что они от присоединения нашей страны к названному союзу, если оно состоится, ничего не потеряют. Потому что все, что можно было потерять, уже потеряли. И теперь терять больше нечего. Вот посудите сами. В прошлом году правительство добилось отмены льгот и компенсаций жителям районов, пострадавших от ядерных испытаний, производившихся на Семипалатинском полигоне. Можно себе представить, каким тяжелым ударом для населения тех мест обернулось такое решение в условиях повальной безработицы и крушения системы социальной защиты. А в Алтайском крае Российской Федерации, который соседствует с Восточным Казахстаном, льготы и компенсации по Семипалатинскому полигону сохраняются. Вы можете представить себе ситуацию, когда индейцам из племени Шошон, коренным жителям Северной Америки, проживающим в районе Невадского полигона США, компенсации не выплачиваются, а в соседней Мексике люди их получают исправно?! Не можете! А у нас же подобное стало реальностью. Если же Казахстан присоединится к союзу России и Белоруссии, придется или восстановить упомянутые льготы и компенсации в Восточном Казахстане, или отменить их и в Алтайском крае. Скорее всего, произойдет первое. Потому что в России власть как в столице, так и на местах куда больше, чем в Казахстане, зависит от волеизъявления народа. Возникает вопрос: откуда взять дополнительные ресурсы? В России на льготы и компенсации находятся еще средства. В Казахстане – нет. Почему? Потому что там государственная власть продолжает контролировать народное хозяйство страны, а у нас вся стратегическая экономика находится за пределами компетенции правительства и действия норм и законов государства, поэтому, по сути дела, граница между Россией и Казахстаном становится границей между обновленной Восточной Европой, стремящейся влиться в развитое цивилизованное сообщество, и новыми неоколониальными территориями с компрадорским административным менеджментом. Следовательно, вступление нашей страны в рассматриваемый союз фактически означает переход из одного мира в другой. Поэтому если оно все же состоится, дополнительные ресурсы, конечно же, найдутся.

Казахстан как страна очень богат, а как государство очень беден. Так как экономика страны к настоящему моменту отчуждена от государства и общества. Сами казахстанцы такое положение дел изменить уже не смогут. Это видно хотя бы по беспомощному пожиманию плечами главы правительства при виде продолжающегося вывоза нефти – основного богатства страны – по цене 60-70 долларов при мировой цене на нее в 240-260 долларов за тонну!!! Сейчас Казахстан как государство практически никакого отношения к своим энергоносителям и прочим природным богатствам не имеет. Смешно даже предполагать, что лет через 10, когда масштабы экспорта нефти возрастут многократно, положение изменится в благоприятную для казахстанцев сторону. Скорее всего, оно еще более ухудшится. Так чего ждать и на что надеяться тогда?!

Когда высвечиваешь такого рода проблемы, апологеты независимого Казахстана заявляют, что в России в этом смысле положение ничуть не лучше. Но это неправда. Настолько неправда, что его озвучивание равносильно преступлению перед впавшим в беспросветную нищету и безысходность народом… Казахстан и Россия производят одинаковое количество нефти в расчете на душу населения. Причем наша страна относительно больше вывозит ее в экспорт, чем наши соседи. Но в России нефтегазовый сектор дает от 33 (по мнению М.Задорнова, бывшего министра финансов) до 40 процентов (по мнению В.Черномырдина, бывшего главы правительства) поступлений в бюджет страны, а в Казахстане – всего 2 млн. долларов (по свидетельству депутата мажилиса И.Алимжанова) в виде налогов, что составляет микроскопические 0,085 процента доходной части бюджета. В прошлом году в России пошлина на вывоз нефти составляла 15 евро (что практически равноценно 15 долларам). Эта статья доходов дала казне порядка 3 млрд. долларов. Имей Казахстан именно такую же по размерам пошлину, бюджет получил бы от экспорта порядка 25 млн. тонн казахстанской нефти (сообщение агентства “Хабар”) 375 млн. долларов вне зависимости от ценовой конъюнктуры. Это – почти 15 процентов бюджета государства! Будь такие средства в распоряжении правительства, разве пришлось бы в прошлом году отменять с кошмарными последствиями все социальные льготы и выплаты (да еще в год пожилых людей!), фактически упразднить бесплатное высшее образование и завершать год без компенсации для жителей районов Семипалатинского полигона и Приаралья? При этом еще раз подчеркнемэто как раз те самые районы где проживает практически исключительно казахское сельское население… Более того, не пришлось бы пускать 175 млн. долларов кредита Всемирного банка на выплату накопившихся долгов по пенсиям. Поступлений от пошлины на вывоз нефти хватило бы на все это. Да еще остались бы деньги. Но это в том случае, если бы у нас были такие же, как в России, экономические правила. Сейчас она, кстати, повысила пошлину до 20 евро и рассчитывает выручить до конца текущего года уже 4 млрд. долларов. Казахстану в этом смысле достанется дырка от бублика и пустопорожние газетные расследования на тему “куда же это подевался один миллиард долларов от продажи казахстанской нефти?”, столь обожаемую газетой “Время”. Впрочем, шеф “Казахойл” в своем недавнем интервью “Каравану” толсто намекнул — нечего казахстанцам ждать дивидендов от нефти…

Продолжая российскую тему, стоит напомнить, что в бюджет России на 2000 год, принятый поздней осенью 1999 года, в качестве расчетной цифры было заложено 23 доллара за баррель нефти. В последующем реальная цена на нее на международном рынке возросла до 27-28 долларов, и этот фактор в значительной мере обеспечил перевыполнение доходной части бюджета в декабре-январе на 40 процентов. Благодаря всем этим благоприятным переменам появилась возможность повысить к весне плановый показатель повышения пенсии с 12 до 20 процентов. Можно себе представить, как эти 8 процентов отобразились на самочувствии российских пенсионеров…

В Казахстане мы о таком и мечтать не смеем. Потому что наше государство явно пошло совсем по другому пути. Если оно захочет вступить в союз России и Белоруссии, ему придется принять действующие там экономические правила. Потому что это нормальные и естественные для любого государства правила. Именно здесь кроется главная проблема, а не в том, что народ захочет или не захочет, ибо для союза России и Белоруссии Казахстан без стратегических секторов его экономики – всего лишь тяжелая обуза. А вернуть их в распоряжение правительства не так просто. А то и вовсе невозможно. Потому что контракты заключены на многие десятилетия вперед, а в будущем вконец обнищавший и деградированный Казахстан обречен лишь на пролонгацию этих контрактов, означающих, по сути, только одно – грабеж, грабеж и еще раз грабеж природных ресурсов страны транснациональными компаниями, представляющими цивилизованный и демократичный Запад. Поэтому совершенно нелепой, к слову говоря, выглядит наша политическая оппозиция, относящаяся к кажегельдинскому лагерю. Она все время уповает на своего лидера, который был и остается самым ярким представителем казахстанского компрадорства (приложившего свои и руку, и сердце, и голову к приватизационной вакханалии, вследствие чего случилось то, что случилось…), но который вдруг совершенно непостижимым образом сегодня представляется определенными силами в качестве главного защитника народных (в названии его партии ведь есть слово “народная”!) интересов и демократических ценностей. При этом все его отличие от правящей власти состоит в том, что в своей “оппозиционной” деятельности он опирается на поддержку… Запада. Ну не абсурд ли это?!..

Итоги же нашего анализа, согласно заявленной теме, можно обрисовать следующим образом: в этих условиях демарш тех, кто патетически выступает против присоединения Казахстана к союзу России и Белоруссии, напоминает поведение наивной и претенциозной девушки на выданье, чье приданное ее отец давно заложил-перезаложил и теперь едва ли сможет выкупить обратно своими силами, на виду у потенциальных женихов. Было бы, как говорится, на что зариться.

Новости партнеров

Загрузка...