История. Далекая и близкая… А также о том, почему у главного редактора “Алтын орды” больше нет духовных авторитетов

Обзор казахскоязычной прессы после Курбан-Байрама


В дни, когда мусульмане всего мира, в том числе и казахи, отмечали священный праздник прощения Курбан-Байрам, в Туркестане состоялось захоронение останков легендарного хана Абылая, являющегося последним правителем суверенного Казахского ханства. Как известно, его череп был исследован ученым-антропологом Оразаком Смагуловым, и теперь, благодаря проведенной реконструкции, можно лицезреть истинный облик казахского лидера XVIII века в скульптурном варианте. Данное событие наиболее полно нашло отражение на страницах ежедневного “Жас Алаша” (18.03.2000 г.), который не раз освещал ход исследований — с того самого часа, когда оно еще только начиналось. Редакция приводит на первой полосе ранее обнародованные (летом прошлого года) собственные мысли и предложения по поводу того момента, когда должно было состояться вторичное захоронение ханских останков: “

Должно состояться торжественное преклонение государственного флага; Такой день должен быть отмечен в календаре как особенная дата; В момент захоронения должна быть объявлена по всей стране минута молчания
”. Газета отмечает, что ничего подобного и в помине не было, а посему получилось, что ее слова были брошены на ветер. Словом, принцип “почет умершим – уважение живым” был соблюден не до логического конца, считает “Жас Алаш”. Кстати, по материалам проведенных историко-антропологических исследований в издательстве “Атамура” вышла книга “Абылай хан”. Ее представили, помимо “Жас Алаша”, и другие газеты. Но особенно тонко это сделал еженедельник “Туркестан” (17.03.2000 г.), который на одной и той же полосе опубликовал комментарий к книге про хана Абылая и уделил не меньший объем рецензии на монографию историка И.Ерофеевой, посвященной другому казахскому хану — современнику Абылая, чингизиду, правившему Младшим жузом, Абулхаиру. Дело в том, что из-за того, что этот хан первым среди всех других правителей попросил российского подданства, его персона всуе воспринимается негативно. Доходило до того, что некоторые публицисты и даже историки заклеймили его как “предателя”, открывшего дорогу царской колонизации. Несмотря на такой ненаучный подход, вышеприведенный вывод до сих пор культивируется в области казахской общественно-исторической мысли. И этот вывод имеет самое непосредственное отношение к межжузовской игре. Между тем если доверять ученым, в данном случае г-же Ерофеевой, то выясняется, что хан Абулхаир как военный руководитель, как политик, в конце концов, как личность вполне соразмерен, если не сказать большего, хану Аблаю, поднимаемому на котурны прежде всего официальными властями
.


Если хан Аблай и хан Абулхаир — это почти преданья старины глубокой, то новейшая история — вот она, рукой подать. И из нее тоже следует делать выводы… Алматинские события 1986 года это особый эпизод новейшей казахской истории. Главный редактор набирающего обороты еженедельника “Алтын Орда” (10.03.2000 г.) Мейирхан Акдаулетов на основе своего личного опыта, связанного с вышеупомянутыми событиями, опубликовал обширное документальное эссе, в котором размышляет на тему: много у народа духовных пастырей, но достойны ли они ими номинироваться? Под пастырями здесь подразумевается интеллектуально-творческая элита казахов: писатели и поэты, наиболее известные из которых в советскую эпоху считались как бы сливками казахского общества. Известно (об этом уже не раз писалось), что эти “сливки” проявили себя, мягко говоря, отнюдь не благородно относительно того, что последовало вслед событиям. М.Акдаулетов пишет, что он нисколько не в обиде на старшее поколение своих маститых коллег по творческому цеху (он тоже является членом Союза писателей РК), и единственное, зачем он вспоминает постдекабрьские коллизии, так это только ради того, чтобы в будущем такого не повторялось.


Автор эссе указывает на тот расхожий факт, что когда его поколение завоевывало творческие высоты, а заодно столицу республики, мыкаясь при этом по квартирам, в этом смысле негостеприимной столицы, то уже тогда было заметно расхождение между провозглашаемыми идеалами и реальностью, что допускалось тем слоем интеллигенции, которая укрепилась в городе. Если сам Мейирхан, а также его тогда еще молодые коллеги – такие, как Дидахмет, Алибек, Мереке, Аманхан, Баянгали, Байбота (все ныне известные в казахской среде поэты и писатели среднего поколения), — несмотря на неустроенный быт, все как один отдавали своих детей в казахскую школу, на тот момент практически одну-единственную на всю Алма-Ату, то дети более старших товарищей по цеху были воспитаны таким образом, что элементарно не могли прочесть произведения своих же отцов. Т.е. были полностью и бесповоротно русифицированы. Но даже это не поколебало веры в то, что казахские пастыри — воистину пастыри. Но вот случился Желтоксан (декабрь). Мейирхан признается, что это событие всколыхнуло в нем и сотоварищи всю душу, появилась окрыленность. События на площади показали, что огонь национальной гордости у казахов остался. Пусть они имели трагичный оттенок, пусть был вооруженный разгон, пусть имели место репрессии против казахских “декабристов”. Так и должно было быть. Московскую и местную административно-партийную власть понять вполне можно. Такого рода беспорядки не могли остаться без жесткой реакции. Самое неприятное — в другом: оказалось, что целый слой, претендовавший, точнее будет сказать — уже определившийся с тем, что это и есть слой казахских духовных пастырей, повел себя совершенно предательски по отношению к выступлению молодежи 16-18 декабря 1986 г. Мейирхана Акдаулетова, попавшего в самый водоворот событий, трое суток находившегося в камере (также у него были сломаны несколько ребер), разбирали на партийном собрании коммунисты, входившие в первичную партийную организацию, основу которой составляли сотрудники нескольких казахскоязычных и русскоязычных (“Дружные ребята”) изданий Дома издательства ЦК Компартии Казахстана. В работе собрания участвовали видные представители казахской интеллигенции — Туманбай Молдагалиев, Музафар Алимбаев, Фарида Онгарсынова. Никто их не тянул за язык, в конце концов можно было бы ограничиться дежурными фразами. Однако с пылом и с жаром были произнесены слова о “хуже этого преступления на свете нет. Мы (т.е. казахи, а не лично они, конечно…) опозорились, народ опозорился (?)! Всех, кто был на площади и участвовал в беспорядках, не жалко расстрелять!”. Трудно было поверить, что эти слова, как остроумно подмечает автор, принадлежат одному из самых лиричных поэтов — человеку, который при виде женской юбки уже готов сочинить проникновенное стихотворение или песню, — уважаемому Туманбаю Молдагалиеву (заметим от себя, т.е. от “Навигатора”, что речь идет о поэте, по сей день осыпаемому различными знаками внимания со стороны своего земляка по старшежузовскому Семиречью, который глава государства). Не менее жестко выступили и остальные. Оскорбленный и огорченный таким отношением Мейирхан выйдя с собрания, тут же отбил телеграмму самому М.Горбачеву — как коммунист коммунисту. Слова “Ой, жалко вас, казахов…” и облик русской пожилой женщины, принесшей ему уведомление о том, что телеграмма дошла до Кремля, до сих пор стоят у него в памяти. Таким образом, делает вывод М.Акдаулетов, этно-культурная элита казахов разобщена, больше озабочена своим личным благополучием и тем более не может называться солью нации. Прежде чем начать оздоровление нации, надо обратить внимание на ее элиту, на ее духовных пастырей, считает главный редактор “Алтын Орды”. В связи с этим он приводит в качестве еще одного негативного примера карьеру Мухтара Шаханова. Человек, который заявил Мейирхану, искавшему у того после партийного собрания работу корректора (чтобы не было перерыва в трудовом стаже): “Зачем на площадь ходил? У тебя что, в одном месте зачесалось, что ли?”. Спустя несколько лет он стал “героем”, заявив с трибуны Съезда народных депутатов СССР о реабилитации казахского декабрьского восстания… Потом Мухтар Шаханов возглавил Фонд спасения Арала, затем стал дипломатом, ныне он посол РК в Киргизии. Причем свой принцип “хочешь жить, умей вертеться” такие пастыри прикрывают именно тем, что, чем бы они ни занимались, они это делают непременно во имя счастья и прогресса казахского народа…


Официозный “Егемен Казакстан” (16.03.2000 г.) на неделе “встряхнулся”. Аргынбай Бекбосын (депутат парламента) откликнулся на статью кандидата в президенты России Амана Тулеева, опубликованную 14 марта в “Известиях”. В ней известный российский политик заявил, что он готов защищать интересы русской диаспоры в СНГ, особенно в тех странах, где она испытывает давление и пр. трудности. Одной из таких стран был назван Казахстан. Аргынбай Бекбосын никак не согласен с такой постановкой проблемы и считает, что русские по-прежнему в целом живут лучше, чем большинство казахов, а посему говорить о какой-то защите русских просто смешно. Жаль, что такие вещи исходят от Амана Тулеева, соплеменника казахов, сокрушается А.Бекбосын и приводит народную пословицу: “Хотел бы проклясть — так кровь родная, а не проклясть – так он тебя же и скушает”. Примерно в том же ключе построена статья поэта и публициста Аманхана Алима в “Казак эдебиетi” (17.03.2000 г.). Этот автор разбирает статью в “Комсомольской правде” (10.03.2000 г.), основанную на материалах “круглого стола”, прошедшего в Алматы в прошлом месяце, на котором исследовалась проблема элит. Общий вывод “круглого стола” – “В Казахстане реставрируется феодализм”. “Комсомолка” приводит мнение одного из участников конференции, некоего доктора исторических наук: “Кроме того, процесс урбанизации, исторически длительный, происходит у нас сегодня в форме обвала. Город топится потоком сельских жителей и сам начинает жить по нормам аграрного общества: “ты – мне, я – тебе”. Стереотипы поведения и общения на селе, перенесенные массово в город, могут стать тормозом в развитии”. На что г-н Алим отвечает в том духе, что урбанизация и цивилизация в корне своем — вещи низменные и к культуре никакого отношения не имеющие. Культура, в свою очередь, не может быть не связана с природой, а истинная культура (казахов) остается только в ауле, в этой колыбели природного духа, и т.п. При этом сам автор в своих построениях опирается сугубо на европейских, русских философов и отказывает в жизни термину… “субкультура”(!). Между тем ни слова не было сказано о том, с чем же связано повальное бегство аульных казахов в города и отказ от своей “природной культуры”. Похоже, доктор исторических наук на данный вопрос ответил бы по меньшей мере связно и логично, без помощи философии, чего трудно ожидать от Аманхана Алима, который все более схематичен и предсказуем, но тем не менее, видимо, считается хорошим полемистом… Материал построен по принципу “сам дурак” и ничего кроме определенного скепсиса не вызывает. Из него явствует только одно – в очередной раз “Комсомолка”, а также те, кто участвует в подобных “столах”, мало что смыслят в “казахских делах”.


“СолДат” (14.03.2000 г.) сообщил великосветские сплетни про Нуртая Абыкаева. По версии редакции, этот бывший царедворец должен вернуться “на круги своя”, т.е. получить высокую должность и официально, так сказать, вернуться в команду президента. Две недели тому назад Нуртай Абыкаев выдал свою дочь Алию замуж за президента компании “Яссауи”. Свадьба отгремела в санатории “Алатау”, присутствовали — А.Павлов, Т.Мансуров, И.Тасмагамбетов, В.Метте, Г.Касымов, Г.Карагусова. И хотя никем не была представлена главная Семья республики, заведующий отделом президентской администрации Кайрат Мамиев зачитал теплое поздравительное послание от имени главы государства.


Новости партнеров

Загрузка...