Бабицкий и «свобода»

Вашингтон

Из статьи Елены Рыковцевой в «Общей газете»: «Свобода» — чужое нам радио, иностранное. Мы за его корреспондента, может, потому и вступились скоро и дружно, что не ориентируемся в кухне и методах «Свободы», как ориентируемся в кухне и методах «МК», ОРТ и прочих отечественных масс-медиа». До самого недавнего времени чужой, иностранной «Свобода» никак не была. Процентов 85 звучания — родная московская скороговорочка, в эфире сутками напролет родные российские политики, разве что некоторые из ведущих программы зиц-председателей в пикейных жилетах — с иностранными паспортами.

Что же до кухни и методов «Свободы», то они ведь — в ее вещании, у всех на слуху, и если не ориентируются в них люди, то просто потому, что «Свободу» не слушают. Или слушают крайне нерегулярно. Отсюда — несправедливо односторонний характер протестов по делу Андрея Бабицкого. О российских правительственных и военных инстанциях не говорю — о них все сказано. Но не меньшая (если не большая) вина в том, что случилось с журналистом, — его работодателей, шеф-поваров на кухне «Свободы».

Один из них, директор вещания РС-РСЕ Джеффри Тримбл сказал на днях, что Андрей был «a little wild», то есть чумной, неуправляемый, одержимый (он не случайно употребил прошедшее время, они все — от президента компании Томаса Дайна до шефа московского бюро Савика Шустера — повторяют со скорбными физиономиями: «Боюсь, Андрея уже нет в живых»). Тот же Тримбл, раздавая интервью московским теле- и радиоканалам, электронным газетам и новостным агентствам, неизменно педагогичен: эдакий «мастер-класс» серьезного, ответственного американского журналиста в стране низких профессиональных стандартов.

Но вот если от теории — к практике: почему допустил он, что чумной, неуправляемый, одержимый Бабицкий стал «главным голосом радио «Свобода» из Чечни»?

Где были его принципы журналистской этики, когда благословлял он на эфир ставшую дурно знаменитой корреспонденцию Бабицкого с такими словами: «Надо сказать, что чеченцы перерезают горло солдатам не потому, что они садисты и испытывают склонность к какому-то особо жестокому отношению к солдатам, но просто таким образом они пытаются сделать войну более выпуклой, зримой, яркой, достучаться до общественного мнения»?

Где была его журналистская, да и просто человеческая совесть, когда одобрял он показ по НТВ видеоленты, которую снял Бабицкий, присутствуя при допросе чеченскими боевиками пленного русского солдата? Как отнеслись бы американцы к соотечественнику, работающему в англоязычной редакции «Голоса России», если бы тот по приглашению сербских офицеров снял допрос двух американских солдат, плененных во время операции в Косово, и продал видеосюжет какой-нибудь Эн-Би-Си?

Где была его педагогическая указка, когда репортер (!) вроде бы американской «Свободы» Бабицкий распалялся на волнах «Эха Москвы»:«Мы исходим из представления, что у власти находятся мелкие опустившиеся бандиты, которые затеяли бессмысленную войну, которая невозможна была даже при коммунистах»?

Ну хорошо, Тримбл — в Праге, да и не занимается, надо полагать, программами русской службы «Свободы» на повседневном, рутинном уровне. Но вот Савик Шустер — прямой начальник и редактор Андрея. Он — вне всякого сомнения — считал яростные прочеченские эскапады Бабицкого отвечающими высоким профессиональным стандартам. Потому что его стандарты — те же.

22 января главным событием шустеровского «итогового информационного часа» было выступление Мовлади Удугова, уверенно, обстоятельно, торжествующе рассказывающего, что генерал Малофеев в плену у боевиков, жив-здоров и дает показания. В те самые часы, когда повторы этого «часа» звучали на закупленных «Свободой» частотах, Интерфакс, «Эхо Москвы» и другие сообщали: тело генерала найдено под обломками в Грозном и переправлено во Владикавказ. Двумя днями позже даже чеченские воители публично признали, что удуговская история была липой. Какие выводы из этого позорнейшего журналистского провала делают Тримбл-Шустер? 5 февраля «чеченский Геббельс» снова желанный гость (гвоздь) программы.

Что я конкретно имел в виду, утверждая в интервью ИТАР-ТАСС, что «дело Бабицкого» — провокация, спланированная руководством «Свободы»? В конце декабря прошлого года Андрей возвращается из Чечни в столицу, прокручивает свою видеопленку по НТВ, утверждает в интервью электронной газете «Русский DEADLINE», что сумел ускользнуть от посланной с заданием убить его группы ГРУ (источник информации в буквальном смысле — «одна баба сказала»), на «Эхе Москвы» уже о двух группах ГРУ рассказывает. Росинформцентр разражается зловещим заявлением: «Радио «Свобода» ведет войну на стороне чеченских террористов». В этой ситуации ни один мало-мальски порядочный руководитель не послал бы корреспондента обратно в Чечню. «Свободовские» шеф-повары именно это делают. Значит, им нужна была эта достигающая запредельных градусов конфронтация, значит, подзуживали, подталкивали, науськивали неистового Бабицкого.

А с объявлением о пропаже корреспондента ждали целых десять дней. Чтобы приурочить его к московскому визиту Мадлен Олбрайт.

Год с лишним тому назад по настоянию одного сенатора, большого знатока политической географии мира, при фирме «Радио «Свобода» — Радио «Свободная Европа» учредили радио «Свободный Ирак». Президент Дайн, ветеран лоббизма и пиара, ликовал: «Мы снова при деле. О нас снова пишут газеты» (из интервью «Вашингтон Пост»). Сегодня пишут так, как никогда еще не писали. Президент и его команда в эйфории. Но — скорбим, скорбим. Томас Дайн в той же газете 5 февраля: «Я боюсь, что он (Бабицкий) был убит русскими». Если бы, не дай Бог, это опасение (упование) подтвердилось, в список убийц должно было бы занести имена Дайна, Тримбла и Шустера. Если обойдется, оправдания этим людям за то, что проделали они с Андреем, все равно нет. Ну а то, что они окончательно опустили и замочили некогда достойную радиостанцию — это так, издержки лихой пиарной операции.

В эти дни «Свобода» бьется в падучей. Петр Вайль из передачи в передачу оскорбляет даже тех, кто протестует и заступается в Москве за Андрея: «В отличие от Бабицкого все российские так называемые военные журналисты — штабные журналисты в казенных камуфляжах»; «В самые последние месяцы российский журналистский корпус проявляет постыдное единодушие, поддерживая власть». Лев Ройтман громогласно оповещает: «Россия семимильными шагами переходит из статуса «Империи зла» в статус «Империи лжи». Вот ведь уродливый парадокс: десятилетиями «Свобода» под градом обвинений советской и западной леволиберальной прессы в пропаганде холодной войны скрупулезно исповедовала правила американской журналистской этики — сегодня она превращается в озвученную карикатуру Бориса Ефимова какого-нибудь 1954 года.

Голову на отсечение дам, но, думается, холодная война, объявленная нынче «Свободой», — самодеятельность дайновского экипажа, а не указание Белого дома, госдепартамента или ЦРУ. А если так, то, возможно, вслед за редакционной статьей в «Вашингтон Пост», озаглавленной «Варварство в Москве», в обозримом будущем, симметрии ради, появится статья под заголовком «Идиотизм в Праге».

В общем права, выходит, Елена Рыковцева: «Свобода» в нынешнем ее состоянии — чужое нам (по обе стороны океана) радио, но не потому, что иностранное, а потому, что утратило миссию (если не считать таковой превратно замысленную борьбу за уверенность в завтрашнем дне — должности, зарплаты и проч.), самоидентификацию, самоуважение и профессиональное достоинство.

Русский журнал

Новости партнеров

Загрузка...