Тайвань: Объединение — под вопросом, независимость — реальна

Победа на прошедших на Тайване президентских выборах лидера Демократической прогрессивной партии — больше, чем просто победа. Впервые за прошедшие 50 лет, когда к власти пришли китайские коммунисты, а существовавшее до них правительство «Гоминьдана» было вынуждено обосноваться на острове Тайвань президентом становится не представитель партии «Гоминьдан». Отсюда и вероятность кардинального поворота в политике Тайваня, в отношениях между Китайской Народной Республикой и Китайской Республикой (как официально называется тайваньская политическая система) в Азии, да и в мире в целом.



18 марта — поистине исторический день. Жителям острова Тайвань он запомнится, вне всякого сомнения, навсегда. Именно в этот день население сделало свой выбор. Причём не просто выбор на период полномочий президента, а выбор будущей стратегии, выбор жизненных ценностей. Многие за пределами Тайваня, и в частности большинство населения постсоветского пространства, не просто не осознают, но даже и не интересуются тем, что произошло на острове. Тем более что, согласно скупой информации китайского государственного информационного агентства «Синьхуа», «в провинции Тайвань прошли выборы президента». И всё. Между тем именно для постсоветского пространства и должен представлять в первую очередь интерес остров Тайвань и всё, что происходит на ним и вокруг него. Думается, что, проанализировав «феномен Тайваня», можно не просто сделать определённые выводы, но и на конкретном примере объяснить, в чём же действительная суть таких понятий, как «сепаратизм», «этнический сепаратизм», «религиозный экстремизм», «демократический выбор», «цивилизованный подход», «государственный терроризм» и так далее. Предполагая, что не все наши читатели хорошо знакомы с существом проблемы, разобьем статью на три традиционные части, в которых попытаемся рассказать о прошлом, проанализировать настоящее и предположить возможный сценарий развития будущего противостояния маленькой Китайской Республики и большой Китайской Народной Республики.


ПРОШЛОЕ


Известно, что до 1911 года в Китае власть находилась в руках маньчжурской династии Цин. Совершив Синьхайскую революцию, народы Китая сбросили Цинское правительство, ликвидировали Цинскую империю и под руководством Сунь-Ятсена в 1912 году основали Китайскую Республику. Таким образом, во-первых, с 1912 года власть перешла от маньчжуров к китайцам. Во-вторых, с 1911 года, когда распалась Цинская империя, все народы империи, такие, как китайцы, чжуаны, тибетцы, уйгуры, монголы и другие, обладавшие своей территорией и составлявшие на то время большинство населения на этих, своих, территориях, получили право создать независимые государства.


Следовательно, нельзя обвинять эти народы в сепаратизме, так как само слово «сепаратизм» означает «отделение», то есть такие территории, как Тибет, Уйгурстан, Монголия, ещё до образования Китайской Республики в 1912 году, а тем более Китайской Народной Республики в 1949 году, уже отделились в результате распада Маньчжурской империи.


Другое дело, что лишь китайский народ воспользовался своим правом на независимость и провозгласил Китайскую Республику. Вместе с тем именно эта республика и не признаётся Китайской Народной Республикой, провозглашенной 37 лет спустя?!


Таким образом, Китайская Республика — это не правопреемница Цинской империи, это совершенно новое государственное образование. Более того, это одно из государств-основателей Организации Объединённых Наций. Подписав Устав ООН в 1945 году, Китайская Республика более двадцати лет была постоянным членом Совета Безопасности.


Китайская Республика — государство, лишенное каких бы то ни было имперских амбиций. Когда в период Японо-Китайской войны на территории Маньчжурии было провозглашено государство Маньчжоу-го, Китайская Республика признала это государство!


С приходом к власти китайских коммунистов и провозглашением Китайской Народной Республики правительство Китайской Республики обосновалось на острове Тайвань. С 1912 по 1949 год на громадных просторах Китая единственной законной властью было правительство Китайской Республики. С провозглашением Китайской Народной Республики в 1949 году под властью Китайской Республики остался остров Тайвань. По сравнению с остальной частью Китая это, конечно, территориально не много. Однако политически территория не имеет большого значения. Есть страны большие, есть страны маленькие. Принципиально важно другое: Китайская Народная Республика существует вот уже пятьдесят лет, однако её власть не распространяется на территорию Тайваня, где действует власть Китайской Республики 1912 года.


Более того, хотя Китайская Народная Республика и была провозглашена в 1949 году, лишь в 1971 году она смогла занять место Китайской Республики в ООН.


НАСТОЯЩЕЕ


Сегодня «де факто» существуют два китайских государства: Китайская Республика, созданная Сунь-Ятсеном в 1912 году на осколках Цинской империи, и Китайская Народная Республика, созданная Мао Цзедуном в 1949 году, когда на этой территории уже существовала Китайская Республика.


Китайская Республика занимает лишь остров Тайвань, однако по своей площади она превосходит многие суверенные государства мира. Население Китайской Республики равно 21 (двадцати одному) миллиону человек, что также превосходит многие страны мира. Исключительно важны экономические показатели Китайской Республики. Так, по валовому национальному продукту (ВНП) она занимает 20-е место в мире. По общему объему внешней торговли – 14-е место в мире. По резервам иностранной валюты — второе место в мире!


Китайскую Республику как независимое государство официально признали больше десяти стран. Однако Китайская Народная Республика в их число не входит. Руководство КНР считало и считает Тайвань одной из провинций КНР.


Это противостояние Китайской Республики и Китайской Народной Республики сегодня осложняется внутриполитическими процессами Тайваня. Дело в том, что основными политическими партиями на острове являются: партия «Гоминьдан» (Национальная партия), лидер которой — Сунь-Ятсен — и провозгласил республику, а другой лидер — Чан Кайши — был бессменным президентом, и Демократическая прогрессивная партия (ДПП) — до недавних выборов главная оппозиционная партия. На протяжении 50 лет, то есть с того времени, когда “Гоминьдан” проиграл в гражданской войне и сумел оставить за собой лишь остров Тайвань, уступив остальную территорию страны Коммунистической партии Китая, именно партия “Гоминьдан” находилась у власти на Тайване. И именно поэтому на острове не провозглашалось независимое государство Тайвань, так как согласно стратегии партии “Гоминьдан” лишь Китайская Республика, созданная в 1912 году, является законной государственной властью на всей территории Китая. Именно поэтому объединение острова с материковым Китаем, по замыслу партии “Гоминьдан” возможно, но при условии, если на материковом Китае будет ликвидирована коммунистическая система. Такое положение дел в принципе устраивало КНР, так как коммунистическая система в стране очень прочная, а Тайваню одному не под силу решающим образом повлиять на неё. Именно поэтому в течение 50 лет Пекин, хотя и противостоял Тайбэю, не имел обоснованную уверенность, что если объединение и произойдёт, то скорее на принципах, выдвигаемых из Пекина. Не случайно поэтому, что во время последних выборов на Тайване симпатии коммунистического Китая были на стороне партии “Гоминьдан” — своего заклятого врага, так как было ясно, что в случае победы лидера партии “Гоминьдан” можно было сохранить еще на несколько лет статус-кво.


Другое дело — Демократическая прогрессивная партия. Её программной установкой являлось не объединение Китая на демократических принципах, что на сегодняшний день абсолютно нереально, а провозглашение независимости Республики Тайвань. Таким образом, во-первых, был бы прекращен затянувшийся процесс противостояния двух систем. Во-вторых, в юридическую форму было бы облечено фактическое состояние дел, то есть реальное и независимое друг от друга существование двух государств. Реальность этого и проявилась благодаря победе на выборах кандидата от Демократической прогрессивной партии.


Не секрет, что на сегодняшний день руководство Китайской Народной Республики не приемлет никакого варианта для решения тайваньской проблемы, кроме как признание её китайской провинцией. Разумеется, остается в силе высказанное несколько лет назад и успешно примененное в случае с Гонконгом и Макао положение «одно государство — две системы». Однако, во-первых, это положение ограничено во времени, то есть через оговоренный срок, и Гонконг и Макао станут обычными китайскими провинциями; во-вторых, уже существующие в рамках КНР так называемые автономные районы официально ничем не отличаются от провинций. Поэтому, видя такую перспективу, новоизбранный президент Тайваня заявил, что примеры Гонконга и Макао для Тайваня не подходят.


КНР же категорически против «любой деятельности, направленной на создание «одного Китая, двух правительств», «двух Китаев», «независимого Тайваня», а также на распространение версии о том, что «статус Тайваня ещё не определён». Таким образом, Пекин категорически против любой сепаратистской деятельности, а учитывая, что сепаратизм проявляет Тайвань, где практически все население состоит из китайцев, получается, что Пекин выступает против этнического, китайского сепаратизма! Именно поэтому, когда в Пекине оперируют понятиями «этнический сепаратизм», «национальный экстремизм», не всегда надо иметь в виду тибетцев и некоторые другие народы, а в первую очередь — самих китайцев. Тем более что партия “Гоминьдан” переводится как «национальная партия».


Взглянув на географическую карту, вспомнив некоторые данные о территории, населении, вооружённых силах КНР, вполне естественно задаться вопросом: почему же коммунистический Китай не может силой решить проблему Тайваня? Ответ — в предыдущей фразе. Китаю мешает его коммунистический груз. Хотя в адрес Тайваня на протяжении 50 лет сыплются угрозы военного вторжения («оккупация в течение 24 часов») и тому подобные «страшилки», КНР дальше угроз до сегодняшнего дня, во всяком случае, не продвигался. Дело в том, что Тайвань заключил военный союз с США, согласно которому Соединённые Штаты обязались обеспечить Тайваню безопасность.


БУДУЩЕЕ


По результатам прошедших на Тайване президентских выборов вполне возможно провозглашение в ближайшем будущем независимости Республики Тайвань. Принципиальным моментом, в какой-то степени успокаивающим КНР, будет то, что тайваньские власти не будут претендовать на власть на материковом Китае. Именно поэтому, а также в силу мощной американской военной группировки на Тайване КНР не решится на вооружённое вторжение на остров. В Пекине отчётливо понимают, что в ближайшем будущем баланс сил не на стороне КНР. Это тем более показательно, если учесть положение России, которая сегодня, конечно же, не Советский Союз образца пятидесятых годов, в союзе с которым КНР спокойно противостояла или могла противостоять всему миру. Сегодня, когда бюджет России в три раза уступает бюджету Дании или Турции, особо рассчитывать на нее не приходится. Кроме того, если в пятидесятые годы в военном отношении в Азии доминировал Китай, то уже сегодня резко возросла сила Индии, которая в будущем, конечно же, станет мощнейшей державой.


Не следует сбрасывать со счетов и противостояние КНР с государствами Юго-Восточной Азии из-за Парасельских островов и архипелага Спратли. При этом, принимая во внимание, что Индонезия, например, — крупнейшее мусульманское государство в мире, и видя попытки КНР установить свои государственные символы на островках, расположенных вдали от Китая и в непосредственной близости от Индонезии, следует переосмыслить понятия «религиозный экстремизм» и «государственный терроризм».


Таким образом, выборы на Тайване — это не попытка обострить ситуацию, это не вызов кому бы то ни было. Результаты президентских выборов на Тайване — это демонстрация непреложного естественного закона о том, что свобода и независимость все равно будут обретены теми, кто ее жаждет, вне зависимости от той мощи, которая чинит препятствия на пути к этой свободе.



Новости партнеров

Загрузка...