Гани Касымов. Политический портрет

Этот материал подготовлен в рамках проекта “Политики в Интернете” на основании ответов Гани Касымова на вопросы наших читателей (Казахстанский пресс-клуб, 27 марта 2000 г).


О парламенте, Конституции, правительстве…



Я сделал около десятка запросов в парламент. Вот некоторые из них.

Пенсионная проблема – увеличение нижней шкалы пенсий до 5000 тенге. Невыполнение правительством доходной части бюджета. Депозиты и банковские счета правительства за рубежом, движение средств на этих счетах, и проходило ли это движение через бюджет. Я предложил парламенту подвести итоги 9 лет реформ и для этого пригласить в парламент для отчета всех экс-премьер-министров и действующего премьер-министра. Запрос о защите чести и достоинства генерала Ертаева. Запрос по городу Алматы – чтобы доходная часть города составляла не 14%, а 40%.


Возможен ли роспуск парламента? Я возражать не буду.



Работа парламента меня не удовлетворяет. Парламент не хочет видеть проблем за стенами парламента и собирается заниматься только законами. Правительство вносит мало законов, и все они сырые. И сейчас от бездеятельности парламент не знает, чем заняться. Я постоянно общаюсь с народом, знаю его проблемы и на основании этого постоянно выношу соответствующие вопросы на обсуждение парламента. Но я не вижу, чтобы другие депутаты также заботились о своих избирателях, на коленях у которых они выманивали голоса. А народу больше не к кому обращаться. Я лично принял уже около 500 человек, беседовал с ними и видел, как после этого у многих просто от души отлегло.



У парламента нет никаких полномочий, он даже не может потребовать отчет у правительства. При изменении Конституции должны быть изменены и полномочия парламента. Например, если парламент утверждает бюджет страны, то правительство должно отчитываться перед ним за исполнение бюджета.



Двухпалатная система, скопированная у Запада, у нас не работает. Система сама по себе не плохая. Но мешает назначаемость депутатов. Как можно назначать депутатов? Каждый, кто заседает в парламенте, должен пройти горнило выборов. Надо ввести право отзыва депутатов.



Действующая Конституция меня не устраивает. Это Конституция переходного этапа, которая не является догмой. Во многом она не отвечает реалиям сегодняшнего дня. Она требует полной замены.





О премьер-министрах. Мы получили страну после распада СССР в очень неплохом состоянии. У нас работала хорошо экономика, у нас был огромный, мощный потенциал. За годы реформ мы все это разбазарили, а становые хребты нашей экономики отдали в руки иностранцам. Легко было продать, трудно теперь забрать назад. Сейчас обсуждается вопрос о земле. Это последнее, что у нашего народа еще осталось. Поэтому мои претензии к этим трем правительствам колоссальные, народ ими недоволен, и ни одно из них не справилось с поставленными задачами. Адекватно отвечать на ситуацию, в которой оказалось общество, эти три правительства не смогли. Сегодня у нас хоть один честный и порядочный человек возглавляет правительство. Я знаю Касымжомарта Токаева давно, больше 30 лет. Если ему создадут нормальные условия, мы придем к стабилизации. Но он находится в очень жестких рамках. У него нет прав и рычагов влияния на министров и областных акимов. А ведь все реформы тормозит областное акимовское звено. Я не знаю, кто в этой стране хозяин, для меня это очень большой вопрос. У нас нет законов о местном самоуправлении. У нас народ избирает президента, парламент. Он дорос до такой демократии. А избрать областного или районного акима – народ почему-то не дорос. Вообще, есть очень много вопросов и загадок, и от этого ситуация абсолютно не проясняется.



Есть ли на сегодня какие-либо предпосылки для досрочных президентских выборов? Вопрос этот серьезный. Он обсуждается в обществе. Если бы у нас был конституционный суд, мы могли бы сделать запрос, что является приоритетным — решения мажилиса парламента о досрочных выборах или решение общенародного референдума 1995 года. А конституционного суда у нас нет, есть только конституционный совет. А совет есть совет, он может только посоветовать.


О политиках, партиях и оппозиции




Для меня политик – тот человек, который прошел горнило выборов и признан народом. Все остальные для меня не политики.



Мои идеалы в политике? В Казахстане – это Кенесары Касымов. Не потому, что мой однофамилец. Он великий дипломат – отношения с Россией он не только развивал, но и мог отстаивать свои интересы. В России – Петр Столыпин. В мире – Шарль де Голь. А если еще, то и Наполеон.



Следующие президентские выборы? Непременно буду баллотироваться!



Право на существование имеет любая партия, отвечающая нормам закона. Партия всегда отражает интересы какой-то части нашего общества. Там люди мыслят, а мысль запретить нельзя. Лучше их слушать и находить с ними общий язык, чем запрещать их и разгонять.



О создании собственной партии. Я бы хотел создать партию патриотов Казахстана. Существующие партии? В партию ОТАН загоняют людей силой: хочешь получить зарплату – иди в партию ОТАН. ГП – немногочисленная партия наиболее благополучных отраслей экспортной экономики. Все остальные “старые” партии плохо обозначены по их количественному составу и программным документам. Я мечтаю о партии, которая отвечала бы интересам практически всех слоев населения. Я хотел бы, чтобы в партии был и бомж, и юноша, и премьер-министр, и ученый, и академик, и журналист… Но твердой уверенности в деле создания новой партии у меня пока нет. Если бы была такая партия, то я, безусловно, принимал бы в ней участие.





Оппозиция в Казахстане – это сыновья и дочери нашего народа, никто из них плохого своей Родине не желает, никто ничего плохого не сделал. Инакомыслие запретить нельзя. Оппозиция вполне допустима, если не нарушаются конституционные нормы закона. Я не считаю, что в той форме, в которой у нас есть оппозиция, она враждебна нашему народу. Они сами вышли из народа, и у них много очень хороших конструктивных идей, которые надо воспринимать нормально.


Я внимательно наблюдаю в динамике за лидерами общественных движений. Я вижу, как они выросли. Я вижу, какая в их словах боль, боль за наш народ. Это мне глубоко импонирует. Я обращаю внимание не на резкость, а на глубину их суждений. Я считаю, что оппозиционные партии надо поддерживать, и со стороны государства в том числе, чтобы они не влачили нищенского существования. И чтобы они не искали за границей источники своего существования. От этого становится стыдно.



Я хочу, чтобы лидеры всех партий, которые уже обозначились, периодически заслушивались в парламенте. И хочу, чтобы это стало нормой для парламента.



Мое отношение к “банному” скандалу? Это – частное дело каждого человека, это – его проблемы.



Отношения с Россией




Мы входим в новую полосу межгосударственных отношений с Россией. От того, как поведет себя новое руководство России, будет многое зависеть. Я думаю, что на сегодняшний день состояние этих отношений не в пользу Казахстана. Претензий со стороны России больше. Это вопросы положения русскоязычного населения, долги по энергоресурсам, отсутствие в Казахстане российского бизнеса. Эти вопросы надо будет очень внимательно рассматривать, включая и вопросы по Байконуру.



О союзе Россия-Беларусь. Я помню господина Лукашенко, когда в противовес союзу четырех он предлагал вот этот союз. Это его навязчивая идея, от которой он не может освободиться. Если заработают все документы в рамках таможенного союза, то союз Россия-Беларусь нам вообще не нужен. Это все равно, если мы сейчас создадим политический союз с Кыргызстаном и будем в него звать Беларусь. То есть в рамках таможенного союза у нас все вопросы решены. Это общее таможенное пространство, это свободное передвижение населения в гуманитарных целях, это взаимопризнание всех юридических документов, связанных с образованием, пенсиями и пр. То есть как все было во времена СССР.



О чеченской войне. Это геноцид против собственного народа. Меня тревожит, что Россия входит в 21 век с кровавой бойней. Я надеюсь, что у России в будущем не будет таких же тенденций по отношению к другим народам внутри страны и по отношению к соседним странам. Но мы должны все это в памяти держать, включая и расстрел собственного парламента в 93-м.


О национальной безопасности




Я — за конфедеративность центральноазиатских государств. Рано или поздно, к этому надо прийти. Так как нарастают внешние угрозы, мы находимся в окружении ядерных держав. На первом этапе я предлагаю заняться восстановлением ядерного щита нашей родины.



Не кажется ли Вам, что Казахстан уже давно потерял свою независимость на деле, сохранив ее только во внешней атрибутике? Внешняя атрибутика — тоже большое дело. Но то, что мы стремительно теряем экономическую независимость – это очевидный факт.



Смогут ли Вооруженные силы защитить республику в случае внешней агрессии? Могут ли наши дипломатические службы предотвратить подобного рода конфликты, не принося в жертву реальный (не декларируемый!) суверенитет? Я думаю, нет. У нас очень большая страна, а та армия, которая у нас есть, совершенно не работоспособна. Нам нужно сильно развивать и поднимать Министерство иностранных дел, чтобы там были высокопрофессиональные, компетентные кадры.


Откуда возможна внешняя агрессия? Китай? Россия? НАТО? Исламский мир? Я боюсь всех. И развивал бы концепцию национальной безопасности по отношению ко всем в равных пропорциях. Второе — надо развивать наши внешнеполитические институты.



Угроза сепаратизма. Сегодня реально я такой угрозы не вижу. Но следить постоянно за состоянием этого вопроса просто необходимо.



В ваххабизме очень много рационального. Ваххабизм находит отклик в странах с низким жизненным уровнем. Поскольку у нас нет государственной идеологии, мы будем всегда проигрывать в таких битвах.



О сепаратизме в северных областях. Я часто бываю в этих районах. Я общаюсь и с казаками, и с другими представителями русскоязычных объединений. Ничего страшного я там не вижу — нормальные люди. У русскоязычного населения в Казахстане очень развит казахстанский патриотизм. Русскоязычные, так же как и казахи, находятся в плохом положении, и это большая трагедия. То есть все мы сейчас в одинаковом положении. Мне кажется, что вопросы какого-то отделения – это надуманная тема. Я придерживаюсь норм Конституции – казахстанская территория единая и неделимая.


О национальной идее и демократии




Подходят ли нам идеи западной демократии? Мы все об этом думаем. Я считаю, что западная демократия – это молодая демократия, а когда-то доминирующей была степная цивилизация. Ее законы намного демократичнее. Может быть, надо возвращаться к истокам.



Национальная идея, безусловно, нужна. Без нее нельзя построить нормальное государство. Сейчас у людей безверие, упадническое настроение. Мы 80 лет жили в обществе, где провозглашалось “Один за всех, все за одного”, где говорилось “помоги ближнему”. А сейчас “человек человеку – волк”, каждый в одиночку выживает как может. И все это с трибун говорится. У нас было прекрасно поставлено образование. Надо многое восстанавливать, восстанавливать духовные ценности, интернационализм, идеи дружбы. Людям надо дать надежду – мы выживем вместе, если будем вместе. Вокруг этого и должна создаваться сейчас национальная идея. Но над этими вопросами никто не работает.



Мы должны выработать свое, при этом используя все положительное от Запада, а не брать западные ценности за основу собственной национальной идеи.



Индивидуализм или общинность? Уклад нашей жизни уже состоявшийся. Мы долгие годы советской власти жили по общинному принципу. Сейчас у нас внедряются идеи индивидуализма. И как это завтра скажется, никому не известно.



О разном




Нефтяные миллиарды? Я поднимал этот вопрос с 1996 года, когда я был назначен председателем Таможенного комитета. Ситуация такая. Правительство дает квоту на экспорт. Но фактически соблюдение этой квоты не контролируется правительством. Для этого и нужна таможня, которая должна вести государственную статистику. А сейчас никто ничего доказать не может и не докажет. Нужно ставить везде таможенный учет.



Об Алматы есть отдельный закон, который не работает, потому что нет механизма реализации особого статуса г. Алматы. В Алматы стоят сейчас и не работают все крупные предприятия. Я считаю, что первая забота городского акима и акимата – это возродить наши предприятия, с барахолок вернуть людей на рабочие места. Следующий вопрос – это реализация программы алматинского метро. Сегодня метро нет, это — долгострой, это — угроза самому городу. Я бы сделал метро народным, путем его акционирования. Пусть каждый алматинец станет акционером. Чем вкладывать деньги в финансовые пирамиды, лучше вложить их в строительство метро.


О статусе – он уже есть – статус “южной столицы”. Но я бы хотел говорить об Алматы как о жемчужине Центральноазиатского региона.

Новости партнеров

Загрузка...