Можно ли заставить казахстанских министров вести заседания на государственном языке?

В мире казахской прессы

Последний номер “СолДата” (11.04.2000) получился “окультуренным”, ведь помимо традиционной “голой политики” газетная площадь была отдана материалам, имеющим отношение к понятиям “культура”, “литературная критика”, “гражданская поэзия”. Журналист Жан Тилеубайулы задался вопросом: куда может завести (в гору ли, в овраг ли…) недавно созданную Академию искусств некий Тлеугали Кыскашбаев? Ибо именно этого никому не известного человека, бывшего чиновника “по культуре” областного масштаба, назначили ректором данного учебного заведения. Впрочем, если верить журналисту, кое-что все-таки про ректора известно он является зятем министра образования Крымбека Кушербаева. Но этого факта маловато, считает журналист, для того, чтобы быть руководителем такого учебного заведения.


Короткое, но страшно гневное письмо в адрес телеканала “Хабар” пришло в редакцию “СолДата” из Акмолинской области. Учитель Тогайбай Нурмуратулы недоволен тем, как строятся передачи, знакомящие аудиторию с казахскими традициями и обычаями. Особенно его задели комментарии, касающиеся взаимоотношений между парнем и девушкой. Дословно это звучало “по-хабаровски” так: “До свадьбы парень может встречаться с девушкой, но нельзя доводить встречи до тяжести”. Сельский учитель назидательно замечает, что не в народных традициях было превращать предсвадебные встречи в… “ойнас жасау”. В данном случае сам автор письма далек от целомудрия и переплевывает “хабаровчан”, применяя, скажем так, весьма простонародный термин “ойнас жасау”. Если его переводить с казахского дословно, то в нем, казалось бы, нет ничего брутального, – “делать игрища”. Но под этим эвфемизмом казахи однозначно подразумевали не просто вступление в половую связь, допустим, не освященную узами брака, а именно плотские “игрища”, “развратные” с обеих сторон. Либо совращение взрослым мужчиной юной особы, понятно, безо всяких матримониальных обещаний. Далее рассерженный учитель из глубинки столичной области обрушился на телесериал “Перекресток”, обвинив героев в безбожии, в отсутствии национальной принадлежности. Вердикт – “манкуртский” сериал.


Писатель Бекдильда Алдамжаров написал обширный и весьма интересный материал в жанре эссе, посвященный литературной теории и критике: что можно считать “соцреализмом” и далеко ли казахская литература ушла от этого направления? Сегодня многие пишут хвалебные романы в честь своих предков, родов, жузов и тому подобные вещи – разве это не есть худшее наследие “соцреализма”, подмечает автор статьи.


Любопытный слух обнародован в рубрике “Гу-гу…” газетой “Жас Алаш” (11.04.2000) – будто бы бывший вице-премьер РК Балташ Турсумбаев получил работу… в Москве. Если это правда, то остается гадать теперь еще и над таким вопросом: какая же сторона его устроила на работу – казахстанская или российская? В другом своем номере (от 13.04.2000) “Жас Алаш” вновь поднял такую проблему: “Могут ли наши министры чисто говорить и писать на государственном языке?”. Редакция обратилась с таким вопросом к пресс-секретарям Касымжомарта Токаева (председатель правительства), Ерлана Идрисова (МИД), Николая Радостовца (Минсоцзащиты), Бауржана Мухамеджанова (Минюст), Сата Токпакбаева (Минобороны), Зейнуллы Какимжанова (Миндоходов). Из стенограммы телефонных переговоров журналиста Адила Бек Кабы с представителями министров, следует, что большинство этих прессеков сами отнюдь не “чисто” говорят на казахском языке. Большинство рабочих заседаний, как правительства, так и отдельных министерств, проходят исключительно на русском языке. К тому же залы заседаний перечисленных ведомств в массе своей не оборудованы системой синхронных переводов с казахского на русский, и наоборот. Тем не менее жасалашевский журналист в свойственной для казахской журналистики манере вопрошает: “Доколе?”. Мол, на дворе девятый год независимости, а наши министры по-прежнему нарушают Конституцию, отказываются использовать государственный язык в своей каждодневной работе. Однако, даже если “Жас Алаш” будет из номера в номер стыдить правительство, состоящее, кстати, практически из одних казахов, за нарушение конституционных норм, регламентирующих использование языков, вряд ли ситуация изменится так, как этого желает г-н Бек Каба. Проблема казахского языка заключается не в самом языке, а в его носителях. Пока передовые умы нации не создадут необходимую базу (делопроизводство, терминологический ряд, полные словари) для инкорпорирования казахского языка в систему международных языковых связей, а национальная элита в целом не найдет в себе воли, чтобы обеспечить комплекс мер по жесткому внедрению такой базы в реальную жизнь (главное — было бы что внедрять!) — ничего, как уже говорилось выше, и никогда для казахского языка не изменится. Он останется третьим по общественной значимости (после русского и английского) языком в Казахстане. Казахский язык, имеющий статус государственног де-юре, де-факто не в состоянии конкурировать с русским языком в качестве основного коммуникативного средства. И тем более — в системе госуправления.


Тем не менее казахский язык имеет за собой огромную казахскоязычную аудиторию, и в этом смысле он вполне может как отображать, так и формировать определенное общественное мнение. Сегодня наблюдается если не расцвет, то по крайней мере достаточно поступательное развитие казахского печатного слова, казахскоязычных СМИ на географической периферии республики. Но обязательно в тех регионах, где в основном проживает коренное население. Запад Казахстана один из таких регионов. Выходящая в Актюбинске “Алтын Орда” в некотором смысле напоминает “Доживем до понедельника”, если иметь в виду, что оба издания весьма остры, им удается поднимать темы, от которых отмалчиваются другие СМИ. Вместе с тем такого рода издания не причислишь к оппозиционной (в смысле — открыто антипрезидентской) периодике. На этот раз гвоздем актюбинского еженедельника (07.04.2000) стала статья, которую можно назвать одинаково — как антикажегельдинской, так и антиалдамжаровской. Статья бывших журналистов знаменитой (но закрытой) газеты “ДАТ” Бакытжана Косбармакова и Ораза Алимбекова претендует на политический анализ, исследующий природу политического дуэта – Акежан КажегельдинГазиз Алдамжаров. С одной стороны, данная статья вызывает двойственное чувство, учитывая, что, во-первых, оба журналиста были ведущими перьями радикально-антипрезидентского “ДАТа”; во-вторых, они много, по всей видимости, чего знают про кажегельдинскую партию РНПК, они запросто общались и с Алдамжаровым, и с Косановым, и с Бапиевым. С другой стороны, посвященным в творчество этого журналистского “дуэта” известна и такая деталь – когда обиженные на кажегельдинскую партию и на оценку их труда журналисты стали писать свои статьи, то лишь “Жас Алаш” осмелился их напечатать (причем не более двух раз!..). Чем объяснить такую “свободу слова” и “плюрализм мнений” в казахскоязычных СМИ, наверное, никто не возьмется сказать. Сама же статья, появившаяся в “Алтын Орде”, это гимн казахскому языку и его возможностям, когда он используется для дискредитации чьего-либо реноме, ибо дуэт Кажегельдин-Алдамжаров определен как политическое проституирование. Однако не менее острые перья сидят и в штате “СолДата”. Это к тому, что Алдамжаров — слишком дорогая для РНПК фигура, чтобы отдать ее на растерзание “Алтын Орде”.


На неделе ни “Ана тiлi”, ни “Казак эдебиетi” ничего примечательного не выдали “на-гора”.


Новости партнеров

Загрузка...