О метаморфозах милого амазона, или Как великий властелин из-под стельки взобрался на чужой постамент

В мире казахской прессы

Наблюдая за внезапно буйными скачками в развитии исторической науки нашей, временами невольно приходится вспомнить поистине отважные деяния всемирно известного мореплавателя из испанского королевства, который, как известно, всю жизнь мечтал обнаружить в один прекрасный день вожделенные берега Индии и, в конце концов, неожиданно открыл то, чего вовсе не искал. И с тех пор, по удивительному стечению обстоятельств, аборигены Америки носят весьма странное с точки зрения логики название – индейцы. Но, видимо, первооткрыватели этой экзотической тогда страны (Индоамерика), которая до их первого, так сказать, визита пребывала в глазах почтенных обитателей Старого Света в туманной безвестности, очень просто, без всяких там задних мыслей, решили: раз это Индия долгожданная, то пусть люди, ее населяющие, будут называться по имени своей страны. Коротко и ясно, не правда ли? И сие неоправданно-насильственное название за ними закрепилось столь прочно, что даже открытие настоящей Индии ничего не могло изменить. Правда, чтобы избежать нежелательно скандальной тавтологии, решили новоиндейцев называть индусами – и дело с концом, нет тебе там никаких споров и скептиков, споры разводящих, точка над “и” поставлена окончательно и бесповоротно.


Слава Всевышнему, и наша с вами суверенная Родина не лишена собственных открывателей Индии, которая, правда, имеет обыкновение, по прошествии определенного времени, превращаться в Америку, чтобы затем вернуться туда, откуда был дан старт. А иногда и вовсе никуда, т.к. неожиданно выясняется: не ту, оказывается, дали с капитанского мостика команду. В результате получается, что мы незаметно для самих себя трансформируемся в страну дивных метаморфоз и непостижимых для обывательского ума превращений. Поэтому, наверное, никто из нас не удивился, увидев рядом с президентом одного из бесславно ушедших в политическое небытие экс-премьеров, который после своей отставки возглавил партию “Отан” и благодаря той же “Отчизне” стал кавалером ордена “Парасат”. Правда, злые языки поговаривают, что он за свое победоносное возвращение в стан сильных мира сего обязан трем волшебным буквам, любовно начертанным на кепке. Но неисповедимы, как говорится, пути Господни, и мы вынуждены довольствоваться тем, что имеем, тем, что видим, наконец. А видим мы людей, легендой овеянных — вроде, скажем, РК-овского строителя пирамид Н.Смагулова, который, благополучно разрушив мифические свои строения, тут же сам стал неуловимым мифическим персонажем из политического фольклора. Талапкер же Иманбаев, незабвенный отец отечественного медстрахования, тоже ныне окутан густой завесой взаимоисключающих версий и обитает, может быть, там же, где изволит проживать в подпольных условиях его не менее легендарный предшественник.


Впрочем, зачем морочить голову читателям подобными хрестоматийно известными тайнами матушки-природы, которые, правда, поныне не перестали быть таковыми, но, увы, давно уже не первой свежести.


Жизнь наша и так полна тайн и сенсационных открытий, и немало среди них тех, что волнуют наши вечно, увы, не совершенные умы не меньше, чем древнеегипетские пирамиды.


Об одном из подобных открытий века сообщил на днях астанайский журналист Жуматай Сабыржанулы, умудрившийся понаблюдать с “высоты птичьего полета”, т.е. с балкона Дворца торжеств, за великолепным действом, что разворачивалось на его глазах в канун праздника наших славных женщин (“Солдат”, № 12-13, 04.04.00). Трепетно возблагодарив для начала Его величество Кабуса бан Саида, султана Омана за такой пышный подарок единоверцам – изумительный дворец, — автор затем весьма патетично описывает прелестную грацию высокопоставленных, как выясняется участниц высочайшей аудиенции, одна из которых тут же, за праздничным столом, выдала на-гора потрясающее открытие поистине революционного размаха (правда, относилось оно скорее к области анатомии человека, чем к истории как таковой. – Г.М.). “Алтыншаш-апа Жаганова, — пишет по данному поводу автор праздничного репортажа, — выступила с подобающим \

случаю докладом, где и были названы имена многочисленных великих дочерей казахского народа — от Умай-ана до нынешней первой леди государства. Все это, разумеется, очень правильно. Но ее сенсационное заявление о том, что Золотой воин сакский, чьи останки обнаружены в районе Иссыка, в действительности был женщиной и происходил(а) из солнечного края Семиречья, “ошарашило всех нас”. Естественно, нет нужды доказывать, что эти слова были встречены августейшими гостьями и малочисленными гостями (один на пять, по свидетельству автора) Главной семьи страны с поистине изумительным, должно быть женским, ликованием.


Праздники — такая милая вещь. Конечно, там в угоду виновницам торжества можно говорить и не такое, лишь бы вызвать признательность в сих очаровательных глазах. Но как быть теперь с этим несчастным воином-саком (сачкой?), который (о чудо!) через столько-то тысячелетий не по своей воле стал объектом операции по изменению пола? Который, выходит, теперь даже не амазонка какая-то, а всего-навсего рядовой амазон, т.к. еще не известно, каким будет результат вышеозначенного хирургического вмешательства.


Видимо, сия тайна веков, с которой наши современницы в лице решительнейшим образом настроенного (ной) председателя (ницы?) миграционного ведомства чуть не сорвали – если уж не содрали – ни в чем не повинный покров, не на шутку взволновала нынешних потомков его обладателя (ницы), т.к. всего два дня спустя в молодежной газете “Жас Алаш” (№ 42, 06.04.00) тот же самый вопрос о половой принадлежности достопочтенного воина-амазона в золотых доспехах был адресован уже академику-антропологу О.Смагулову. И нашлась-таки золотая середина – славный воин наш сакский при жизни, оказывается, был существом двуполым, в чем г-н антрополог уверен процентов на 70 + 30, т.е. он полагает, что его объект преимущественно был мужчиной и одновременно обладал женскими чертами. Одним словом, обладал анатомическими признаками обоих полов. Но если учесть, что означенный воин официально утвержден у нас как

один из символов государственности и уже имеется подобающий этому почетному сану памятник, то есть ли смысл, в свете недавних открытий, как-то запечатлеть его незначительные (30%) половые особенности? Может, совсем не трогать его (ее)? Вопрос, правда, наивный, но, увы, далеко не из легких. Между тем наш славный предок-амазон, возле которого улегся в воинственной позе другой наш госсимвол – могущественный тигр (барс?), продолжает вглядываться куда-то вдаль, призывая своих отнюдь не романтически настроенных отпрысков к героическим свершениям.


Но это еще не все. Академик Смагулов в том же номере “Жас Алаш” сделал достоянием широкой, что называется, общественности неизвестные также факты из жизни Абылай-хана. На вопрос читателя о том, уверен ли он в аристократическом происхождении Абылая (т.е. в принадлежности последнего к генеалогической династии Чингисхана), ведущий антрополог РК, к тому же непосредственно участвовавший в недавней идентификации и погребении костных останков Абылая, отвечает, что в них им не обнаружено ни малейшего монгольского признака, что рассматриваемый им объект был, как говорится, самым что

ни на есть чистокровным казахом. И что тот Абылай, изображение которого мы видим на многочисленных банкнотах и бюстах (правда, в Алматы его памятник покамест существует лишь в проекте), абсолютно не похож на своего прототипа, ибо истинный Абылай был вообще не тем человеком, за которого его до сих пор выдавали. Вот эту мысль О.Смагулов конкретизировал в своем интервью газете “Время” (№ 15, 13.04.00), в котором утверждает, что наличествующее изображение хана принадлежит кисти поэта-художника М.Айтбаева, который, находясь в германском плену, нарисовал его произвольно, основываясь на сходстве с портретом Ч.Валиханова (а он и есть родной правнук Абылая). “В Казахстан он (рисунок. – Г.М.) попал 20 лет спустя: в 1963 году в аэропорту Нью-Йорка негатив с изображением Абылай-хана передал нашему академику Саину Балмуханову тоже военнопленный, киргиз по национальности, Алтай. Балмуханов привез портрет под стелькой своего ботинка в Алматы и передал его здесь Габиту Мусрепову. У нас этот портрет был впервые опубликован в первом томе энциклопедии Казахской ССР в 1972 году…” Вот такие превратности судьбы перенес великий хан, но сумел-таки в конце концов выпрыгнуть из-под стельки академика Балмуханова, чтобы оказаться прямиком на пьедестале почета. Однако, похоже, отныне ему предстоит проделать тот же путь, но в обратном направлении – уличили его в фальши, хотя и с большим опозданием, да значительными, надо полагать, финансовыми последствиями наши весьма уважаемые и не менее, выходит, бдительные ревнители седой старины. Вышла только малюсенькая, так сказать, неувязочка, беспардоннейшим образом портящая картину: по решению комиссии, где в членах состоял и сам О.Смагулов, была установлена надгробная плита с указанием всей родословной Абылая, где он числится восемнадцатым (18) потомком Чингисхана. Как это уважаемая комиссия допустила этакую оплошность (а таких оплошностей, как поговаривают, хоть отбавляй), нам с нашим весьма скудным интеллектом, наверное, и вовсе не понять. Получается, прав был скандально известный автор (составитель?) исторического опуса своего же предка Б.Кдырбекулы, утверждавший, что Абылай на самом деле никогда не был ханских кровей и происходил из одного известного казахского племени. (Подробнее об этой истории можно узнать из самой книги. – Г.М.) Но поскольку он включен в генеалогическое древо чингизидов, то, видимо, нужно будет нам продолжать его считать аристократом. Что же касается его казахского происхождения, это тоже не мешает делу: может, когда-нибудь в обозримом будущем найдутся и его прямые потомки, которым надлежит на законных основаниях унаследовать славные деяния и аристократические титулы такого достойнейшего предка. Но вот мне жаль, помимо других, Чокана и Шоты Валихановых, которые не имели абсолютно никаких подозрений по поводу чистоты своей дворянской крови, а последний, надо полагать, поныне их не имеет. А если вдруг будущие поколения поставят жирный крест на всех этих метаморфозах и из двуполого амазона вновь сделают любимого всеми нами Золотого воина, а Абылаю вернут его законное место в ханской родословной? Но это, как говорится, не наши проблемы. Зачем портить настроение добрым людям какими-то намеками на восстановление истины, которое, по всей видимости, состоится где-то в районе Года всеобщего благоденствия. И никак не раньше…

Новости партнеров

Загрузка...