ТВ и мы: блеск и нищета электронной информации

Телевидение существует уже достаточно долго, что позволяет с ностальгией в душе оглянуться в туманную середину почти прошлого века, потом стремительно добраться до наших миллениумных дней и попытаться еще раз ясно осознать, с каким средством массовой информации мы имеем дело уже не одно десятилетие.


Субъективные воспоминания автора складываются в такую вот лирическую картину: конец пятидесятых, на долго откладываемые деньги был приобретен шикарный по тем временам телевизор “Знамя”: большой, с темной коричневой полировкой и продолговатой золоченой панелью сеточкой на акустическом динамике. Для сохранности “голубого” экрана моя “дворянская” в прошлом бабушка закрывала оный большой кружевной салфеткой. Мне – ленивому подростку-двоечнику – разрешали смотреть телек только после того, как со стоическими усилиями были выучены бесконечные уроки и с ненавистью в душе вымыта посуда после скромного семейного ужина.


Каналов телевещания в те годы было раз, два — и обчелся, но героически заслуженные мной бдения около “ящика” каждый раз носили поистине событийный характер. Телебум тех незабвенных лет очень хорошо показал Никита Михалков в фильме “Пять вечеров”.


Сегодняшнее ТВ – бесспорный лидер в океане информации, с которым в ближайшее время сможет конкурировать по популярности только всемирная компьютерная сеть в облике Интернета. Поскольку редакция “Навигатора” предложила мне в дальнейшем регулярно просиживать заднее место около телеэкрана, судорожно, но целенаправленно “перелистывая” каналы, для начала разумнее всего уяснить для самого себя, но в адрес продвинутых компьютерных читателей, общие закономерности телевещания, ту полифоничность информации, которая доступна всем нам в пределах казахстанской южной столицы.


Современный зритель, образно говоря, чем-то напоминает космонавта, поскольку изобилие телеканалов складывается вместе в нечто галактическое. Устроившись в любимом кресле или полеживая на уютно промятом диване, можно упрямо “прощелкивать” дистанционный пульт управления в поисках нужной передачи или фильма, благо телеменю практически необъятно даже для всеядного сознания. Что мы имеем на сегодня? Воспользуемся еженедельной программой и подсчитаем. Существуют так называемые “массовые” каналы, которые в газете “Экспресс К” остроумно назвали “Телевидение для всех”: “Казахстан-1”, “Хабар”, “31 Канал”, “КТК”, “Рахат”, “ТАН”, “ОРТ-Казахстан”, “НТК”, “Шахар” – итого девять. Для избранных, надо полагать, ТВ спутниковое: “РТР”, “НТВ”, “ТВ-6”, “REN TV”, “АСТ”, “ТВ Центр”, “ТНТ” – всего восемь. В общем мы имеем семнадцать мгновений весны – простите ради бога… — почти двадцать визуально-электронных объектов. И это не считая кабельного телевидения – тогда счет может увеличиться до цифры пятьдесят и больше.


Поскольку мой первый материал о “Планете ТВ” изначально задуман в обобщенно-задумчивом смысле, то тут же могу с обезоруживающей откровенностью заявить, что бывшее советское телевидение – с предусмотрительной поправкой на тоталитарный контекст канувшей в Лету эпохи – было гораздо лучше в смысле фундаментального профессионализма. При этом ваш покорный слуга вовсе не опрометчиво сделал столь серьезное заявление, поскольку трижды сподобился потрудиться на ТВ, и этот тернистый путь был поистине “пролетарским”: сначала микрофонный оператор, затем осветитель, потом редактор ПТС (передвижные телефонные станции) и, наконец, до недавнего времени, венец телекарьеры – нечто вроде киноредактора и автора передачи “Наша фильмотека” на “Хабаре”. Расставшись в очередной раз с иллюзорно-завораживающим миром телевидения, в самый раз предаться возвышенным размышлениям о собственных трудах праведных в этой области гуманитарной деятельности во благо целой серии статей по избранной теме.


Первое соображение таково: опять же, при всех плюсай и минусах, “старое ТВ” было более стройным в “архитектурном” смысле, если говорить о базовых слагаемых административно-производственной модели – от фундамента в обличии руководящей номенклатуры до очень профессиональных и творческих работников, включая старательных уборщиц и приветливо-серьезных охранников на входе в здание. С трудом погасив мемуарную улыбку, должен сказать, что нынешнее телевидение совсем зря рассталось с классической организационной структурой, когда на ТВ существовало все то, что необходимо как воздух солидному, серьезному учреждению: блок специализированных редакций, четко регламентированная иерархия должностных обязанностей, крайне высокие профессиональные критерии, в результате чего в пространство ТВ почти исключалось проникновение самонадеянных дилетантов, хотя без так называемых «блатняков» и сегодня не обходится: «CEST LA VIE», как говорят ироничные французы.


Нынешняя инфраструктура телевидения, в особенности так называемого «коммерческого» или «частного», почти по всем статьям стала иной, рыхловато-неопределенной, временами напоминая анекдотическое «ирландское рагу», рецепт которого можно всегда прочитать в юмористическом романе английского писателя Джерома Клапки Джерома «Трое в лодке, не считая собаки». Уставившись иной раз в циклопический глаз телевизора, просто диву даешься, глядя с прищуром на иной человеческий объект в кадре или осмысляя «построение» какой-нибудь передачи. В итоге просто изумляешься — со знаком «минус», — поскольку иные говорящие головы или «созидатели» программ похожи на кильки в томатном соусе. Им бы только единожды посетить пределы ТВ в качестве любознательных экскурсантов, даже на секунду не задумываясь о том, чтобы стать профессионалами в столь многотрудном деле, а часто получается с точностью до наоборот, однако…


Не берусь менторски судить во всех подробностях о современных моделях повседневного жизнеустройства всего современного телевидения, но на примере телеканала «Хабар» вполне можно уяснить несколько практических «штрихов» в этом направлении. Без дежурной комплиментарности, охранительной перестраховки и не забывая этические моменты, мне вовсе не хочется, что называется, выносить сор из избы, выворачивая наизнанку подробное знание светлых и теневых сторон телевизионной кухни. Как мне думается — на основе почти двухлетних эмпирических наблюдений, — главными движущими фигурами на «Хабаре» является его руководство, что вполне естественно, ибо армия без компетентных командиров воевать неспособна, а также полноценные творческие личности, способные почти самостоятельно, без чрезмерного понукания — в ряде случае объединившиеся в небольшой, но мобильный производственный коллектив — решать конкретные художественные задачи, которые не просто заранее предусмотрены и продуманы на разных этажах телепроизводства, но и органично должны впоследствии вписаться в общую сетку вещания. Что там говорить — рискованное доверие к отдельно взятой талантливой личности (а иногда и не очень…) — вполне оправданно и перспективно в русле всеобщей демократизации нашей жизни. Однако будем откровенны: и глобальные стратегические замыслы на год или на перспективу в целом далеко не всегда результативны в конечном смысле. Бывает так, что самый главный и вроде бы беспроигрышный посыл оказывается в сути своей неверным. Вот и выступает наружу опрометчивость принятых решений с последующими хлопками от лопающихся мыльных пузырей несостоявшихся надежд — общее эфирное пространство становится в конечном счете каким-то пластмассовым, скучно-обезличенным и не вкусным для глаз и ушей.


Серьезное исследование разнообразных слагаемых в работе того или иного телеканала — очень интересное занятие для пытливого ума. Но заниматься этим нужно обстоятельно, с последовательной неторопливостью. Следующая публикация на избранную, многосерийную тему будет называться «Телемания: рабство или свобода?!», где автор попытается уяснить, как лучше всего оптимально ориентироваться во всем многообразии телеканалов и отработать — по крайней мере лично для себя — удобную модель взаимоотношений с «Планетой ТВ». Пока все. До встречи на следующей неделе…


Новости партнеров

Загрузка...