После первой не закусываем?

На три дня алматинцам вернули статус столицы. Пусть и неофициально. По городу разъезжали лимузины с дипномерами и разноцветными флажками на радиаторах. Для них перекрывали движение также бестолково, как и в старые добрые времена, когда Алматы был центром республики. Спешно чистили арыки, мели улицы. И даже утюжили их неизвестно откуда взявшимися асфальтоукладчиками.


На всю эту суету снисходительно взирали из своих авто иностранцы, приглашенные на Евразийский экономический саммит-2000. 37 государств Европы и Азии прислали своих представителей. Пятьсот участников, более 200 журналистов приехали на встречу, которую директор Всемирного экономического форума в Давосе Маша Левинсон назвала «исключительно презентабельной».


Впрочем, госпожу Левинсон нетрудно заподозрить в необъективности. Ее «фирма» впервые проводила мероприятие подобного рода в Центральной Азии, а президент Всемирного экономического форума профессор Клаус Шваб прибыл лично и даже вел несколько заседаний. В том числе и пленарное с участием Нурсултана Назарбаева, Аскара Акаева и Эдуарда Шеварднадзе, которое, безусловно, стало центральным событием саммита.


1. «… Но видим разные сны»


Вообще-то, Эдуард Амросиевич спас всю встречу. Потому что об уровне саммита подобного рода судят не только по тому, кто в нем участвует. Но и по списку отсутствующих первых лиц. Если бы не грузинский лидер, то встреча двух соседей-президентов выглядела бы всего лишь дружескими посиделками. (Или даже родственными, поскольку дочь Назарбаева замужем за сыном Акаева).


Нурсултан Абишевич довольно подробно объяснил причину отсутствия других президентов. У одного — высокий гость, другому предстоит выступить перед вновь избранным парламентом, третий… Третьим был президент Узбекистана Ислам Каримов, у которого также нашлись неотложные дела. Но распространяться о них казахский президент не счел уместным. Надо сказать, что глава Казахстана по отношению к своему южному соседу постарался быть максимально корректным. Как будто не было перестрелки на границе и скандала с «радиоактивным грузом», как будто не со скрипом вот уже пятый месяц продолжаются переговоры по делимитации общей границы. Причину этой сдержанности дальновидный Назарбаев объяснил казахской пословицей: «Чтобы найти общий язык с соседом, желательно свой прикусить. Чтобы не испортить отношений, не надо их выяснять».


Стремление похвальное и вполне объяснимое. Однако в какой-то момент оно сыграло с президентами злую шутку. Они на разные лады повторяли общие и давно всем известные слова о традициях Великого Шелкового пути, о мире и стабильности, о приверженности к рыночной экономике. И поневоле закрадывался вопрос: а может быть, и правильно сделали их коллеги, перепоручив свою миссию чиновникам меньшего калибра. Все-таки время главы государства должно цениться высоко. И не годится его расходовать на дежурные сентенции.


Как ни странно, самым острым оказалось выступление кыргызского президента, обычно мягкого и обходительного. Он неожиданно признался, что во времена Великого Шелкового пути каравану было гораздо легче попасть из одной страны в другую, нежели сегодня. «Сколько барьеров нагородили!» развел он сокрушенно руками и поднял свои знаменитые на все СНГ акаевские брови.


Вот тут, казалось бы, и следовало ожидать более конкретных предложений. Как «обуздать» несметную армию поборщиков и взяточников с погонами на плечах? Как сделать поездку по югу бывшего СССР если уж не приятной, то, во всяком случае, безопасной для жизни. Но нет, Аскар Акаевич выразил готовность своей страны быть «воротами в Китай» на обновленном Шелковом пути. А сидящему рядом Шеварднадзе предложил превратить Грузию в своеобразные «ворота в Европу». Как будто мог поменяться с грузинским президентом своим географическим положением…


Между тем людям, которые вынуждены пересекать эти «прозрачные» границы и таможни «дружественных» государств, не до шуток. Я уж не говорю о кемпингах, мотелях, сервисных станциях. Мой приятель, перегонявший легковой автомобиль из Объединенных Арабских Эмиратов в Алматы, вынужден был оставить по дороге почти тысячу долларов, не говоря о сигаретах, пиве и других «сувенирах» стражам порядка. Ночевать приходилось у постов ГАИ, что, естественно, приводило к новым (и немалым) затратам.


Три президента с энтузиазмом и почти с упоением говорили о проекте ТРАСЕКА, по которому Европа через Кавказ и Центральную Азию должна была плавно перетекать в Китай. Идея, родившаяся в кабинетах чиновников Европейской комиссии по транспорту, выглядела привлекательной и сулила огромные выгоды. Сколько туристов могла бы «пропустить» эта трасса, какие средства могли пролиться на окрестных жителей «золотым дождем». Увы, пока эта дорога с рытвинами и ухабами остается уделом мужественных и бесшабашных людей. А президенты тем временем говорят друг другу комплименты…


Напомню, что тема заседания была обозначена довольно четко: «Есть ли общее видение у политических лидеров региона?» Профессор Шваб пытался выведать что-то конкретное, но у него это плохо получалось. Даже когда он попросил присутствующих здесь же журналистов задавать «провоцирующие вопросы». Уж очень хотелось ему «раскрутить» глав государств на какие-то свежие идеи и мысли.


Впрочем, нет. Один раз сидящие в зале оживились. Турецкий журналист спросил казахского президента: а не боится ли он, что из России хлынут дешевые товары в рамках соглашений по Таможенному союзу. Это, дескать, ударит по интересам производителей в его родной стране. На что Назарбаев ответил: речь идет о том, чтобы товары вообще пошли, потому что различные «накрутки», разница в тарифах делает их неконкурентоспособными. Важную реплику вставил и российский вице-премьер В.Христенко. Он попросил турецкие средства массовой информации не волноваться. Речь идет о том, чтобы восстановить ранее существующие экономические связи, чтобы и потребитель, и поставщик работали с максимальной выгодой.


Кстати, в данном случае Назарбаев был предельно конкретен и доказателен. Товарооборот с Россией за последние три месяца вырос на 35 процентов. (С другими соседями по Центральной Азиина 20-25). Казахстанский уголь помог оживить простаивающие электростанции в России, железная руда идет в домны Магнитки. И, наконец, пожалуй, самое главное в рамках ТС почти удалось согласовать все тарифы. В конце мая в Минске лидеры стран «пятерки» поставят свои подписи под специальным документом.


Он так увлекся, что Эдуард Амросиевич вынужден был поправить своего более молодого коллегу. Хитро прищурившись (не зря его зовут «кавказским лисом»), Шеварднадзе рассказал о своих сомнениях. Он, дескать, долго думал вступать в Таможенный союз или не стоит. А потом решил повременить. «Надо посмотреть, что из этого выйдет…»


Назарбаев, который сейчас является председателем ТС и к своим «общественным» обязанностям относится весьма серьезно, только вздохнул сокрушенно и произнес с едва заметной досадой, обращаясь к Клаусу Швабу: «Видите, господин председатель. Мы спим под одним одеялом, но видим разные сны..


Мне кажется, происходит это в немалой мере потому, что не только президенты, но и их министры, отвечающие за конкретные направления, тоже предпочитают не распространяться по результатам совместных проектов. Только один пример, выступая на одном из заседаний форума, министр транспорта и коммуникаций Казахстана Серик Буркитбаев рассказал, что достигнуты договоренности о транспортировке товаров из порта Актау на Каспии по узбекским железным дорогам, а также подписаны соглашения с Азербайджаном и Грузией о 15-процентном снижении тарифов. Но вот как работают эти документы, министр рассказать «постеснялся»…


2. Ключ по имени «интеграция»


В конце восьмидесятых, когда перестройка и гласность открыли всевозможные шлюзы, пресса союзных республик заполнилась глубокомысленными изысканиями, которые обличали Россию. Караул, обирают! В Москве национал-патриоты тоже в долгу не оставались. А выйдем-ка мы, братцы, из состава СССР. Пусть наши соседи тюбетейками да малахаями торгуют… Все оказалось намного проще и сложнее. Проще потому, что «развод» состоялся без особых проблем. Но у обладателей тюбетеек остались заводы, которые в свое время построил ко всему привычный и терпеливый Ваня. Сначала их хотели перепрофилировать на ширпотреб, но потом одумались. И стали в Узбекистане торговать не только тюбетейками, но самолетами и автомобилями, которые собирали с помощью шустрых корейцев. От соседей-узбеков не отстали и казахи, которые сделали ставку на нефть и иностранные инвестиции. В 1938-1999 годах в Казахстан вкладывали примерно 1-1,2 миллиарда долларов ежегодно США, Германия, Южная Корея, Япония и другие страны.


Ну а сложность цивилизованного «развода» заключалась в том, что угар суверенизации очень быстро прошел: девяти лет как раз хватило. Узбекистан быстро насытил свой национальный рынок корейскими легковушками, а куда их потом девать? Ну не в Китай же, которому легче договориться с корейцами напрямую. Киргизия спохватилась: остановились военные заводы после массовой эмиграции русских, и открыла Славянский университет. Казахстан после долгих переговоров вошел в Каспийский трубопроводный консорциум: в 2001 году строительство завершат. К тому времени «труба» может забрать 65 миллионов тонн ежегодно. Однако уже сейчас российский ТЭК все активнее внедряется в Казахстан, но, разумеется, не за красивые глаза и ностальгию об общем прошлом. Казахстану регулярно увеличивают квоту в существующих трубопроводах. Символично, что В.Путин, только ставший премьером и встретившийся в Астане с Н.Назарбаевым, объявил ему об увеличении квоты с 3,5 до 7,5 миллиона тонн в год. Потом эти цифры пересматривались в сторону увеличения…


Но и Казахстану благородства не занимать. Отправившись вскоре после встречи с Путиным в Иран, Назарбаев попытал соседей по Каспию насчет южного маршрута. Те охотно откликнулись: можем обеспечить выход к Персидскому заливу, Аравийскому морю. Однако «взамен» осуждать Россию за Чечню наотрез отказался. Несмотря на недвусмысленные намеки об общих «мусульманских корнях» и «исламских ценностях».


Самое интересное, что политика Назарбаева оказалась правильной на 100 процентов. Новые союзники ценят, когда не предают старых друзей.


И вот уже на саммите заместитель иностранных дел Ирана Мохамед Хуссейн Адели приехал с весьма заманчивым предложением. Нужно найти миллиард долларов (всего-то), чтоб проторить путь к Персидскому заливу, в порт Нека. Этот вариант может существенно скорректировать проект “Баку-Джейхан”, который оценивается минимум в 2,2 млрд. долларов. И путь на юг уж гораздо дешевле, чем трубопровод в Китай, перспективы которого весьма туманны…


Мне думается, что иранским проектом заинтересуются и российские олигархи. Есть, правда, маленькая «заковырка» американские санкции, которые действуют до 2001 года. Но не зря с таким напряжением слушал иранского дипломата посол США в Казахстане Р.Джонс. Чего ждать от этих русских. Как захотят, так и сделают…


Тем более что прецедент есть: российские фирмы потихоньку возрождают свое влияние на бывшие советские республики. Буквально во время работы саммита в прессу просочилась информация: правительство Казахстана договорилось с «Газпромом» о его возвращении на рынок республики.


Три года Казахстан маялся с бельгийской компанией «Трактебель», которая управляла не только газопроводной системой, но и снабжала электроэнергией юг Казахстана. Долго спорили о ценах, но так и не договорились… Договор был рассчитан на два десятилетия, но хватило двух лет, чтобы взаимно устать друг от друга. Тем более что в западной прессе, в частности в газете «Ле суар», появились сообщения о том, что неким «казахским руководителям» «Трактебель» передал взятку в 50 миллионов долларов за выгодный контракт. Спецслужбы рады бы «повесить» эти миллионы на бывшего премьера А.Кажегельдина, оппозиция гневно опровергает подобные предложения. Как бы там ни было была без радости любовь…


… Вообще-то, члены российской делегации держались скромно, телекамер и диктофонов подчеркнуто избегали. Сказывался синдром «7 мая». Начнешь делиться планами на будущее, а тебя, глядишь, и того… Не назначат.


Но в какой-то мере эта сдержанность говорила больше, чем пространные интервью. А все потому, что Виктор Христенко не просто «зашел» с газовой карты, но подтвердил достаточно веско: Россия — за сотрудничество на взаимовыгодной основе, исключающее проведение «отдельными странами в одностороннем порядке своих интересов за счет России». Никакая страна конкретно названа не былав лучших традициях эзопова дипломатического языка. Но после того шума, который произвела в трех столицах неугомонная Олбрайт, не надо быть семи пядей во лбу, чтоб догадаться, о какой стране идет речь.


Легко предположить и регион, где схлестнутся эти интересы, надо полагать, в цивилизованной форме. Собственно, и хозяин встречи Нурсултан Назарбаев, открывая Евразийский саммит, его обозначил. В связи с этим позволю себе хоть и длинную, но зато весьма откровенную цитату: «Особого разговора заслуживает комплекс проблем, связанных с освоением Каспийского региона. По оценкам экспертов, только запасы нефти составляют здесь десятки миллиардов тонн. Регион становится одним из основных экспортеров нефти и газа на мировой рынок.


На этом завязаны интересы стран Центральной Азии, России, Кавказского региона. Европа, Соединенные Штаты, Китай, исходя из своих глобальных интересов, также уделяют Каспию большое внимание.


Учитывая это, все мы должны приложить максимум усилий для выработки согласованной программы развития Каспия, чтобы не допустить превращения этого региона в узел противостояния, от которого не выиграют ни наши страны, ни мировое сообщество. Наоборот, мы должны стать регионом дружбы и сотрудничества».


И здесь россияне могут себя поздравить. Дай-то бог, но может быть, в скором времени поговорка о русских, которые долго запрягают, а потом быстро скачут, начнет устаревать.


Во всяком случае, возглавить российское посольство в Казахстане поручили дипломату, который долгое время в МИДе занимался каспийскими проблемами и снискал себе славу искусного переговорщика. Как говорится, не саммитом единым…


Впрочем, дело не в персоналиях. Российская внешняя политика, кажется, избавилась наконец-то от «козыревского синдрома», который предпочитал летать в Лондон и Нью-Йорк, а не в Ташкент и Алматы. «Мы наконец-то нашли универсальный ключ к отношениям наших стран. И он называется «интеграция», сказал мне убежденно исполнительный секретарь СНГ Юрий Яров в личной беседе.


В справедливости этих слов я убеждался не однажды за время работы форума. Но особенно запомнился разговор с заместителем министра внешнеэкономических связей Республики Таджикистан Нуритдилом Каримовым. Он рассказал мне, что пока инвестиции в республику из стран СНГ невелики: 600-700 тысяч долларов в год.


Понятно, в стране только что закончилась гражданская война. Но оппозиция уже вошла в правительство. В стране проведены президентские и парламентские выборы на альтернативной основе. И еще немаловажное обстоятельство: после вступления Таджикистана в Таможенный союз проще стали решаться практически все вопросы, связанные с восстановлением экономики. Иностранные и российские инвесторы сейчас рассматривают проекты, связанные со строительством нового каскада ГЭС рядом с уже существующей электростанцией на Нуреке, с разработкой месторождения серебра близ селения Большой Куми-мансур на севере страны (к слову, запасы этого металла превосходят аналогичные залежи в Мексике). Ведутся активные работы по составлению проектной документации для месторождений ртути и бора на Восточном Дамире.


Ключ «по имени «интеграция» начинает открывать новые двери, в которые стучится разум и просто здравый смысл. «По секрету» г-н Яров сообщил мне: в Минске, в совещании «пятерки» по вопросам национальной безопасности примет участие и Армения.


Как знать, подумалось мне, а может, потом и Таможенный союз придется расширять за счет армянской гостьи. Хорошо, что на Кавказе у нас не только «недоверчивая и неприступная» Грузия…


Одним словом, Россия в Алматы выглядела вполне пристойно: не только подтвердила свои интересы, но и практически подтвердила, что является «мотором» интеграции на постсоветском пространстве. А интегрироваться в мировое сообщество лучше сообща (простите за тавтологию, но здесь она уместна).


Правда, жаль, что в пленарных заседаниях приняли участие не слишком много россиян. Если уж говорить совсем откровеннолишь Наталья Касперская, генеральный директор одной из фирм. Сказались, видимо, и расценки на участие в саммите: входной билет для бизнесмена стоил три тысячи «зеленых».


Возможно, поэтому русский язык, один из рабочих языков ООН в Алматы, оказался маловостребованным, особенно на пленарных заседаниях. Мало того, что их практически «засекретили», запретив вести аудио- и видеосъемку. Так еще и не побеспокоились о переводчиках… Господа, мы же все-таки не в Давосе…


3. Алматы — столица Евразии?


Прошедший саммит был исключительно важен не только для будущих финансовых «вливаний» в Казахстан, но и для его первого президента персонально. 2000-й год для Нурсултана Абишевича особенный, а Евразийский форум угодил как раз посреди двух его юбилеев. Только что правящая элита отметила 10-летие «института президентства», а еще спустя два месяца Назарбаев будет принимать поздравления в день своего 60-летия. Можно сказать, что главный подарок казахстанский президент уже получил. И поэтому слова Назарбаева «мы готовы превратить этот форум в постоянно действующий и предлагаем проводить в прекрасное весеннее время в прекрасном Алматыэто нечто больше, чем обычные пожелания хозяина дорогим гостям. Есть ли шанс у Назарбаева?


К саммиту появились парадные и явно «заказные» статьи не только в местной, но и в российской прессе. Мои коллеги (надо думать, абсолютно бескорыстно) сравнивают Казахстан с «новым драконом на Востоке». И убеждают цифрами: объем промышленного производства за 3 месяца 2000 года вырос на 14 процентов, товарооборот вырос на треть по сравнению с этим же периодом прошлого года и составил астрономическую для республики цифру в 3,3 миллиарда долларов.


У оппозиции другая статистика. Наша страна, говорит председатель исполкома Республиканской народной партии Газиз Алдамжаров, не использовала тех выгод, которые сулило прошлогоднее повышение цен на нефть в 2,5 раза, а также на другие полезные ископаемые (хром, цинк, газовый конденсат). В 1999 году, по оценкам экспертов, внешний валовой продукт вырос лишь на 1,7 процента, а внешнеторговый оборот сократился на 18 процентов.


Нетрудно заметить обоюдное лукавство: критики Назарбаева говорят о прошлогодних просчетах, защитники о новых и набирающих силу тенденциях в этом году. Удастся сохранить темпы роста до конца 2000 года?


Это будет зависеть от многих факторов. И к амбициозным проектам превращения бывшей столицы в деловой центр Евразииблагополучная динамика имеет самое непосредственное отношение.


Какие же правила игры должен соблюсти казахский президент, чтоб его желание стало реальностью, а приток инвестиций в республику приобрел бы очертания полноводной реки? На мой взгляд, таких условий как минимум три. Прежде всего хотелось бы пожелать уважаемому политику большей сдержанности. Примечательно, что в международных делах он демонстрирует хладнокровие и прагматизм вспомним, как президент отреагировал на «занятость» узбекского президента, с которым давно соперничает, хотя и упорно отрицает это. А вот внутри страны, особенно в отношениях с прессой, его знаменитое спокойствие ему все чаще изменяет…


Не так давно он устроил «разнос» прессе, обвинив журналистов в «нежелании» воспевать достижения суверенного Казахстана, в критиканстве и очернительстве (знакомые аргументы, не правда ли?). Причем досталось даже государственной телерадиокомпании, которой руководит Дарига Нурсултановна Назарбаева. Более того, в соответствии с новыми рыночными реалиями президент пообещал «разобраться» с источниками финансирования средств массовой информации. (Кстати, сразу после такой «отповеди» выпуск одной из газет приостановили.)


Можно понять президента немногочисленные оппозиционные газеты его не жалуют. Вряд ли ему приятно читать о том, как его идеологи разрабатывают планы по превращению президентской республики в ханство со всеми вытекающими последствиями. Другая газета повествует о том, как ближайшего помощника президента задержали на французской таможне с 830 тысячами долларов наличными. А кому понравятся выводы известного социолога: казахстанская элита представляет собой смесь плебейства, спеси и профанации высоких идей.


Более того, даже газета, которая финансируется (по слухам) компанией, близкой к президентским структурам, выходит в день саммита с «шапкой»: «Власти не нужна правда о себе. Она готова терпеть на улицах проституток, бомжей и бродячих псов, но только не свободную прессу».


Да, повторяю, можно понять эмоции президента. Наверняка иностранным гостям их русскоязычные помощники сделали перевод этих публикаций, представляющих местных чиновников как галерею малосимпатичных персонажей из города «Глупова». Но… Один мой знакомый дипломат говорил мне: «Чем отличается политик от лошади? Он не имеет права закусывать удила…»


Вот и не «закусывайте», господин президент! Таков удел сильных духом, сильных мира сего терять самые горькие, самые гневные, возможно, не всегда справедливые слова о себе и своем правлении, если хочешь считаться цивилизованным лидером свободного государства и демократом по убеждению.


Правда, кажется, к этому слову у Назарбаева в последнее время появляется аллергия. И это тревожит. Во всяком случае, на саммите он уже сообщил, что не собирается, «задрав штаны», бежать за американской демократией. Можно, конечно, не бежать. Однако, как на грех, в Штатах очень часто связывают два этих слова «демократия и инвестиции». Свободная пресса — залог прозрачности проектов и отдачи вложенных средств. Это преграда коррупции в конце концов.


Второй момент касается эмиграционной политики Казахстана, которую власти республики обсуждают крайне неохотно. Если проанализировать итоги последней переписи населения, то сразу увидишь: население Казахстана за 10 лет сократилось, и весьма значительнов городах на 8,3 процента, в селах на 6,9. Численность русских уменьшилась на 1,58 млн. человек, т.е. на 26 процентов. Численность немцев сократилась почти на треть — с 947 тысяч до 353 тысяч человек. Казахстан ведет переговоры с ФРГ о выработке специальной программы, которая бы приостановила отток немецкого населения и помогла привлечь новые инвестиции в страну. Почему бы и с Россией не сверстать нечто подобное? Мы ведь (не в пример Германии) соседи.


И, наконец, третье. Это касается непосредственно Алматы. «Прекрасный город» даже в «прекрасное время» выглядит, прямо скажем, не очень. Черные латки асфальта дело не спасают. Город захламили, дороги как после бомбежки. Так и не законченное метро превратилось в питомник для крыс и наркоманов. Переговоры с французскими инвесторами ни к чему не привели, а новых администрация не найдет: нет денег. Аким города Виктор Храпунов беспомощно разводит руками: девять десятых от бюджетных поступлений съедает Астана. Понятно, расходы там немереные.


Но в мире с подозрением смотрят на те страны, где топчут прошлое в угоду далекому будущему. О чем говорит мировой опыт?


Переехав из Рио-де-Жанейро, бразильские власти не перестали строить и благоустраивать свой прекрасный мегаполис на берегу океана. Уехав из Бонна, немцы постарались сохранить этот уютный город в целости и сохранности и превратить его в туристический центр.


Идея собирать постоянный экономический форум в Алматы сама по себе возражений не вызывает. Здесь уже размещен Интеграционный комитет Таможенного союза, давно работают представительства ООН, ЮНЕСКО, Всемирного банка, других финансовых организаций. Иностранные посольства весьма уклончиво реагируют на настойчивые пожелания о переезде в Астану. Оно и понятно: в Алматы создана инфраструктура, отсюда легче отслеживать процессы, происходящие в южной части региона.


Так что Алматы (в смысле евразийской столицы) может родиться, вернее, возродиться заново. Жаль только, если мы и здесь пойдем «своим путем»…


Новости партнеров

Загрузка...