Нурсултан Назарбаев штаны снимать не собирается

Послесловие к Евразийскому саммиту

“Здесь, в Центральной Азии, мы считаем, что, задрав штаны, в Соединенные Штаты бегать за демократией не будем”, — пожалуй, именно эти слова можно считать ключевыми на прошедшем в последние дни апреля Евразийском саммите в Алматы. Произнес их, как ни странно, президент Казахстана. Эти слова звучат несколько странно на фоне той почтительности по отношению к оплоту демократии в мире – США — какую до сих пор демонстрировал Нурсултан Назарбаев. Еще более странно выглядит другая его фраза: “Никакая критика той политики, которую мы проводим, никакое вмешательство во внутренние дела под предлогом демократии нами восприниматься не будет”. Однако на самом деле для аналитиков, наблюдающих за событиями в Казахстане, нет ничего нового. Такой поворот не является для них неожиданным. Сразу, как стало известно об отставке Бориса Ельцина, казахстанский лидер совершил несколько шагов, которые демонстрировали миру его растерянность перед надвигающимися переменами у “старшего брата”. К одним из них относится и поездка в Вену, посещение там оперного театра, тогда как весь остальной мир игнорировал приглашение на традиционный бал из-за прихода к власти лидера партии фашистского толка. Кадры, показанные по НТВ, смотрел весь мир.


Сразу после этого Нурсултан Назарбаев уходит в тень. А мировая печать смакует подробности скандального визита в Австрию и публикует материалы, в которых рассказывается о швейцарских счетах казахстанского президента. Но… правда жизни такова, что двойные стандарты превалировали и будут превалировать еще долго по отношению западных стран к Казахстану. Именно этим, скорее всего, объясняется то, что Мадлен Олбрайт вынуждена была “проглотить” резкую реплику Нурсултана Назарбаева о том, что не дело госсекретаря США решать, кого куда назначать в Казахстане. Такая отповедь последовала после вопроса “железной леди” о результатах дела о МиГах и новых назначениях Нуртая Абыкаева и Мухтара Алтынбаева. Тогда раздражение казахстанского президента можно было даже и объяснить: на самом деле во внутренние дела суверенного государства незачем соваться. Хотя это самое суверенное государство должно на деле придерживаться тех принципов, которые декларируются. Последовавшее затем выступление на совещании силовых структур показало, что продлившееся якобы некоторое время затворничество казахстанского лидера было своего рода отступлением перед решительными маневрами. А маневры, очевидно, преследуют лишь одну цель: показать России, Владимиру Путину, что Казахстан останется верным Москве.


Именно так расценивают отдельные аналитики те реплики, неожиданные для экономического саммита, которые прозвучали во время встречи президентов Грузии, Казахстана, Кыргызстана и главы правительства Азербайджана в рамках Евразийского саммита. “Домашние заготовки”, как окрестили их в газетах наблюдатели, призваны показать: Казахстан будет самостоятельно выбирать, с кем ему дружить. Смирятся ли США с таким положением, трудно сказать. Очевидно одно: пока окончательно не решится вопрос с трубопроводом Баку-Джейхан и продажей части госпакета акций СП “Тенгизшевройл”, Нурсултан Назарбаев сможет неоднократно пригрозить пальчиком Вашингтону.


Как опытный политик, он хорошо понимает, что приближающиеся президентские выборы в США дают простор для маневров подобного рода. К тому же, в случае прихода к власти республиканцев Нурсултану Назарбаеву придется нелегко. Во-первых, могут надавить чисто экономически (отказ в кредитах, установление жестких графиков возврата прежних кредитов, эмбарго за сотрудничество с Северной Кореей). А во-вторых — политически. В таком случае казахстанскому президенту остается только одно: наладить отношения с официальной Москвой. Несмотря на то, что Владимир Путин уже заявил, что надо разобраться с Казахстаном, где нарушаются права русскоязычных, у Астаны сохраняются шансы на добрососедские отношения с Россией. Да и Путину придется закрыть глаза на некоторые явления в соседней республике, чтобы приобрести влияние в регионе.


Отсутствие на саммите первого вице-премьера России Михаила Касьянова, который называется в числе претендентов на пост председателя правительства, говорит о многом. Россия таким образом демонстрирует мускулы, но подобный ход вряд ли может нагнать страху – он скорее свидетельствует об отсутствии гибкости у пришедших к власти персон из новой политической элиты. Впрочем, назвать новой политической элитой Владимира Путина и Михаила Касьянова можно с большим трудом. Несмотря на разницу в годах, они, как и Нурсултан Назарбаев, принадлежат к одному поколению номенклатурных чиновников, пришедших во власть в годы застоя. Поэтому говорить о радикальных переменах в отношениях России и Казахстана вряд ли следует. Взаимные упреки вскоре сменятся вполне добрососедскими отношениями из-за многих факторов, прежде всего экономических.


Казахстан, занимающий площадь в 2, 7 млн. кв. км, на западе, севере и востоке имеет общую границу с Россией в 1700 кв. км. Естественно, что такое соседство определяет многие аспекты жизнедеятельности двух государств. Недаром на саммите Нурсултан Назарбаев заявил, что торговый оборот Казахстана с Россией в первом квартале этого года увеличился на 35%. Многие товары народного потребления, и прежде всего продукты, идут к нам из России. К этому следует добавить сотрудничество в области энергетики, нефтегазовой отрасли и т.д. Так что экономическая ситуация является определяющей во взаимодействии двух стран, поэтому от того, что Владимир Путин будет размахивать дубинкой в виде угроз заступиться за русских в Казахстане, ничего не изменится. Хотя политика Москвы по отношению к Казахстану будет весьма жесткой в силу того, что транспортные коридоры, по которым идут грузопотоки в нашу республику, большей частью принадлежат России.


И в этом свете слова Нурсултана Назарбаева о том, “что, задрав штаны, в Соединенные Штаты бегать за демократией не будем”, являются подтверждением предположения о новом повороте в отношениях России и Казахстана. Упор на “здесь, в Центральной Азии” может говорить о том, что на недавнем саммите глав центральноазиатских республик СНГ достигнуто соглашение, по которому лидеры этих стран будут диктовать России свои условия. Однако отличие Казахстана от других республик Центральной Азии состоит в том, что здесь много русского населения. Именно поэтому Россия может диктовать свои условия Казахстану.


Эта мысль красной нитью проходила во время всех пленарных и секционных заседаний на Евразийском саммите, хотя открыто об этом не говорили. Основной темой саммита была нефтегазовая отрасль, перспективы и сотрудничество в этой области западных стран и республик Кавказа и Центральной Азии. Интерес к данной теме обусловлен достигнутым соглашением по строительству трубопровода Баку-Джейхан. Как сообщил на одном из заседаний глава национальной нефтяной компании Азербайджана Нотик Алиев, сейчас в парламентах Грузии, Азербайджана и Турции находятся на рассмотрении для ратификации документы по данному трубопроводу. Нотик Алиев подчеркнул, что развитие нефтегазового сектора оказывает влияние на изменения в мире. Каждые 10-15 лет потребность населения в новых миллионах тонн нефти возрастает. По мнению г-на Алиева, кооперация для добычи и транспортировки углеводородов является определяющей тенденцией в процессе глобализации.


Надо отметить, что все заседания, на которых обсуждались вопросы транспортировки нефти и газа, привлекали наибольшее число участников. Но по-настоящему дискуссий во время обсуждения этих вопросов не получилось. Их участники старательно обходили проблему освоения шельфа Каспия приграничными государствами, открытия новых месторождений на Каспии, участие Казахстана в трубопроводе Баку-Джейхан.Правда, Нурсултан Назарбаев был оптимистично настроен по поводу разведочных работ на шельфе Каспийского моря и высказал

предположение, что в 2015 году Казахстан сможет экспортировать 400 млн. тонн нефти (столько, сколько сегодня поставляет на внешние рынки Саудовская Аравия). Однако руководитель национальной компании “Казахойл” Нурлан Балгимбаев оказался весьма осторожным в своих оценках относительно разработки новых месторождений на Каспии и участия в проекте Баку-Джейхан. При этом он сделал акцент на том, что труба через Азербайджан, Грузию и Турцию окажется ненужной, если ее не пополнять нефтью из Казахстана.


Зарубежные участники большей частью были корректны и вели общие разговоры. Но даже эти общие рассуждения о процессах глобализации, интеграции не смогли скрыть интереса иностранных инвесторов к новым проектам Казахстана в области транспортировки углеводородов. Весьма завуалированно отдельные участники дискуссий пытались прощупать отношение Казахстана к предложениям Ирана, России и Китая. Прямых ответов, конечно же, не было. Но по настроению Нурлана Балгимбаева чувствовалось, что все будет определяться наличием запасов нефти и газа на разрабатываемых новых месторождениях. Если разведочное бурение подтвердит предполагаемые оценки запасов, то Казахстан реально сможет сам выбирать, с кем сотрудничать. Как заявил Нурсултан Назарбаев, наряду с участием в проекте Баку-Джейхан, Казахстан рассматривает и другие предложения. Но в любом случае Казахстану явно придется считаться с мнением других стран, прежде всего США и России. Соперничество последних за первенство в освоении и транспортировке углеводородов и позволяет на сегодня нашей республике лавировать, упирая на многовекторность внешней политики и экономики. Между тем весьма скоро Казахстану предстоит определяться. После инаугурации Владимир Путин займется разработкой новых отношений со страной, находящейся “в подбрюшье” России. А это значит, что частью декларируемых принципов придется поступиться.


Нельзя сказать, что интерес к Евразийскому саммиту был слаб. Нет, несмотря на отсутствие лидеров Туркменистана, Таджикистана и России, саммит получился достаточно внушительным по числу участников, что отметил в своей приветственной речи Нурсултан Назарбаев. Более пятисот человек из 37 стран мира – такое число, по мнению Карла Шваба, инициатора и организатора Давосского форума, является показателем интереса к данному форуму. Центральная Азия, заявил господин Шваб, считается регионом, где высоки риски для инвесторов, и потому целью Евразийского саммита является изменение подобного мнения,

содействование расширению потока инвестиций и повышению интеграционных процессов. Подводя итоги саммита, премьер-министр Казахстана Касымжомарт Токаев сказал следующее: “Идея проведения Форума исходит из насущной потребности стран Центральной Азии и Кавказа в скорейшей интеграции в мировую экономику и привлечении иностранных инвестиций. Возрастающая роль государств нашего региона, поиск новых форм взаимовыгодного торгово-экономического и инвестиционного сотрудничества на Евразийском континенте придают Форуму особую значимость.


Работа параллельных сессий, “круглых столов” в течение двух дней позволила выработать план совместных действий на ближайшие годы, рассмотреть перспективы развития региона. Обсуждены актуальные проблемы сотрудничества в сфере финансов и управления, энергетике, транспорте и коммуникациях, нефтегазовой отрасли”.


По словам Касымжомарта Токаева, правительство продолжает работу по совершенствованию налогового и таможенного законодательства, укреплению благоприятного инвестиционного климата в нашей стране. “Объем прямых иностранных инвестиций за 1999 год составил более полутора миллиардов долларов. В основном инвестиции (84%) были вложены в нефтегазовый сектор. Внимание инвесторов в прошедшем году привлекли цветная металлургия, пищевая промышленность, энергетический комплекс и финансовый сектор.


В то же время инвестиции идут и в другие секторы экономики: в производственную инфраструктуру, обрабатывающую промышленность, жилье, социальную сферу и туризм. Мы призываем Вас вкладывать средства и в такие сферы, как производство фармацевтических препаратов, продукции легкой промышленности, а также производство сельскохозяйственной продукции”.


Премьер-министр назвал “задачей особой важности увеличение численности среднего класса, который станет опорой стабильности в Казахстане”. Об этом же в интервью журналистам заявил и председатель Национального банка Григорий Марченко. По его мнению, в целом показатели Казахстана по привлечению иностранных инвестиций самые лучшие по СНГ. Однако инвестиции идут большей частью в нефтегазовый, горно-металлургический секторы. Сейчас же необходимы вложения в средний сегмент экономики, что позволит увеличить темпы роста инвестиций в экономику в целом.


Средний класс во всем мире является основой стабильности и опорой государства. Исходя из этого и сделаны такие заявления. Но сможет ли сформироваться по-настоящему средний сегмент рынка, если налоговое и другие законодательства не позволяют укрепиться по-настоящему ни одному участнику рынка?..


Увы, стремление быть впереди планеты всей и на сей раз подводит “наших правителей”. Голое декларирование еще не означает дела – видимо, стоит помнить об этом.


Нельзя не вспомнить в связи с Евразийским саммитом все инициативы Казахстана на внешнеполитической и внешнеэкономической арене. Напомню, что именно Нурсултан Назарбаев выступил инициатором создания СНГ, и в декабре 1991 года в Алма-Ате было подписано соглашение о создании Содружества Независимых Государств. Дальше последовали инициативы по организации СВМДА, Евразийского союза, Союза центральноазиатских стран, а теперь Евразийского саммита. Для самого Нурсултана Назарбаева Евразийский саммит является возможностью остаться в истории инициатором и последовательным проводником интеграционных процессов в Центральноазиатском регионе. Для Запада Казахстан представляет огромный интерес в силу своих сырьевых запасов и геополитического расположения. Последнее ставит Казахстан в зависимость от ведущих государств мира. Проводимая до сегодняшнего дня многовекторная политика обеспечивала стабильность Казахстана на внешнеполитическом пространстве, однако дальнейшая судьба Казахстана неотделима от России. И, как опытный политик, Нурсултан Назарбаев не может не понимать этого. Потому и якобы раздражение по поводу давления США — всего лишь прямой намек нынешнему руководству России о согласии на сотрудничество.

Новости партнеров

Загрузка...