Обзор казахскоязычной прессы Смерть Марата Кабанбая. Горькое, как яд, сожаление…

В конце апреля скончался известный казахский писатель и публицист Марат Кабанбай. Он принадлежал поколению, которое, несмотря на околосорокалетний возраст, к концу семидесятых значилось поколением “молодых, но даровитых писателей”, а к концу восьмидесятых уже подпирало поколение Абиша Кекилбаева, Мухтара Магауина, Ирана Гайыпа, Саина Муратбекова и других. В том гипотетическом случае, если советская эпоха продлилась бы до 2000 года, именно Марат Кабанбай, несомненно, первым из своего поколения вошел бы в элитные писательские круги. Он был самым видным и талантливым прозаиком, лауреатом международной премии в области детской литературы. Однако неожиданно наступившая эпоха суверенитета нарушила привычный ход вещей. Писательский труд перестал быть наиболее престижным и денежным. Те, кто громко состоялся на советском уровне, пошли в политику, занялись якобы казахским обустройством собственного государства. Например, тот же самый Абиш Кекилбаев, ныне являющийся государственным секретарем РК. Перед остальными же дверь к покровительству власть имущих, к высокому креслу оказалась закрытой. Масса казахскоязычных литераторов оказалась несостоятельной в новых рыночных условиях выживания и практически ненужной не только “новым казахам”, но и своим бывшим потребителям тоже. Марат же, будучи человеком талантливым и имеющим определенный кругозор, подался в журналистику и стал одним из самых видных публицистов. Такая же трансформация произошла отнюдь не со всеми, хотя все известные и безвестные многочисленные члены писательской творческой организации первым делом кинулись на работу в казахские газеты и журналы, которых в первой половине девяностых годов было достаточно много. Но только единицы смогли стать более или менее заметными журналистами- публицистами – поэт Меирхан Акдаулетов, его коллега Аманхан Алим. Однако, конечно же, ни один из названных членов некогда престижнейшего Союза писателей (а они стали членами СП еще в эпоху СССР) не был доволен создавшейся ситуацией. К тому же бум казахских масс-медиа быстро прошел, а сама казахская журналистика (один из самых жестоких парадоксов независимости! – “Навигатор”) с каждым годом стала все больше и больше проигрывать во всех смыслах (прежде всего в оплате труда) русскоязычной. Своеобразные процессы шли и в самом казахскоязычном обществе. Когда в борьбу за верховную власть в стране открыто вступил Акежан Кажегельдин, это внесло определенный раскол и в сознание традиционного казахского общества. Марат Кабанбай, являвшийся золотым пером еженедельника “Ана тiлi”, имевшего бешеную популярность в первые годы независимости, перешел в газету “Дат”, затем стал главным редактором газеты “СолДат”. Фигурально выражаясь — он пошел против президента. С другой стороны, если знать амбиции казахской творческой интеллигенции, то такие шаги талантливого писателя и публициста, а также других казахских журналистов, на тот момент находившихся и вовсе без работы, легко объяснимы: не получили желаемого по эту сторону баррикад, получим блага и признание по ту их сторону. Однако что касается Марата, то и в стане оппозиционеров он долго не выдержал — добровольно покинул должность главного редактора еженедельника “СолДат”. Поговаривали и даже писали о том, что Марат Кабанбай уходит на творческую работу, писать роман “Кентавр”. И что под это дело он даже получил то ли грант, то ли просто солидную сумму денег.

Однако действительность, если верить русскоязычной газете “Доживем до понедельника”, оказалась иной. Марат Кабанбай умер, остро нуждаясь хоть в каких-нибудь средствах. Его супруга обивала порог супероппозиционного “СолДата” в поисках денег, но помощи не дождалась. Между тем именно авторитет и статьи этого человека, а также безоглядный напор Шарипа Куракбаева (главный редактор закрытого декабре 1998 г. “Дата”) создали славу газете “Дат” и тот тираж, которого сегодня “СолДату” никак не удается достичь… Это – неоспоримый факт. В тех поминальных текстах, которые с некоторым, заметим, опозданием появились в казахскоязычных газетах (“Ана тiлi”, “Казак эдибиетi”), разумеется, ничего не сообщают о таких подробностях. Хотя во всех них сквозит особенная горечь, и создается впечатление, что вышесказанное все-таки имелось в виду, но не было высказано. Журналист Раушан Толенкызы в конце своего поминального слова пишет (“Ана тiлi” от 04.05.2000): “В последнее свое путешествие наш учитель Марат Кабанбай отправился на красной машине под номером A 191 BV. Красная машина увозила его в вечность… а нам оставляла горькое-горькое, как яд, красное сожаление и урок…”. В редакционном некрологе “СолДата” (02.05.2000) смерть Марата Кабанбая относят к тому, что он близко к сердцу принимал ту действительность, которая складывалась в стране. И он очень торопился написать своего “Кентавра”…


В последнем номере “СолДата” привлекает внимание большая статья известного ученого Азимбая Гали. По его мнению, сегодня, “в эпоху постмодерна” (под “постмодерном” подразумевается не течение в изобразительном искусстве, а современный исторический контекст. – “Навигатор”), казахи заблудились и пока не в силах понять, а тем более обратить в свою пользу те процессы, которые сейчас происходят повсеместно во всех сферах и областях жизнедеятельности как общества, так и отдельно взятого человека. Например, боязнь того, что если землю отдадут в частную собственность, то казахи обязательно проиграют, он считает пустой. Когда в свое время пошел процесс приватизации жилья, были аналогичные разговоры: мол, теперь казахи вообще останутся без городских квартир. Но русские стали активно продавать свои квартиры, и в конечном счете их хозяевами стали казахи. Вот к таким выводам, помимо всего прочего, приходит доктор исторических наук А.Гали. Журналист Сейсен Амирбекулы рассказал читателям о Жансене Керееве первом генерале-казахе. Причем этот человек начал свой путь военного со звания рядового, будучи призванным на срочную армейскую службу в 1950 году. Автор статьи сожалеет, что Ж.Кереев не дожил до суверенитета Казахстана – генерал не вернулся живым из длительной командировки во Вьетнам… В то время он был наиболее перспективным человеком среди генералитета СССР на получение маршальской звезды. Его именем названа улица в Актобе.


Ну, а в Актобе продолжает выходить в свет еженедельник “Алтын Орда”. На момент создания данного обзора в южную столицу пока добрался 15-й номер газеты (от 28 апреля т.г.). На этот раз в газете наблюдается несколько обширных и “склочных” материалов. Один посвящен оппозиции, другой — местным разборкам.


В первом случае журналист Кыдырали Койтай обрушивается на оппозицию, пытаясь реанимировать интерес к персоне Жасарала Куанышали. Но как он это делает?! Он утверждает, что оппозиция страшно далеко находится от народа и его чаяний, поскольку весь смысл их деятельности заключается в том, чтобы оппозиционеры вернули себе руководящие кресла. В связи с этим упоминаются лица, которые когда-то занимали большие должности, – Акежан Кажегельдин, Балташ Турсумбаев, Газиз Алдамжаров и пр. Правда, в случае с Б.Турсумбаевым не совсем все ясно. Совсем недавно этот человек давал интервью “Алтын Орде”, и, помнится, никаких оппозиционных заявлений, например, в духе того же Кажегельдина, он не делал. А его появление на Форуме демократических сил было эпизодичным, поскольку с самого начала было совершенно предсказуемо, что такой серьезный человек, как Б.Турсумбаев, недолго выдержит пустую демократическую трескотню нашей оппозиции. Весьма симптоматично, что те же Своик и Абильсиитов, достаточно далеко стоящие от Турсумбаева политики (по-крайней мере, они ни на обыденном, ни на политическом уровне не “тусуются” вместе, как это наблюдается в случае с РНПК и Дувановым, РНПК и Куттыкадамом) также отвернулись от Форума. А в том, что Жасарал Куанышали, Хасен Кожа-Ахмет, Дос Кушим не появляются на страницах оппозиционной прессы в лице “XXI века”, СолДата”, вины Турсумбаева нет — он всегда держался обособленно. Сейчас эта фигура вообще ни в чем себя не проявляет и, кстати, тоже не мелькает на страницах оппозиционной прессы. Секрет того, что фамилия этого человека в негативном свете была упомянута “Алтын Ордой”, видимо, кроется в обычной перестраховке: сначала привлечем читателя, дав интервью с известным политиком, а затем ударим по нему же, чтобы кто-нибудь не подумал, будто мы дружим… Далее следуют обвинения в адрес русскоязычных граждан республики, которые, дескать оказались не на высоте. Они, оказывается, не только не патриоты страны — норовят убежать из Казахстана, но и как рабочий класс слабы. “Где забастовки карагандинских шахтеров и павлодарских тракторостроителей?” – спрашивает журналист. А вот казахи Кентау и Жанатаса себя показали.

Другой “склочный” материал значим тем, что в бой вступил сам главный редактор “Алтын Орды” Меирхан Акдаулетов. Объектом для его сарказма “выступил” его коллега, главный редактор областной общественно-политической газеты “Актобе” Идош Мусакулов. 18 апреля в этой областной газете вышла статья под названием “Алтын Орда” начинает командовать”. Из ответной статьи шефа “Алтын Орды” достаточно трудно понять, по какому поводу произошло нападение на его газету, но, судя по упоминанию, кто является сватом и зятем (президент водочного завода “Кристалл”) И.Мусакулова, “обратной” апелляции к актюбинским русскоязычным газетам — здесь замешана какая-то хозяйственная подоплека. Но оппонирующие стороны стараются придать конфликту чисто политический и даже (со стороны “Алтын Орды”) национальный оттенок, и это, несмотря на то, что схватились две чисто казахскоязычные газеты. Идошу Мусакулову, одному из старейших журналистских руководителей Западного Казахстана, и недавно прибывшему на родину предков из Алматы М. Акдаулетову вряд ли удастся, даже прикрывшись защитой казахских интересов, перетащить на свою сторону все общественное мнение местной публики. Этот конфликт также мог быть рожден следующими обстоятельствами: когда интерес к газете падает (допустим, не все номера “Алтын Орды” равнозначны с творческой точки зрения), то искусственно инициируется конфликт между изданиями. Но Актобе не Алматы – склока между двумя региональными казахскоязычными газетами, по большому счету, вряд ли несет в себе позитивный общественный заряд.


Известный демограф Макаш Татимов в своем интервью газете “Казак эдибиетi” (05.05.2000) сквозь призму демографии казахов вспоминает советскую эпоху, правление Геннадия Колбина. Корень многих проблем казахов он усматривает в том, что казахи в силу исторических обстоятельств оказались в меньшинстве в пределах своей республики. Сегодня, слава Аллаху, казахи наконец-то “перевесили” другие народы и составляют 55% населения. Теперь необходимо перевести это численное большинство в качественные показатели – это и есть главная задача внутренней политики.


“Жас Алаш” на минувшей неделе коснулся множества тем. В их числе: продолжение обсуждения законопроекта “О земле”, борьба с саранчой. В обоих случаях (номер газеты от 03.05.2000) к обсуждению были привлечены депутаты парламента РК Мырзагельды Кемел и Кайрат Шалабаев. А вот журналист Кали Сарсенбай призывает оставить в покое… Абая. По его мнению, слишком часто цитируется тот Абай, который нелицеприятно отзывался о своих соплеменниках. Зато те строки, которые могли бы поднять дух народа, почему-то не используются. В том же номере редакция выражает “обиду” на акима Алматинской области Заманбека Нуркадилова. В чем же она выражается? Атырауский собкор газеты передал репортаж с юбилейных торжеств, посвященных шестидесятилетию народного писателя республики Фаризы Онгарсыновой. На этом юбилее присутствовал и г-н Нуркадилов со своей супругой — известной певицей Макпал Жунусовой. В тот день аким Атырауской области Имангали Тасмагамбетов собрал почетных гостей и областную элиту в отдельной белой юрте. Похоже, алматинский гость был там самой колоритной фигурой, и неудивительно, что на него посыпались самые различные вопросы. Был вопрос и о его былых взаимоотношениях с газетой “Жас Алаш”. Тот ответил как на духу: “Я и не думал в суд на них подавать. Они моего отца задели – я промолчал. Они мою мать задели – я промолчал. Так они дошли до моей семьи – стали всуе задевать имя супруги. Тогда я было всерьез решил подать судебный иск. На этом все и кончилось – вроде они остановились”. Простодушный ответ на вопрос был опубликован в местной газете. Какой же из всего этого сделал вывод журналист “Жас Алаша” Куттыгирей Смадияр? Он ничтоже сумняшеся задается вопросом: “А мы что-то не поняли Закена? Зачем он, отправившись в далекий Атырау, высказывает обиду на “Жас Алаш”? Ну задали вопрос, можно же было на него гладенько ответить?”. Смадияровский “репортаж” заканчивается следующим выводом: “Как бы то ни было, даже сидя в Атырау Заманбек мырза (т.е. господин. – Прим.) вновь кинул камень в “Жас Алаш”. Поистине, трудно понять взаимоотношения газеты с акимом, но сожаление по поводу “гладенького (ровного, вежливого и т.п.) ответа” просто умиляет. Человека спросили, он ответил. В чем состоит соль этого материала? Где, в конце концов, тут виден “булыжник”, запущенный в огород редакции самой тиражной казахскоязычной газеты? Или казахская журналистика настолько могущественна, что может и желает корректировать ответы акимов?! Стиль “репортажей” из “белых юрт” впечатляет своей недалекостью и легковесностью. Если это стеб по-казахски, то гораздо интереснее было бы прочитать, чем потчевали гостей – скажем, тасмагамбетовской черной икрой. Но журналисту Смадияру, наверное, проще задеть чужого акима.


Накануне Дня Победы много материалов было посвящено этой дате – 55-летию разгрома фашистской Германии. На страницах “Жас Алаша” (06.05.2000) продолжается косвенная полемика на тему – является ли праздник День Победы казахстанским? Партизанивший в годы войны на Украине народный Герой Казахстана Касым Кайсенов считает, что такой праздник должен сохранятся в Казахстане. Хасен Оралтай считает, что надо пересмотреть данное положение, вновь взвесив все “за” и “против”.


“Ана тiлi” (04.05.2000) на первой полосе дала цифры потерь казахстанцев в Великую Отечественную войну? Участвовали в военных действиях 1 366 164 казахстанца, из них погибли почти половина – 44%. Наибольшие потери выпали на 1943 год – 142 452 человека. В общей сложности непосредственно на фронтах погибли 279 696 человек, пропали без вести 271 503 человек, 42 766 воинов умерли в госпиталях, 7 064 — не вернулись из плена… Вечная им всем память.

Новости партнеров

Загрузка...