СМИ и право Узбекистана.Теория и реалии

Не будем умалять того факта, что в Узбекистане законодательная база, регулирующая деятельность масс-медиа, весьма впечатлительна по объему (то есть количеству принятых нормативных актов), так и по широте охватываемых аспектов. Эти документы как прямого, так и косвенного действия. К первым относятся те, которые обеспечивают политико-правовое функционирование средств массовой информации. Например, это международные пакты, договора и соглашения, к которым присоединился и подписался Узбекистан за годы независимости. Немало и национальных законов, которые также регламентируют деятельность СМИ во всех проявлениях.


Кроме того, в перечень нормативно-правовых основ СМИ входят отдельные статьи в действующих кодексах (Гражданском, Уголовном, Налоговом), а также иных законов, где отражается деятельность масс-медиа (например, “О референдуме в РУ”, “О выборах Президента РУ”, “О прокуратуре”, “О судах”, “О выборах в Олий Мажлис РУ”, “Об обращениях граждан” и др.).


Другие законы регулируют деятельность СМИ как хозяйствующих субъектов. Здесь также предоставляются масс-медиа определенные льготы в налогообложении, таможенном провозе, на иностранные инвестиции то есть это общие льготы, предоставляемые, скажем, малым и средним предприятиям независимо от сферы деятельности. Например, если последующее законодательство Узбекистана ухудшает условия инвестирования, то к иностранным инвестициям в течение 10 лет применяется законодательство, действующее на момент осуществления инвестиций. Ставка налога на прибыль (доход) предприятий снижается на 20% при доле экспорта в общем объеме производимой продукции от 5 до 10%; 30% — при данном показателе от 10 до 20%, 40% — при показателе от 20 до 30%, 50% — от 30 и более процентов.


Другой льготой является то, что по итогам отчетного года выручка в СКВ, полученная предприятием от прироста объемов экспорта товаров (работ, услуг) освобождается от уплаты налога на прибыль. С прибыли СП с долей иностранного капитала в уставном фонде более 30%, а также иностранных предприятий, их филиалов, представительств и дочерних предприятий применяется ставка на прибыль в размере 25%. Если редакция (издатель) экспортирует товары собственного производства, то они не облагаются акцизом, а если СП производит экспортоориентированную и импортозамещающую продукцию, то ему предоставлено право на получение налогового кредита для развития производств, то есть отсрочка на срок до 2-х лет причитающихся платежей в бюджет по налогу на НДС и земельному налогу. СМИ в форме СП, если в ее уставном фонде не менее $500 тыс., то она освобождается от уплаты налога на имущество. Более того, в Узбекистан ввозится личное имущество иностранных граждан – сотрудников информационных СП, а также предметы для производственных нужд, то оно освобождается от уплаты таможенной пошлины.


В настоящее время в республике зарегистрированы и имеют лицензии 2 телерадиоорганизации, где учредителями являются совместные предприятия (телестудия «Камалак-ТВ» — учредитель — совместное узбекско-американское предприятие «Камалак» и радиостанция «Сезам» — учредитель — узбекско-американское совместное предприятие «Рубикон радио Системс»).


Многие СМИ выступают в форме ООО, МП, и поэтому имеют, как рыночные структуры, определенные льготы от государства. Более того, такую поддержку получают и распространители периодической печати. Например, постановлением правительства, акционерная компания “Матбуот таркатувчи” (“Распространение печати”) и предприятия, которые входят в их состав, с 1 мая 2000 года по 31 декабря 2003 года уплачивают налог на валовой доход в размере 5% и производят отчисления в Республиканский дорожный фонд в размере 0,5% от валового дохода. Кроме того, на указанный срок министерство финансов обязано выделить для компании из государственного бюджета средства с целевым использованием на компенсацию 50%-х затрат, связанных с авиа- и железнодорожными перевозками периодической печати. Министерству электроэнергетики правительством рекомендовано производить отпуск электроэнергии АК “Матбуот таркатувчи” и ее предприятиям по пятой группе потребителей – “непромышленные потребители, бюджетные организации”. Национальной компании “Узбекистон хаво йуллари” также поручено пересмотреть графики вылетов самолетов, предусмотрев ежедневную раннюю доставку печатных изданий в областные центры и Республику Каракалпакстан.


Такой государственный интерес, естественно, стимулирует развитие прессы. Всего в Республике Узбекистан зарегистрировано 719 средств массовой информации, из которых 507 газет, 157 журналов, 4 информационных агентства и 51 электронное СМИ (телевидение и радио). Для сравнения: в 1990 году накануне принятия декларации о независимости Узбекистана в республике функционировало около 300 газет и 60 журналов, работало одно информационное агентство (УзТАГ). То есть практически за годы независимости общее число газет увеличилось примерно на 60% и журналов более чем вдвое.


Кстати, на 10 января 2001 года в стране имели лицензии на телерадиовещание 30 телестудий и телекомпаний, 15 телерадиокомпаний, 6 радиостанций. Рассматривая форму собственности данных предприятий, то необходимо сделать такое разграничение: из них 25 государственных и 26 коммерческих (из которых 14 — частные, где учредителями через соответствующие фирмы или непосредственно являются физические лица — граждане Республики Узбекистан). Если рассмотреть сегментировано на существующую прессу, то можно заметить, что из 507 газет, издающихся в Узбекистане, 77 республиканских, 162 — областных, 47 — городских, 176 — районных и 45 — многотиражных изданий, в том числе из них 394 государственные, 63 общественные и 50 иные (коммерческие, религиозные). При этом 133 газеты являются ведомственными изданиями. Касаясь журналов, то из их общего числа 99 имеют статус государственных, 34 — общественных и 27 иных (например, коммерческие, религиозные) изданий.


Как видно из этого, законодательная база позволила развивать рыночные отношения в сфере СМИ и сформировать многообразие форм собственности и хозяйствования. Между тем, масс-медиа испытывают определенные трудности, которые носят не только экономический характер, но и политико-правовой. Их причины заложены, с одной стороны, сложностями применения тех или иных статей, с другой, своим их толкованием со стороны чиновничества, а с третьих, порой игнорированием государством конституциональных основ граждан. Именно об этом (неэкономических причинах) и пойдет речь ниже.


Например, в ст.7 Закона “О защите профессиональной деятельности журналиста” определено понятие “журналистской тайны” и о том, что журналисту запрещается разглашать сведения, составляющие журналистскую тайну без разрешения источника информации. Подобное возможно лишь по решению суда согласно ст.10 Закона “О гарантиях и свободе доступа к информации”. Однако чиновники, которые подверглись критике со стороны СМИ, часто требуют от журналиста сведения об источнике. По мнению данных чиновников, такой “крот” подрывает авторитет организации, выносит “сор из избы”, искажает действительность. Порой на журналиста оказывают давление различные ведомства, в частности, правоохранительные, чтобы тот сообщил источник информации.


Другой пример: ст.16 Закона “О средствах массовой информации”, в которой отмечается о возможности остановки деятельности СМИ решением учредителей, суда или уполномоченного органа, выдавшего лицензию на данный род деятельности. Естественно, наличие такого пункта в Законе вынуждает прессу быть более лояльной к власти, “не высовываться”, не “дразнить гусей”, то есть быть покладистой “четвертой властью”, не имеющей авторитета и поддержки у населения.


Существует также проблема, связанная с проведением журналистами расследований. Например, в ст. 5 Закона “О защите профессиональной деятельности журналиста” отмечается, что журналист имеет право проводить журналистское расследование, а в ст.9 Закона “О СМИ” “сотрудник редакции вправе изучать, проводить журналистское расследование конкретного события”. Он имеет право “производить в установленном порядке записи, в том числе с использованием необходимых технических средств”, а также в ст.9 — “использовать аудио- и видеотехнику при сборе фактов, свидетельских показаний”. В то же время в ст.6 Закона “О защите профессиональной деятельности журналиста” говорится, что “журналист не может использовать аудио- и видеозаписывающие средства без согласия источника информации или автора”. Таким образом, если журналист проводит расследования, скажем, по злоупотреблению каким-то чиновником своим служебным положением или незаконными операциями каких-то лиц на “черном” рынке, неправомерной деятельности сотрудников органов правопорядка, вымогательства со стороны чиновников, то скрытая запись как бы является фактом, подтверждающим совершение данного преступления. Но если нет согласия “автора”, то есть самого правонарушителя, то сведения, добытые журналистом, являются незаконными, и журналиста могут привлечь к судебной ответственности. Как видно из этого, правоприменение данных статей весьма сложно для практической деятельности журналиста.


Существует также особое мнение некоторых экспертов относительно ст.69. Закона “О судах”, в которой отмечается: “Средства массовой информации не вправе предрешать в своих сообщениях результаты судебного разбирательства по конкретному делу или иным способом воздействовать на суд”. Подобная трактовка имеется и в ст.6 Закона “О СМИ”. Экспертов смущает то утверждение, что любой прогноз может быть способом воздействия на суд, в то время как это может быть личное мнение журналиста (которое, естественно, не имеет юридической силы). В то же время ст.2 этого же закона утверждается, что “Судьи независимы, подчиняются только закону”. Если суд беспристрастен, то никакая статья не влияет и не может влиять на его решение.


Смущает также и ст.18 Закона “О рекламе”, в которой говорится, что “в периодических печатных изданиях, не специализирующихся на сообщениях и материалах рекламного характера, реклама не должна превышать 40 процентов объема одного номера периодического издания, остальная реклама должна подаваться в виде бесплатного приложения”. Между тем, частные издания существуют за счет своей финансовой деятельности, тогда как государственные или ведомственные могут иметь бюджетное финансирование. Поэтому ограничение изданий в рекламе снижает экономическое самочувствование, уменьшает доходы. В объем 40% попадает не только модульная реклама, но и статьи, относящиеся к “паблик рэлейшн” (Пи-Ар), которая также оплачивается на правах рекламы. Сейчас мало редакций, которые готовы предоставить рекламу “в виде бесплатного приложения”, да и налоговому инспектору не докажешь, что здесь не было “черной налички”. Эксперты утверждают, что только сами издатели вправе утверждать объем рекламы на своих страницах, а у покупателя всегда есть выбор: приобретать или нет это издание.


Нельзя заявлять, что пресса сама безгрешна. Порой и сами редакции нарушают те или иные статьи закона. Например, согласно Закону “О СМИ”, редакции газет обязаны публиковать тираж своих изданий. Но большинство газет избегает упоминания тиража, поскольку это связано с привлечением рекламы. Дело в том, что рекламодатель не желает печатать свои материалы в изданиях, которые имеют тираж менее 10 тыс. экз., поскольку это связано с охватом потенциальных потребителей рекламного продукта и полученной экономической выгоды. В настоящее время подавляющее число прессы выходит в свет в количестве, менее вышеуказанной цифры. В итоге рекламодатель получает неверные сведения и не получает необходимого эффекта. Любое упоминание со стороны независимых журналистов об истинной тиражности газет и журналов, вызывает резкий протест со стороны редакций, которые грозят журналисту ответственностью за нарушение их “коммерческой тайны”.


Между тем, существует проблема, о которой чиновники, а также ряд, как ни странно, самих журналистов в Узбекистане не столь любят говорить. Это наличие в СМИ цензуры, которая сводит на нет все преимущества, предоставленные масс-медиа законами.


Отметим, в Конституции Республики Узбекистан (принят 8 декабря 1992 года) в разделе третьем “Общество и личность” главой 15 “Средства массовой информации” предоставляет политические права масс-медиа, утверждая ст.67, что “Средства массовой информации свободны и действуют в соответствии с законом. Они несут в установленном порядке ответственность за достоверность информации. Цензура не допускается”. Статьей 3 Закона “О СМИ” подтверждается, что “каждый имеет право выступать в средствах массовой информации, открыто высказывать свои мнения и убеждения”. Ст.4. этого же закона определяется, что “В Республике Узбекистан цензура средств массовой информации не допускается. Никто не имеет права требовать предварительного согласования публикуемых сообщений или материалов, а также изменения текста или полного их снятия с печати (эфира)”. Данный пункт повторяется в ст. 4 Закона “О защите профессиональной деятельности журналиста”.


Что же получается на практике? Цензура есть, и осуществляется она Главной инспекцией по охране государственных тайн в печати (в обиходе – “Узлит”). Но если цензура имеет неправовой характер и антиконституционна по своей сути, то деятельность Узлита регулируется законами. Например, Конституцией Республики Узбекистан ст.29 говорит, что “Свобода мнений и их выражений может быть ограничена законом по мотивам государственной или иной тайны”. Это главная правовая основа деятельности этого ведомства. Разглашение или передача государственных секретов, согласно ст.162 Уголовного Кодекса, наказывается лишением свободы от трех до пяти лет и выше. Для регулирования сведений, составляющих гостайну, ст.5 Закона “О защите государственных секретов” определяется, что “засекречивание и рассекречивание информации производится в соответствии с настоящим Законом, Положением о порядке определения и установления степени секретности сведений и Перечнем сведений, подлежащих засекречиванию в Республике Узбекистан, утверждаемыми Кабинетом Министров Республики Узбекистан”. Как видно из этого, существует официальное право не только засекречивать информацию, но и определять, что к ней относится.


К сожалению, никто из рядовых журналистов никогда не видел этих положений, и всякая попытка получить их у Главной инспекции оказывались безрезультатными. В итоге, со стороны этого органа, по мнению журналистов, происходит злоупотребление своим положением, когда материалы, не представляющие никакой секретности и не несущей гостайны, снимаются с полос. Непонятно, является ли секретом существование на планете государства Кыргызстан, материал о которой цензурой было снято, мотивируя тем, что, мол, такого государства нет. Отметим, что любое упоминание о соседях Узбекистана также изымается цензурой. Снятию с эфира или полос подвергаются также статьи, в которых есть упоминание таких слов и фраз, как Советский Союз, КПСС, Ленин, Сталин, пионер, комсомолец, Иран, Пакистан, Турция, колхоз, совхоз, Великая Отечественная война, фотографии ветеранов войны с советскими орденами, карикатуры и анекдоты. Разве могут слова или фотографии быть объектами, содержащими какую-то государственную тайну?


Ст.14 отмечается, что “должностные лица государственных органов, органов самоуправления граждан, общественных объединений, предприятий и учреждений и организаций несут ответственность за осуществление цензуры”. В то же время в некоторых ведомственных газетах цензуру осуществляют руководители этих учреждений, которые еще до рассмотрения материалов “официальной” цензуры (то есть Узлита) сами вычеркивают те или иные материалы. Особенно часто это, со слов журналистов, происходит в газете “Деловой партнер Узбекистана”.


Игнорируется “официальной” цензурой и ст.24 Закона “О СМИ”, где говориться: “Распространение каждого отдельного выпуска средства массовой информации допускается после того, как редактором (главным редактором) дано разрешение в свет (в эфир). Разрешение в свет дает именно сотрудник Узлита, поставив разрешительную печать и свою подпись. Лишь с этими реквизитами издательский комплекс (печатный цех) принимает сверстанные макеты.


Цензура вмешивается не только в работу редакции, разрешая или нет те или иные материалы, но и заставляя ее публиковать материалы, которые не представляет интерес для самой редакции. Таким образом, творческий процесс полностью зависит от заданий, устанавливаемых Узлитом. Например, к 1 сентябрю 1999 года цензура заставила многие газеты на первые страницы поместить материалы о новых героях Узбекистана, хотя журналисты по своему формировали полосы. Без наличия этих статей цензура не позволила выйти в свет номеру. Между тем, ст. 25 Закона “О СМИ” утверждает, что “Средства массовой информации, учрежденные органами государственной власти и управления, обязаны публиковать официальные сообщения этих органов”. То есть правительственные и ведомственные издания обязаны были это сделать, и они это сделали, исходя из вышеуказанного пункта, в то время как негосударственные никто не имел права заставить. Именно об этом говорит ст.26: “Никто не вправе обязать СМИ опубликовать материал, отклоненный редакцией на законных основаниях”. Но цензор, наверное, не знал об этом, поскольку, к примеру, редакция газеты “Бизнес-Вестник Востока” вынуждена была переверстать первую страницу. В то же время ст.25 обязует масс-медиа публиковать лишь “экстренные сообщения о чрезвычайных ситуациях или сообщения уполномоченных государственных органов для оперативного оповещения общественности”. Но можно ли было считать статьи о четырех Героях Узбекистана “чрезвычайными”? Конечно, “редакция обязана публиковать бесплатно и в указанный срок вступившее в законную силу решение суда, содержащее предписание об опубликовании такого решения в данном СМИ”. Но такого предписания газета не получала. Другое дело, когда законом допускается, что “любое другое сообщение, информация и объявление публикуется на основании договора, заключенного с редакцией”. Но такого документа газета ни с цензурой, ни с другими правительственными органами не имела.


В заключение хочется привести слова Президента Республики Узбекистан Ислама Каримова, сказанного им на 14-ой сессии Олий Мажлиса: “В то же время необходимо усилить роль средств массовой информации как института общественного контроля за исполнением законов и принятых законодательных актов, контроля за исполнением государством и чиновниками своих обязанностей. Именно средства массовой информации должны быть активной формой, через которую каждый человек имел бы возможность выразить свое мнение”.


Данный материал подготовлен на основании ст.5 Закона “О защите профессиональной деятельности журналиста”: …журналист имеет право собирать, анализировать и распространять информацию… выражать в них свое мнение…”.


Новости партнеров

Загрузка...