Зачем приезжала Мадлен?

Послесловие к визиту госсекретаря США


В мировой политике мало место случайности и формальности, тем более если это касается внешней политики США. Дядя Сэм просто так никого не одаряет своим вниманием. Для этого должна быть довольно веская причина. И М.Олбрайт — слишком тяжелая артиллерия, чтобы кидать ее попусту в центральноазиатские просторы. До ее визита по региону быстро промчалась легкая кавалерия во главе с директором ЦРУ Д.Тенетом и руководителем ФБР Л.Фри, которые формально подготовили почву для приезда госсекретаря. Вообще, это довольно солидный список высокопоставленных американских чинов, за короткий период посетивших наш регион, чтобы отнести ее первое посещение в Центральную Азию как простой визит вежливости.


Судя по всему, Центральноазиатский регион поднимается на более высокий уровень в шкале геополитических приоритетов США. Конечно, и раньше о большой значимости нашего региона для США говорилось с высоких американских трибун. С Казахстаном и Узбекистаном были даже подписаны договоры о стратегическом партнерстве. Но нынешний визит М.Олбрайт, скорее всего, открывает новую страницу в книге под названием «Геополитическая игра в Центральной Азии».


На данный момент существует несколько версий активизации американской дипломатии на центральноазиатском направлении.


Первая опирается на принцип «действие порождает противодействие». Этот принцип связывают с опасениями Вашингтона по поводу возможного усиления российского фактора в Центральной Азии. Белый дом не заинтересован в потере влияния над территорией Казахстана, которая, по мнению некоторых аналитиков, является удачным плацдармом для контроля приграничных районов Китая и мусульманского мира.


Но было бы неверным связывать эти опасения лишь только с приходом В.Путина. По мнению американских аналитиков, уже в прошлом году начали проявляться первые признаки «поворота» некоторых стран Центральной Азии лицом к Москве. Отчетливо это проявилось во время взрывов в Ташкенте и баткенских событий. Тогда Кыргызстан обратился за помощью к России. Ташкент тепло принял министра обороны России. И если Б.Ельцин вяло использовал благоприятную возможность поэксплуатировать страх стран ЦА перед экстремизмом в свою пользу, то от В.Путина ждут большего прагматизма. И этот прагматизм уже скоро может материализоваться в разрабатываемой концепции внешней политики России.


Вторая версия сводит США к роли «пожарника». Как заявил Д.Тенет после своего визита в ЦА, этот регион «потенциально становится все более непредсказуемым по мере его все более возрастающего значения для США». Кое-кто предполагает, что это значение может увеличиться после победы республиканцев во время президентских выборов в США. Известно, что они традиционно занимали более жесткую позицию по отношению к России, более активно борясь за «души» постсоветских государств.


Фактически эту версию озвучил и госдепартамент США, который считает, что визит М. Олбрайт в Центральную Азию должен указать на важность для США сохранения стабильности в регионе, который имеет все шансы превратиться в «евразийские Балканы».


Именно поэтому одной из тем разговора госсекретаря была ситуация с вечным пугалом США в лице исламского фундаментализма и с распространением наркотиков в регионе. Как заявила сама М.Олбрайт, США окажут помощь Казахстану в обучении антитеррористических кадров и предоставлении спецоборудования для обмена информацией со странами Центральной Азии по этим вопросам безопасности. При этом американскому налогоплательщику придется немного раскошелиться, так как для этих целей США собираются оказать помощь Казахстану, Кыргызстану и Узбекистану — по 3 млн. долларов на развитие пограничных служб.


Третья версия имеет нефтяную окраску. Часть экспертов считает, что США до сих пор занимают выжидательную позицию по отношению к региону, и в первую очередь к Казахстану. И активность американской дипломатии связывают лишь с появлением реальной, а не прогнозируемой «большой нефти». А до этого времени необходимо постоянно поддерживать жизнь в проекте Баку-Джейхан. Вашингтон не могло не насторожить заявление “Лукойла” об открытии богатого нефтяного месторождения на Каспии, которое некоторые рассматривают как желание России повысить свою роль в каспийском регионе. Поэтому не случайны слова М.Олбрайт о том, что США и Казахстан имеют «большие общие интересы» в энергетической области», особенно в реализации данного маршрута. По убеждению госсекретаря США, этот проект в случае его реализации будет «одним из самых великих маршрутов транспортировки казахстанской нефти на мировые рынки». Фактически нефтяная тема, поднятая М.Олбрайт, имеет начало еще на Стамбульском саммите, где США и Турция получили заверения Азербайджана, Казахстана и Грузии поддержать этот «великий маршрут». Продолжение игры можно было наблюдать во время последнего саммита тюркоязычных стран в Баку, где обработкой Казахстана и Азербайджана в том же направлении занималась Турция.


Четвертая версия рассматривает визит М.Олбрайт как приезд «демократического полицейского», который обеспокоен нарушением прав человека в Центральной Азии. Кстати, этот вопрос поднимался в ходе посещения госсекретарем Астаны, Бишкека и Ташкента. Кроме этого, в программе визита М.Олбрайт была встреча с представителями общественных движений и партий в Казахстане и Узбекистане. Но, как уже не раз показывала дипломатия двойных стандартов Вашингтона, вопрос о демократических свободах часто ставился в зависимость от экономических и геополитических интересов США. На этот раз, «демократическая инспекция» была вытянута за уши. Конечно, была традицонная критика в адрес руководства Казахстана по поводу ситуации с правами и демократическими свободами в республике. Были выслушаны представители оппозиции. При этом в глаза бросалась одна деталь. Из трех центральноазиатских республик, которые посетила Мадлен Олбрайт, меньше критики прозвучало в адрес Узбекистана. А эту страну вряд ли можно отнести к передовикам демократического строительства, на ее фоне и Казахстан, и Кыргызстан выглядят вполне благопристойно. Довольно странное поведение высокопоставленного представителя страны, считающей себя демократической миссией. Внешняя политика США в Центральной Азии ничем не отличается от внешней политики в той же Латинской Америке. Выражаясь словами одного из американских президентов по отношению к лидерам центральноазиатских государств, они руководствуются принципом: «Да, это сукин сын! Но это наш сукин сын!». Вашингтон заинтересован в сохранении существующих политических режимов, так как они гарантируют преференции американскому капиталу здесь.


Главная цель США — не потерять влияние над этим важным геостратегическим регионом и его ресурсами. А в обмен на лояльность центральноазиатских руководителей можно простить «недемократические перегибы», которые Россия вообще не замечает. В связи с этим нормальным кажется тот факт, что в ходе визита в Центральную Азию самую длительную остановку М.Олбрайт сделала в Узбекистане. Некоторые эксперты усмотрели здесь желание Вашингтона просто поиграть на противоречиях Казахстана и Узбекистана, как это делает Москва. И заставить соперничать Ташкент и Астану за свое внимание и расположение. В свою очередь, Казахстан тоже не лыком шит. Нескрываемое раздражение Н.Назарбаева по отношению к некоторым высказываниям М.Олбрайт было не случайным. Президент Казахстана слишком опытен и прагматичен в политике, чтобы выставлять на свет свои эмоции, тем более перед лицом сверхдержавы. Его «раздражение» имеет одно объяснение, а именно — осознание собственной безнаказанности. Он понимает стратегический интерес дяди Сэма в Казахстане и уверен, что Вашингтону он нужен именно как президент страны, куда США уже вбухали приличные суммы. Для Белого дома это тем более важно на фоне усиливающегося интереса России к Центральноазиатскому региону.


Новости партнеров

Загрузка...