Во всем виноват… Ертысбаев?

“Когда увидишь хромого или
покойника, то возрадуйся тому, что
это ты — не хромой или мертвый”.


Сущность философии,
предлагаемой народу
казахской автократией.


Нет, конечно! (Речь идет о том, что во второй половине апреля с. г. в Казахстане начали искать врагов народа. Поэтому для начала надо было найти хотя бы того, кто во всем виноват). Во-первых, политически величина не та. После скандально понятой многими известной пресс-конференции Ертысбаева, состоявшейся сразу после визита Мадлен Олбрайт в Казахстан, пропрезидентские издания не преминули напомнить, что он состоит на службе у президента, кормится с его руки и что возглавляемый им институт находится именно при президенте (читай, под президентом!)следовательно, ему негоже критиковать сегодняшнее устройство президентской власти. Вместе с тем даже эти издания, по-существу, не сказали всей правды о субординационном месте Казахского института стратегических исследований (КИСИ), а именно, что КИСИ хотя и называется институтом при президенте РК, в то же время, он непосредственно курируется Маратом Тажином, а значит, находится непосредственно под Тажиным! Поэтому если, скажем, Назарбаеву политически противостоит Кажегельдин, то политико-иерархически Ертысбаеву в политическом противостоянии паритетен один из заместителей Газиза Алдамжарова — например, Амиржан Косанов, Бигельды Габдуллин и т.п.


Во-вторых, Ертысбаев не так “страшен”, как его “малюют” упомянутые провластные издания и некоторые деятели оппозиции. Можно сказать, что он и вовсе не страшен. Дело в том, что, с одной стороны, кормясь действительно “с рук власти”, Ертысбаев, будучи достаточно умным человеком, не станет плевать в эти руки, он – свой человек для этого режима. Но, будучи вместе с тем достаточно грамотным человеком, он хорошо видит, куда катится власть, и поэтому, желая укрепить эту власть, искренне помочь ей, он рискнул публично и, насколько было возможно, мягко показать на ее самые вопиющие изъяны. Вот здесь-то, с другой стороны, Ертысбаев проявил себя как оппозиционер, ибо именно оппозиция занимается этим делом, что пытается оздоровить казахстанскую власть. В связи с этим есть основание и оппозиции в определенной мере считать его своим человеком, но как бы засланным во властные структуры. К сожалению, в конечном счете получилось по Черномырдину, когда “все хотели — как лучше, а получилось — как всегда”. Может быть, Ертысбаев хотел показать, что для всех здравомыслящих сил, как во власти, так и в оппозиции, он является своим человеком, а в результате он не стал даже чужим среди своих и своим среди чужих. Скорее всего, его недоброжелатели поспешили истолковать ситуацию таким образом, что Ертысбаев является чужим среди своих и чужим среди чужих.


В-третьих, как человек, вовлеченный, хотя бы и косвенно, в околовластные интриги — ибо отстраненные от них в чиновничьей обойме просто не задерживаются, — Ертысбаев в субъективном плане мог выражать не только свое мнение, а в объективном плане мнение Ертысбаева, вне всякого сомнения, в определенной мере указывает на возможную угрожающую тенденцию в развитии казахстанской власти. Здесь вспоминается в свое время одиноко прозвучавшее известное выступление-предостережение Эдуарда Шеварднадзе, состоявшееся незадолго до августовского (1991 г.) путча в Москве, о возможном приходе к власти диктатуры.


С учетом изложенного напрашиваются следующие выводы.


  1. Выступление Ертысбаева свидетельствует о наличии около президента как минимум двух основных групп, борющихся за влияние на определение тенденции в развитии президентской власти.

  2. Основная борьба при этом разворачивается вокруг определения двух противоположных направлений развития существующей президентской власти: либо в сторону абсолютизации, либо в сторону демократизации.

О том, что эти выводы не беспочвенны, свидетельствует сама общественно-политическая практика. При этом значительные политические события, пережитые Казахстаном во второй половине апреля текущего года, послужили своего рода лакмусовой бумажкой, проявившей то, что власти хотели бы утаить.


Во-первых, на Ертысбаева наиболее гневно обрушились не просто пропрезидентские СМИ, а именно те из них, которые, по мнению многих авторитетных аналитиков, контролируются Рахатом Алиевым и Даригой Назарбаевой. В связи с этим вероятнее всего, что Марату Тажину, чьим единомышленником и рупором выступает Ертысбаев, прежде всего противостоит группа Рахата-Дариги, возможно, с примкнувшим к ним Кекилбаевым.


Во-вторых, если Ертысбаев и не скрывает — насколько это возможно для его самосохранения — своей приверженности демократическим ценностям, и следовательно, именно демократический путь развития президентской власти может предлагать группа Тажина, то противоположная сторона, имеющая целью абсолютизацию существующего режима, будет стараться держать в тайне свои намерения. Но все тайное становится явным! Вот недавно и сам президент успел проговориться о том, что стоит ему только захотеть, как народ Казахстана ему через референдум сразу же предоставит дополнительные властные полномочия. Любому понятно, что в условиях Казахстана дополнительные властные полномочия могут означать, по существу, лишь абсолютную власть, неважно в какой форме — то ли по образцу и подобию Туркмен (Казах) Баши, то ли по образцу МакКарасай Хана-Батыра и т. п. Поэтому уже не кажется абсолютной “уткой” информация газеты “XXI-й век” о том, что Дарига Назарбаева и Абиш Кекилбаев разработали идею превращения власти президента в ханскую власть и, более того, уже пытались уговорить известного российского политтехнолога Глеба Павловского, приведшего к парламентской победе объединение “Единство” и к президентской победе Владимира Путина, разработать политическую технологию по абсолютизации существующей президентской власти в Казахстане.


Что же касается Назарбаева, то он в последнее время находится в эдакой политической задумчивости, которая, видимо, обусловлена неразрешенными противоречиями между желанием демократично выглядеть и соблазном приобрести дополнительные властные полномочия. И еще он дает советы, как нам надо не только жить, но и думать и чувствовать.


P.S.


Есть старость и старость. Есть старость, сохранившая ясность мысли, но есть и старость, выжившая из ума. Среди думающих стариков есть добрые и не очень добрые. По логике последних, каждый день они испытывают как минимум три радости.


Радость первая.


Старик просыпается, находит себя живым и радуется тому, что он не умер.


Радость вторая.


Насытившись новостями в течение дня, в том числе и мировыми, старик радуется тому, что умер не он. При этом среди умерших может быть как и погибший в авиакатастрофе где-то в джунглях Амазонии, так и самый ему близкий или горячо любимый человек.


Радость третья.


Засыпая вечером, этот долгожитель торжествующе думает: “И этого пережил!”. Даже если это была преждевременная смерть его сына, внука или правнука.


P.P.S.


Когда меня убеждают радоваться, глядя на безногого калеку, я все равно не радуюсь этому. Более того, я начинаю более пристально вглядываться в того, кто дает мне этот совет, ибо если у него и есть ум, то нет у него чести и совести. Да и ума особого нет, не говоря уже об образованности!


Новости партнеров

Загрузка...