Главная заповедь чиновника: «не высовываться». Это рецепт политического долголетия, но не экономического процветания государства

Российские административные реформы на фоне казахстанского безвременья

«Мы будем сшивать расползающуюся Россию» так в интервью Общественному российскому телевидению обозначил задачу постоянных представителей президента России лидер Союза правых сил Сергей Кириенко, назначенный в Приволжский федеральный округ. О том, что новая российская власть настроена решительно, можно судить даже по кадровому составу путинских полпредов. Из семи новых назначенцев — пять генералов (в чине не ниже генерал-лейтенанта), бывший премьер и бывший карьерный дипломат, экс-министр. И хотя региональным властям брошена «кость» в виде права смещать своих нижестоящих коллег (мэров областных городов и руководителей районов), все прекрасно понимают: это всего лишь хитроумная уловка. Не многого стоит это право, если над тобой дамоклов меч президентского гнева. «Не на тех напали» злорадствует московская газета «Известия» по поводу напрасных ожиданий удельных «князьков» и новоявленных «ханов». Журналисты так комментируют свою позицию: «Иллюзия основана на ложном представлении о том, что теперь вся муниципальная власть будет отдана на откуп региональной. Грубо говоря, губернатор любой не дотационной республики со стабильным внутренним режимом, полагает, что теперь на вверенной ему территории он получает безраздельную власть, отвечая при этом головой перед Центром. Но через аппарат федеральных округов может быть создана такая система контроля и, скажем так, мониторинга действий отдельных губернаторов и президентов, что их волюнтаристские действия окажутся просто невозможными».


Эта гипотеза уже подтверждается. Так, губернатор Краснодарского края Николай Кондратенко перестроился чуть ли не одним из первых. Он, не дожидаясь подсказки из Кремля, внес 51 (!) поправку в законодательные акты края и предложил их пересмотреть своим депутатам краевого законодательного собрания. Потому что они, эти краснодарские законы, противоречили федеральным. Знал ли об этом «батька Кондрат», как его подобострастно величает местная пресса? Ну конечно. Но он плевать хотел на Кремль и на вечно больного дедушку Ельцина, который только грозил ему пальчиком.


Теперь будет все по-другому.


Понимают это не только в России, но и в соседних государствах, внимательно присматриваясь к необычному опыту. Нетрудно предположить, что он не окажет практически никакого влияния на Туркмению и Узбекистан. Сильная, неограниченная ничем, кроме времени и логического конца в отдаленной перспективе, власть президента умножена на т.н. «восточный менталитет» с безразмерно раздутым культом личности. И здесь все как бы ясно.


Сложнее Казахстану и его лидеру.


Назарбаев вынужден балансировать на узком политическом мостке между собственными амбициями и международным общественным мнением. В отличие от Ниязова и Каримова, у Назарбаева имеется его вечное «проклятье» в лице бывшего премьера Кажегельдина. Два других восточных владыки своевременно решили эту проблему, выслав оппозиционеров либо отправив их в места заключения.


Назарбаев все еще сохраняет имидж лидера с «демократическим лицом». После крутого и немотивированного «наезда» на прессу, к примеру, все руководители средств массовой информации остались на местах, а не переселились в тюремные камеры. Приостановленный с помощью налоговой полиции прокажегельдинский «XXI век» умудрился выпустить новый номер, который содержит очередную порцию нападок в адрес «авторитарного режима».


Не будем повторять доводы оппозиции, но отсутствие явных поползновений в «благородном» деле зажима демократии еще не означает, что общество может переживать при этом бурный политический подъем и рост государственного самосознания, как это происходит в России. Парадоксально, но факт: новые коммунисты в Казахстане перестали клеймить бывшего первого секретаря ЦК как «отступника» от наследия Маркса-Энгельса. Нет, сейчас они упрекают главу государства в нежелании поделиться своей, по существу, неограниченной властью. И для начала сделать выборными должности руководителей регионов.


До мая 2000 года Назарбаев и его команда возражали всем недовольным: вы ставите в пример Россию? Но поглядите, что там происходит…»


А происходили там действительно вещи неприятные. Генерал Руцкой, отмечая свою свадьбу, додумался швырять с вертолетов в местную знать букеты цветов. В Татарии отключили общенациональный канал, участились случаи притеснения русских. В Ингушетии Руслан Аушев, облаченный в форму российского генерала, вел, по сути дела, предательскую политику, солидаризуясь с лидером сепаратистов Масхадовым. Над Владивостоком потешалась вся страна, где мэр и губернатор изображали «борьбу нанайских мальчиков». Не до смеху было лишь самим жителям Приморского края, замерзавшим без тепла и света.


Но сегодня обстановка коренным образом изменилась. У Назарбаева отпал последний аргумент в споре на тему: почему бы нам не сделать, как в России.


В Казахстане большая часть общества политически, а значит, и экономически неактивна. Не потому, что власть в республике, по сути, принадлежит одному человеку и членам его семьи, в чем постоянно упрекает Н.Назарбаева недозакрытый «XXI век» (утверждение, кстати, весьма спорное). Однако неподконтрольность высших сановников (никому, кроме Первого) самым непосредственным образом связана с экономической пассивностью подавляющего большинства казахстанцев.


Жаловаться на чиновный беспредел в президентскую администрацию все равно, что молиться Богу. Конечно, может и помочь, но далеко не обязательно.


Поэтому ежедневные публикации в официальной прессе под громкими рубриками вроде «Коррупции бой» у знающих людей вызывают лишь снисходительную улыбку.


Владельцы шикарных особняков (стоимостью не менее чем по миллиону долларов) могут спать спокойно. Как-то в порыве гнева президент обещал до них «добраться», но громких антикоррупционных дел на эту тему пока не возникло. Между тем, как считают критики президента, эти особняки материализовавшаяся разница из реальной и завышенной цены по многим приватизационным проектам, которыми так гордится руководство республики. Во всяком случае, так утверждает оппозиция, и никто не берется опровергнуть ее доводы... Да и откуда деньги у скромного чиновника с окладом в три-четыре сотни долларов?


Выступая в московской печати, глава президентской администрации С.Калмурзаев с увлечением хвалит собственноручно придуманную политику массовой приватизации, опирающуюся на заморские капиталы. И с ним трудно не согласиться. Но настоящий подъем экономики возможен только тогда, когда государство обопрется на мелкий и средний бизнес. А он в Казахстане переживает далеко не лучшие времена.


Реальная жизнь далека от сусальных картинок, которые рисуют высшие чиновники. Казахстанские СМИ отмечают хронически больной бюджет, падение цен на недвижимость, отсутствие покупательской способности населения. Одна из причин: нестабильное налоговое законодательство. О нем спорят в прессе депутаты и бизнесмены, журналисты и ученые. Не слышен только голос областных акимов, которые боятся за свое мягкое кресло. Между тем именно прорехи в законодательстве способствуют коррупции. Парадокс: а чтобы устроиться в налоговую инспекцию, полицию, таможню, многие соискатели готовы приплатить, и немало, а ведь средняя заработная плата здесь невелика.


Россия заражена коррупцией, и в не меньшей степени, чем Казахстан. Институт наместников, подконтрольных не только первому лицу, но и народу, конечно, не сразу вылечит Россию от казнокрадства. Да и традиция воровать у государства повелась еще с петровских времен. Но реформа Путина верный шаг в этом направлении, это несомненно. Это понимают и в президентской администрации Н.Назарбаева. Но для того, чтобы приложить российские лекала к казахстанской действительности, нужен ударный мозговой центр. А вот с этим негусто. Близорукая национальная политика, вымывание русскоязычных политологов, ученых, хозяйственников, о чем теперь не устает напоминать А.Кажегельдин, сделали чрезвычайно сложной задачу политического реформирования казахстанского общества. Причем от реальной политической жизни отстранены не только русские, но и казахские политики, воззрения которых не укладываются в прокрустово ложе мононациональной политики… Среди них такие разные люди, как глава Костанайской области Б.Турсунбаев, депутат парламента Г.Алдамжаров, вице-премьер Г.Абильсиитов, посол в Китае М.Ауэзов. Увы, не без помощи президентского окружения все эти политики, мыслящие нестандартно, имеющие устойчивый авторитет не только в республике, но и в сопредельных странах, получили приставку «экс» и сегодня обречены на политическое безвременье…


А в окружении президента Казахстана, в том числе и среди назначенных губернаторов, самостоятельно и творчески мыслящих персон негусто. Они редко выступают в прессе, не любят светиться по ТВ, если повод не парадный. Парадокс, но «батьку» Кондрата или аграрного реформатора Аяцкова, неистового Тулеева и хитроумного Титова в Казахстане знают не меньше (а подчас и больше), чем своих столоначальников.


Принцип «не высовываться» еще никогда не рождал талантливых администраторов. Впрочем, остается у казахстанцев еще одна надежда сам президент Назарбаев: политик властный, жесткий, однако же не зацикленный, к счастью, на собственном культе личности. В свои шестьдесят лет (без нескольких недель) он способен на сильные ходы. Посмотрим, как он отреагирует на российский «вызов».


Кстати, принцип выборности акимов смог бы выбить аргументы у оппозиции. Потому что сейчас все ошибки и просчеты назначенцев Назарбаева так или иначе бросают тень на него самого. Если же акимов станут назначать, то народу придется разделить ответственность со своим руководством.


Новости партнеров

Загрузка...