Как красные и красно-коричневые паны заключили большой мир и что из этого получилось

Пришла же им мысль: кто бы из

них был больше?


От Луки, 9, 46.


Начну с утверждения (и моего глубокого убеждения, основанного на многолетнем жизненном опыте и критическом осмыслении феномена): вся история советского тоталитаризма во всех его ипостасях – от политики, экономики, до объяснения механизма деления инфузории-туфельки — есть история лжи, инсинуаций, подмены понятий и т.д., и т.п. Уже сами по себе эти термины — диктатура, авторитаризм, национал-патриотизм, национал-социализм, фундаментализм и прочие лево-правые “измы” — имманентно заражены вирусом лжи или, как теперь говорят политики, действуют по двойным стандартам: говорю одно, делаю другое.


Ложь, как один из жизненно образующих факторов, имеет свою протоисторию, праисторию, предысторию, историю и новейшую историю. Не будем мудрствовать лукаво, тратя время уважаемого читателя на галактические примеры, кои отыскать несложно. Один из величайших феноменов лжи живой природы – мимикрия. Приобрела некая козявка форму и цвет засохшей веточки и благоденствует. Ничего не подозревающий собрат из мира насекомых обеспечивает этой незаметной хищнице безбедное существование. Некто, жаждущий войти во власть или сохранить и приумножить таковую, от щедрот своих обещает своим избирателям (коллегам, вышестоящему чиновнику) сотворить нечто выдающееся – от коммунизма за какие-нибудь 30 лет, решения проблемы занятости, всеобщего и быстрого излечения от всех недугов, искоренения преступности во всех формах до установления вечного мира на планете. Словом, всех осчастливить. Этот некто есть лжец, о чем, кстати, он прекрасно знает. “Осчастливленный” же, как правило, не утруждает себя мыслью о том, что его одурачили, ибо трезвый самоанализ себе дороже. И охотно верит в объяснение предыдущей лжи: в нереальности осуществления коммунизма виноваты враги коммунизма, в безработице — технический прогресс, в дефиците пряников – саранча, в коррупции – дефицит банкнот для содержания чиновников. Короче говоря, в том, что мы попадаемся на ложь, как хариус на голый крючок, виноваты мы сами. Нам психологически комфортно жить во лжи, голова не болит от напряга серого вещества, да и безопаснее: не обвинят в инсургентстве и прочем диссидентстве. Индивидуальное, как и коллективное, бессознательное – великий мифотворец и миротворец (впрочем, иногда и огненосец).



Один из величайших мифов нашего столетия – германский фашизм, как первопричина начала Второй мировой войны и войны Германии с Советским Союзом, в советской историографии именуемой Великой Отечественной. Для начала отметим две прописные истины: зарождение фашизма в Италии и национал-социализма в Германии. Эти политические течения явились прямой реакцией на советский большевизм. («Без Сталина не было бы Гитлера, не было бы Гестапо!» – Л. Троцкий, 1936 г.) Эти течения не в чем-то противоположные или в чем-то непохожие образования. Все они – ветви одного дерева, генетически единое целое, с одной лишь особенностью дерева, их породившего: оно оказалось мутантом, выродком в здоровом лесу бытия и потому обречено на гибель. Выкормленный в душе русского народа сострадательной интеллигенцией зверь бунтарства, ненависти к власть и имущество имущим сумел, преодолев Бога, загрызть душу народа-богоносца, заставил поверить в предшественника Кашпировского, обещавшего весь мир насилья разрушить, а затем всех сделать счастливыми, особенно же трудовой люд. (Чего стоит “Зеркало русской революции” с его “Так что же нам делать” или гениальная “Несжатая полоса” народного страдальца.) На этой полосе и вызрели те зубы дракона, пришествие которых предсказал великий русский интеллигент К. Леонтьев: “… революция будет тиранической, кровавой, она будет не либеральной, а коммунистической, в ней не будут провозглашены права и свободы и будет низвержена либерально-радикальная интеллигенция, что революция не будет гуманной и ей понадобятся древние инстинкты властвования и подчинения”. Вот эти древние инстинкты и вытащили из темных омутов души охлоса Лениных-Сталиных-Дуче-Шикльгруберов-Мао-Хусейнов-и-несть им числа.


Очередного 9 мая многие люди на планете, особенно же участники Великой Отечественной, воевавшие против германского фашизма, отпраздновали 55-ю годовщину Победы над чудовищем по имени национал-социализм, во главе которого стоял идеолог “тысячелетнего рейха” Адольф Шикльгрубер по партийной кликухе Гитлер. А через год с небольшим на календарях многих стран будет отмечено: 70-летие со дня начала Второй мировой войны. Об этой дате написаны сотни и тысячи книг и статей, в которых с завидным постоянством утверждается, что инициатором этой войны, ее поджигателем был именно этот человек с чаплинскими усиками. (Недавно прочел такую статью некоего казахстанского профессора в крупнотиражной газете “Начнем с понедельника”.) Это он, Гитлер, разработал тайный план “Барбаросса”, поставил экономику своей страны на военные рельсы, создал огромную, прекрасно вооруженную армию, не менее вооруженные авиацию и флот, карательные органы, подчинил почти всю Европу, чтобы ее страны давали его вооруженным силам все необходимое, разгромил Польшу, открыв тем самым доступ к границам Советского Союза, и коварно, без объявления войны, напал на СССР. Вся советская история, описывая 30-е, 40-е годы, излагает именно этот сценарий. Но, как говорится, одно дело — утверждать, и совсем другое — подтверждать. А подтверждать, как известно, могут только факты или непосредственные свидетели этих фактов. О них может узнать каждый желающий, перелистав подшивки довоенных советских газет, мемуары советских военачальников, изданные огромными тиражами в разное время, документальные книги и отдельные публикации российских и зарубежных историков, архивные материалы в теперь уже рассекреченных хранилищах.


Для начала давайте зададим вопрос, который советовали поставить римские умники, для того чтобы докопаться до истины: кому выгодно? Кто был кровно заинтересован в войне Германии с Советским Союзом (или наоборот)? Советские историки утверждают, что в перенаселенной, территориально стесненной Европе Германии было тесно, и Гитлер захотел решить эту проблему за счет необъятной и богатой всяческими ресурсами России, точнее Советского Союза. Обратимся к фактам.. Нацистская Германия, захватив Польшу, Австрию, Данию, Норвегию, Францию, Бельгию и ряд других стран, фактически стала полновластной хозяйкой Европы, исключая Британское содружество. Ухоженные, обустроенные, чистенькие территории с высокоразвитой промышленностью и сельским хозяйством, высококвалифицированными кадрами во всех областях, отлаженным банковско-финансовым механизмом. Дело за малым: покори островное государство (Черчилль – антикоммунист со стажем — блокироваться с диктатором не будет: лучше плохой национал-социализм, чем варварский большевизм), захвати Гибралтар — и все проблемы территорий, экономики и политики решены. Штаты также не опасны: когда немецкий солдат промаршировал по Марсову полю, Рузвельт не послал ноту протеста. На освоение и реорганизацию этих территорий и экономики по собственному сценарию потребуются десятилетия, если не больше, а захват варварской России и ее сателлитов может привидиться разве что в бреду — ни дорог, ни экономики, ни культуры, ни вообще цивилизации. А чтобы эти варвары сами не рискнули покуситься на “законные” владения Германии, создан надежный заслон: Договор о дружбе с его сверхсекретным протоколом, подписанным двумя министрами закордонных дел. И уже реализован – к Усатому отошел солидный кусок Восточной Европы, Бессарабия, Западная Украина. К тому же еще великий Бисмарк предупреждал, что война с Россией смертельно опасна для Германии.


Расставляя фигуры на шахматной доске и обдумывая первые ходы, Гитлер не учел того очевидного факта, что Сталин в политических шахматах — не приготовишка, а гроссмейстер. И что он уже мысленно разыграл эндшпиль, поставив мат в три хода, — отдав своему сопернику Польшу, подписав секретные протоколы и поклявшись в вечной дружбе, взаимопомощи и ненападении. И Польша, и прибалтийские мини-государства вкупе с западными аппендицитами Украины, Белоруссии и куском Румынии, названным позднее Молдавией, Сталину были нужны с единственной целью – расчистить дорогу к границам Германии. Эта страна в центре Западной Европы была ему нужна в качестве трамплина. С этого трамплина он, имея неограниченную военную и экономическую мощь, мог, как волк кролику, перекусить горло потерявшей былое могущество Великобритании, а за ней и другим странам. Великий Ленин учил, что победа коммунизма (читай – коммунистической партии, то есть ее руководителя) неизбежна.


Вот по этому-то сценарию Сталин заставлял играть лидера нацистов втемную. Подписав пакт Молотова-Риббентропа в августе 1939 года, Сталин, по существу, начал Вторую мировую войну. Чужими руками, столкнув лбами ненавистные ему демократические Великобританию и Францию и близкую по духу, но далекую по геостратегическим интересам Германию. Когда придет дележки час, друг закрепощенных народов окажется на месте и своего не упустит — «…когда капиталисты перегрызутся между собой» (цитата из выступления Сталина 3 декабря 1927 года на встрече вождя с выпускниками Военной академии им. зарезанного тов. Сталиным М. Фрунзе). Вот что говорит о роли Сталина в развязывании Первой мировой войны заклятый друг диктатора Л. Троцкий: «Сталин окончательно развязал руки Гитлеру, как и его противникам, и подтолкнул Европу к войне… СССР придвинется всей своей массой к границам Германии как раз в тот момент, когда Третий рейх будет вовлечен в борьбу за новый передел мира». (ноябрь 1938 года) Вот его стратегия, о которой он высказался на одном из секретных совещаний с военным руководством: «…втянуть Европу в войну, оставаясь самому нейтральным. Затем, когда противники истощат друг друга, бросить на чашу весов всю мощь Красной Армии» (И. Сталин. Собр. соч. в 13 томах. Т. 6, с. 158; Т. 7, с. 14). Применительно к 1939-1940 годам это означает, что Гитлер будет захватывать Францию и другие страны, изматывая свои вооруженные силы и оборонный потенциал других держав, а Сталин – используя потенциал прибалтийских и других нейтральных государств, расчищая путь к границам Германии.


Когда Сталин начал подготовку к большой войне на Западе? Это был локальный эпизод, хотя война с “белофиннами” стоила советской стороне чуть ли не полмиллиона человеческих жизней. И началась она под надуманным предлогом со стороны совдепии. Москва потребовала от финского руководства, чтобы то дало команду перенести границу на 22 километра в глубь своей территории якобы с целью обезопасить северо-запад страны от внезапного нападения. Кстати, кого? Сталин уже тогда знал, что его будущий враг – Германия. Много лет назад мне попала в руки брошюрка, подготовленная пропагандистами ЦК ВКП(б) и изданная в 1952 году, в которой подробно описывалось, почему СССР был “вынужден” начать боевые действия против своего северо-западного соседа. Но даже самые опытные партийные борзописцы не смогли скрыть ослиные уши сталинской агрессивности, торчавшие из этого “научного” труда. А на востоке Жуков “освобождал” от японских агрессоров своих друзей-монголов. (Это внезапное и хитро спланированное нападение станет для будущего маршала хорошей школой в войне с Германией.) Советские историки утверждают, что к наступательной войне Советский Союз вообще не готовился, ему войну навязали 22 июня 1941 года. Но стоит полистать подшивки довоенных газет и журналов, почитать мемуары советских военачальников, во множестве выпущенных большими тиражами, выступления партийных и военных руководителей на разного рода тусовках, чтобы понять: Сталин готовился к войне захватнической, и готовиться к ней он начал с …1927 года, то есть с первого года первой пятилетки.


Об этом красноречивее всего говорят цифры. Если в 1927 году в Красной Армии было 92 танка, то к концу пятилетки это число возросло более чем в 40 раз! (А Соединенные Штаты Америки в 1940 году имели всего около 400 танков). Однако надо помнить, что первые пятилетки советская история именует временем индустриализации — перевод страны из аграрной в промышленно развитую.


Весьма красноречивый факт: большинство танков БТ (быстроходный танк, выпускался Харьковским “паровозостроительным” заводом; производственная мощность в мирное время – 800 машин в год) имели своеобразную конструкцию – в их ходовую часть кроме гусениц входили колеса. Для передвижения по бездорожью предназначались гусеницы, для дорог с твердым покрытием – колеса. При этом танк мог развивать скорость, доступную не всем тогдашним автомобилям – до 100 километров в час! Однако в 30-е годы на всей территории СССР асфальтированных автострад практически не было, зато вся Германия была покрыта сетью автобанов. Так для какой “обороны” предназначалась бронированная техника? И когда Сталину пришлось действовать по сценарию, навязанному Гитлером, то есть не бежать во всю прыть по территории противника, вся эта техника оказалась бесполезной, не помогли и гусеницы. За эти годы было построено 25 тысяч боевых самолетов, сотни тысяч артиллерийских орудий, изготовлены миллионы снарядов, мин и прочих боеприпасов, огромное количество стрелкового оружия (все данные о количестве и видах вооружений были опубликованы в 90-е годы Военно-историческим журналом).


Кстати, о минометах. Даже не имея военного образования, каждый, кто проходил службу в армии, знает, что это оружие не столько наступательного, сколько оборонительного характера. Выходит, что СССР все-таки готовился к оборонительной войне? Да, готовился, и подготовка осуществлялась с широким размахом и по всем правилам военной науки. В западных районах страны все железнодорожные мосты были подготовлены к подрыву на случай перехода границы противником. Для этого обучены сотни саперов, изготовлены специальные взрывные устройства (об этом пишет в своих мемуарах И. Старинов). К подрыву были подготовлены системы жизнеобеспечения подвижного железнодорожного состава – водокачки, депо и др. В случае опасности захвата железнодорожных коммуникаций специальные воинские подразделения должны были взорвать железнодорожные узлы, во многих местах привести в негодность пути, заминировать их. На десятки километров в глубину от границы созданы, говоря военным языком, полосы обеспечения, представляющие собой труднопреодолимые преграды для наступающих войск противника: минные поля, различные ловушки, преграды.


Но главное внимание политическое руководство сосредоточило на предотвращении возможности прорыва самих границ. В период подготовки к оборонительной войне вдоль западных границ СССР были возведены 13 укрепленных районов — УРов (неофициальное название — «Линия Сталина»). Каждый УР представлял собой мощное воинское формирование, в составе которого от двух до восьми огневых батальонов, состоящих из артиллерийского полка, подразделений связи, саперов и других, сложная система железобетонных и броневых сооружений, в том числе подземные. Каждый УР занимал территорию длиной 100-180 и шириной 30-50 км. Вот что представлял из себя один из стандартных ДОТов (ДОТ – долговременная огневая точка) «Линии Сталина» — дот № 112 53-го УРа в районе Могилев-Подольский: «Это было сложное фортификационное подземное сооружение, состоящее из ходов сообщения, капониров, отсеков, фильтрационных устройств. В нем находились склады оружия, боеприпасов, продовольствия, санчасть, столовая, водопровод, красный уголок, наблюдательный и командный пункты. Вооружение ДОТа — трехамбразурная пулеметная точка, в которой стояли на стационарных турелях три «Максима» и два орудийных полукапонира с 76-мм пушкой в каждом». («Красная звезда», 25 февраля 1983 года). “Такой укрепрайон даже в полном окружении противника мог длительное время сковывать значительные силы противника, не давая им возможности прорваться в глубь страны. Строительство УРов велось в обстановке строжайшей секретности. Сколько ушло средств, материалов, труда рабочих и инженеров, можно только догадываться. Кстати говоря, Гитлер тоже приказал построить укрепрайоны, но они по своим боевым возможностям не шли ни в какое сравнение с советскими. В том же Могилев-Подольском УРе восемь могучих ДОТов связаны между собой подземными галереями”. (Генерал П.Г. Григоренко.) “За три года только в одном Проскуровском УРе было возведено более тысячи железобетонных оборонительных сооружений, многие из которых прикрывались искусственными водными преградами (Генерал-полковник А. И. Шебунин. Сколько нами пройдено. С. 58.). В 1938 году все тринадцать УРов было решено усилить за счет строительства в них тяжелых артиллерийских капониров; кроме того, началось строительство еще восьми УРов на «Линии Сталина». За один год в новых УРах было забетонировано более тысячи боевых сооружений. На строительство укрепрайонов были затрачены гигантские средства” (по оценке П. Григоренко, не менее 120 миллиардов рублей.) “Осенью 1939 года, почти сразу после подписания пакта Молотова-Риббентропа, в момент установления общих границ с Германией все строительные работы на «Линии Сталина» были прекращены” (В. А. Анфилов. Бессмертный подвиг. С. 35.). “Все укрепрайоны разоружаются, это оружие, боеприпасы, приборы наблюдения, связи и управления огнем отправляются на склады”. (Военно-исторический журнал, 1961 г., № 9, с. 120). “Процесс уничтожения «Линии Сталина» набирает скорость. Некоторые боевые сооружения были переданы колхозам в качестве овощехранилищ. Большинство боевых сооружений укрывается землей. Кроме прекращения производства вооружения для УРов советская промышленность после начала Второй мировой войны прекращает производство многих других оборонительных систем вооружений. Полностью прекращено производство противотанковых, полковых и дивизионных пушек, которые можно было использовать в качестве противотанковых” (Военно-исторический журнал, 1961 г., № 7, с. 101; он же, 1963 г., № 2, с. 12). “Имеющиеся в войсках противотанковые пушки стали использовать для решения других задач, в частности для подавления огневых точек противника”. (Генерал-лейтенант И. П. Рослый. Последний привал — в Берлине. С. 27). “Противотанковые ружья не только сняли с производства, но и вообще сняли с вооружения Красной Армии” (Военно-исторический журнал, 1961 г., № 7, с. 101). “Накануне самой войны — весной 1941 года — загремели мощные взрывы по всей 1200-километровой линии укреплений. Могучие железобетонные капониры и полукапониры, трех-, двух- и одноамбразурные огневые точки, командные и наблюдательные пункты – десятки тысяч долговременных оборонительных сооружений были подняты в воздух по личному приказу Сталина» (Генерал-майор П. Г. Григоренко. В подполье можно встретить только крыс. С. 141).


“В отличие от»Линии Сталина», укрепленные районы на новой линии, названной в честь правой руки Сталина «Линией Молотова», имели очень небольшую глубину. Все, что можно было построить на самой границе, на ней и строилось. Тыловые оборонительные рубежи не строились и даже не планировались”. (Генерал-лейтенант В. Ф. Зотов. На Северо-Западном фронте. Сборник, с. 175). “Новые укрепления строились не на тактически выгодных для обороны рубежах, но вдоль государственной границы, повторяя все ее изгибы и извилины. Новые боевые сооружения колючей проволокой, минами, рвами, надолбами, ежами и тетраэдрами не прикрывались, и никакие инженерные заграждения в районе строительства не возводились. Новые сооружения вообще не маскировались. У «Линии Сталина» и у «Линии Молотова» был один и тот же «папа» — генерал-лейтенант инженерных войск профессор Д. М. Карбышев. На «Линии Сталина» он все делал правильно — на уровне мировых стандартов и выше. На «Линии Сталина» он все предусмотрел: и тщательную маскировку каждого ДОТа, и огромную глубину каждого укрепрайона, и заграждения, и полосу обеспечения, и многое-многое другое. Но вот подписан пакт Молотова-Риббентропа, и один из величайших военных инженеров мира вдруг поглупел и все делал неправильно. А над Карбышевым стоял великий Жуков. Все у него всегда было правильно. И раньше, и позже. Но вот в первой половине 1941 года Жуков вдруг превратился в идиота и давал идиотские приказы. Ведь именно в момент прихода Жукова в Генеральный штаб, «укрепрайоны на старых границах по-прежнему разоружались, а строительство на новых границах велось черепашьим темпом» (Старинов. С. 178).


Любопытно, что в отношении укрепрайонов делала в то же самое время германская сторона с начала 30-х годов. Нацисты с точностью до мелких деталей “копируют” действия советских военспецов и командования. “В 1932-1937 годах на берегах Одера были построены сверхмощные укрепления, прикрывающие Германию от ударов с востока. Это были первоклассные боевые сооружения, вписанные в местность и великолепно замаскированные. Но сразу после подписания пакта Молотова-Риббентропа по приказу Гитлера эти укрепления на старой германской границе были брошены и больше не использовались в военных целях. Многие боевые сооружения были использованы для других нужд. Например, в районе Хохвальде находился мощный фортификационный ансамбль, включавший в свой состав 22 четырехэтажных боевых сооружения, соединенных 30-километровым подземным тоннелем. Все это хозяйство стали использовать для размещения завода авиадвигателей. Германские войска начали строительство новой линии укрепленных районов – на второстепенных направлениях, вплотную к советским границам. Впереди них не возводились минные поля и заграждения. Работы велись днем и ночью, и советские пограничники эту работу хорошо видели и докладывали «куда надо». (Пограничные войска СССР. 1939-июнь 1941. Сборник документов и материалов. Документы № 344 и 287.)


На случай прорыва и продвижения противника в глубь страны Сталин приказал сформировать множество партизанских отрядов, бойцов которых обучили диверсионным операциям в условиях действий на оккупированной территории, создали сеть хорошо замаскированных складов с оружием, боеприпасами, продовольствием, медикаментами. Осенью 1939 года все это было ликвидировано, партизанские отряды расформированы.


К тому времени, когда Гитлер нанес внезапный и мощный удар всеми своими силами, стянутыми к советской границе в соответствии с планом “Барбаросса” (“Barbarossa Fall” — “Директива по стратегическому сосредоточению и развертыванию войск”, издана 31 января 1941 г., подписана главнокомандующим сухопутными войсками генерал-фельдмаршалом В. Браухичем. Стратегическая задача – “нанести поражение Советской России в быстротечной компании еще до того, как будет закончена война против Англии”. БСЭ, изд. 3, т. 2, стр. 624-625.) СССР обладал такой боевой мощью, которая значительно превосходила германскую как по численности единиц в различных видах вооружений (кроме разве что зенитных и противотанковых орудий, которые являются сугубо оборонительными средствами), так и в живой силе. Только краткий обзор боевой мощи дает об этом наглядное представление. Из 20 сформированных и большей частью полностью укомплектованных армий 16 – ударные, включающие в себя до тысячи и более танков, сотни броневиков, несколько тысяч тысяч орудий и минометов, до миллиона человек и более личного состава. Плюс к этому части НКВД, вооруженные танками, артиллерией, авиацией, и многое другое. Кроме обычных ударных армий – три особенных, укомплектованных новейшими типами танков, самолетов, артиллерии, численность которых впечатляет даже сегодня. После полного укомплектования каждая из этих трех армий должна была иметь в своем составе 2350 танков, 698 бронемашин, свыше 4000 орудий и минометов, более 250000 солдат и офицеров. Промышленность, практически полностью переведенная на военные рельсы в 1940 году, в огромных количествах выпускала все виды наступательных вооружений. Вот официальные данные: “За 1939 – первую половину 1941 гг. военной промышленностью было произведено свыше 17 тысяч боевых самолетов (…в том числе 3719 самолетов новых образцов), 7,6 тысячи танков (в т.ч. 1861 танк КВ и Т-34), свыше 80 тысяч орудий и минометов, свыше 200 тысяч пулеметов и автоматов. (А сколько единиц различного вида вооружений было выпущено до 1939 года? – А.П.) …Всего к началу войны в составе сухопутных войск насчитывалось 303 стрелковых, танковых, моторизованных и кавалерийских дивизии. …ВМФ имел в строю 3 линкора, 7 крейсеров, 59 лидеров и эсминцев, 218 подводных лодок, 269 торпедных катеров, 2581 самолет и свыше 1 тысячи орудий береговой артиллерии”. (БСЭ, 3 изд., т. 4, стр. 388.) Для реализации плана “Барбаросса” Гитлер выделил 190 дивизий общей численностью личного состава 5, 5 млн. человек, 3712 танков (объединенных в 4 ударные танковые группы по 600-1000 танков в каждой), 4950 боевых самолетов, 47260 орудий и минометов и 193 боевых корабля.


Смотрим дальше. Кроме огромного числа обычных солдат и офицеров Красная Армия к началу войны имела более миллиона хорошо подготовленных десантников-парашютистов К 1941 году Советский Союз имел десантников примерно в 200 раз больше, чем все страны мира, вместе взятые, включая Германию. За 10 лет, прошедшие после учреждения воздушно-десантных войск (кстати, СССР первым в мире создал этот род войск. Когда Гитлер пришел к власти, у Сталина уже было несколько воздушно-десантных бригад), была создана промышленность, производящая парашютный шелк и парашюты из него, учебные заведения, готовившие инструкторов, сеть школ и аэроклубов в армии и в ОСОАВИАХИМах, готовившие парашютистов и планеристов, сконструированы и изготовлены в массовом количестве планеры, включая предназначенные не только для десантирования пехоты, но и для доставки легких танков и бронемашин, транспортные самолеты того же назначения. Во время боевых учений, часто проводимых в этих войсках, на территорию “противника” опускалось с воздуха одновременно до 30 тысяч боевиков и сотни единиц техники и грузов. Кроме воздушных пехотинцев была также сформирована бригада морской пехоты численностью в несколько тысяч человек.


Все эти формирования составляли, по свидетельству советских военачальников, Первый стратегический эшелон. Накануне войны ускоренными темпами начал формироваться второй. «Перед самым началом войны под строжайшим секретом в пограничные округа стали стягиваться дополнительные силы. Из глубины страны на запад перебрасывались пять армий» (С. М. Штеменко. Генеральный штаб в годы войны. С. 26). «Одновременно с этим к передислокации готовились еще три армии» (Генерал армии С. П. Иванов. Начальный период войны. С. 211): «В мае — начале июня транспортной системе СССР пришлось осуществить перевозки около 800000 резервистов… Эти перевозки нужно было провести скрытно…» (Заместитель наркома госконтроля И. В. Ковалев. Транспорт в Великой Отечественной войне. С. 41.)


“В мае в районе Житомира и в лесах юго-западнее его сосредоточился воздушно-десантный корпус. (Генерал-полковник И. И. Людников Военно-исторический журнал, № 9, 1966 г., с. 66). Со всех концов страны, из внутренних военных округов на запад устремляются нескончаемые потоки железнодорожных составов с боевой техникой и артиллерией, боеприпасами, личным составом, кавалерийскими частями, службами обеспечения”. «Во второй половине мая мы получили директиву Генерального штаба, в которой предписывалось принять из Северо-Кавказского военного округа управление 34-го стрелкового корпуса, четыре 12-тысячные дивизии и одну горнострелковую дивизию. 25 мая в состав войск Киевского военного округа прибыло управление 31-го стрелкового корпуса с Дальнего Востока, десять батальонов, полностью вооруженных, укомплектованных по штатам военного времени. В короткий срок предстояло разместить почти целую армию… В конце мая в округ стали прибывать эшелон за эшелоном. Оперативный отдел превратился в подобие диспетчерского пункта, куда стекалась вся информация о прибывающих войсках» (И. X. Баграмян. Военно-исторический журнал, 1967 г., № 1, с. 62.). Идут со штабами и тыловыми частями войска из Уральского, Орловского, Приволжского, Сибирского, Архангельского военных округов, Восточного приграничного военного округа. Численный состав Второго стратегического эшелона на начало войны составлял 77 танковых, моторизованных и стрелковых дивизий, не считая десятков отдельных полков и сотен отдельных батальонов. Всего же на начало войны к западным границам страны было стянуто 1911 дивизий всех родов войск.


В это же время войска особого назначения НКВД на всем протяжении западных границ страны выселяют мирных жителей, а на этих территориях идет интенсивное дислоцирование карательных частей чекистов. К 14 июня на подступах к советско-германской границе (советско-польской уже не существует) сосредоточены десятки карательных дивизий НКВД. Причем укомплектованы они по военному времени, вооружены, что называется, до зубов. В составе одной такой мотострелковой дивизии — танковый полк (или батальон), два-три мотострелковых полка, гаубичный артиллерийский полк и другие части, более 10 000 человек личного состава. С какой целью? Ведь опасаться нападения со стороны оккупированных стран Балтии, занятой гитлеровцами Польши Сталину нет надобности. Назначение огромного числа карателей очевидно: для зачистки территорий, которые будут захвачены войсками вторжения Красной Армии. (Для зачистки захваченных советских территорий у Гитлера были войска СС.) После 22 июня эти войска оказались без работы и их боевые формирования были переданы в обычные войска.


Огромное пополнение в живой силе, технике, боеприпасах, различном имуществе, необходимом для ведения войны и обеспечения личного состава всем необходимым, получают все рода войск. «Создавалось впечатление, что в глубине огромной территории зарождалось движение, которое притормаживалось здесь, у самой границы, упираясь в нее, как в невидимую преграду, и готовое вот-вот перехлестнуть через край» (Командир 43-й истребительной авиационной дивизии Западного особого военного округа генерал-майор авиации Г.Н. Захаров. Повесть об истребителях. С. 43). Утром 22 июня тот же Западный фронт получил приказ принять на аэродром Орша 99 самолетов МиГ-3. (Командование и штаб Советской Армии в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг. С. 41). 21 июня Северный флот получил эшелон истребителей МиГ-3 (Главный маршал авиации А.А. Новиков, в 1941 году был командующим ВВС в звании генерал-майора авиации. Военно-исторический журнал, 1969 г., № 1, с. 61). 1941-1944. С. 22.). “К концу июня 1941 года на железных дорогах простаивали 1320 поездов с автомобилями» (Военно-историчекий журнал, 1975 г., № 1, с. 81). Стандартный вес воинского эшелона того времени — 900 тонн (45 двадцатитонных вагонов). Если на каждом вагоне находился один автомобиль, то получается, что разгрузки ожидали 59 400 автомобилей. Так о каком превосходстве противника над советскими войсками (“по личному составу – в 1,8 раза, по средним и тяжелым танкам – в 1,5 раза, по боевым самолетам новых типов — в 3,2 раза, по орудиям и минометам – в 1, 25 раза”) не перестают повторять до настоящего времени военные историки, военачальники и прочие фальсификаторы исторических реалий?


Подготовка к войне с Германией набирает обороты. Саперным и инженерным войскам приказано ликвидировать полосу обеспечения на всем ее протяжении и глубине. Ускоренными темпами идет ее разминирование, удаляются заряды из мостов и железнодорожных узлов, к самым границам подвозятся горы боеприпасов, разборные мосты, уголь, рельсы, стройматериалы для прокладывания дорог. («Солнце освещало горы угля возле железнодорожных путей, штабеля новеньких рельсов. Рельсы блестели. Все дышало спокойствием» (Начальник отдела заграждений и минирования инженерного управления РККА Старинов. Мины ждут своего часа. С. 190. Речь идет о пограничной станции Брест.) “Линия Сталина” — сотни бетонных укреплений – разоружается, вместо этой линии с показной для противника демонстративностью начинает строиться вторая линия, причем практически на самой границе. Немцы это прекрасно видят, а германская разведка устанавливает, что это не что иное, как, говоря на известном жаргоне, туфта. Итак, к войне все готово, остается отдать приказ, и лавина советских войск на земле, с воздуха и с моря обрушит на головы германских сил шквал огня небывалой в истории войн мощности. Скрыть подготовку Красной Армии к вторжению на германскую территорию уже невозможно. Ведомство Молотова на Смоленской площади ищет способ отвести подозрения Гитлера в угрозе нападения. 13 июня Молотов вызывает к себе германского посла и передал ему текст сообщения ТАСС, в котором говорится, что Германия не хочет напасть на СССР, СССР не хочет напасть на Германию, но «враждебные СССР и Германии силы, заинтересованные в развязывании и расширении войны», пытаются их поссорить, распространяя провокационные слухи о близости войны”. Эти враждебные силы» — «Британский посол в Москве г. Криппс», «Лондон», «английская пресса». «Слухи о том, что СССР готовится к войне с Германией, являются ложными и провокационными… Проводимые сейчас летние сборы запасных Красной Армии и предстоящие маневры имеют своей целью не что иное, как обучение запасных и проверку работы железнодорожного аппарата, проводимые, как известно, каждый год, ввиду чего изображать эти мероприятия как враждебные Германии, по крайней мере, нелепо», говорится далее в сообщении. (В. Хвостов и генерал-майор А. Грылев. «Коммунист», 1968, № 12, с. 68.) Однако для любого советского военачальника и политического лидера абсолютно ясно, что начало вторжения советских войск на территорию Германии – вопрос уже не месяцев и недель, а дней. Свидетельствует маршал Советского Союза А. М. Василевский: «Опасения, что на Западе поднимется шум по поводу якобы агрессивных устремлений СССР, надо было отбросить. Мы подошли… к Рубикону войны, и нужно было сделать твердо шаг вперед» (Военно-исторический журнал, 1978 г., № 2, с. 68).


День 13 июня, когда советская дипломатия сделала неуклюжую попытку усыпить бдительность лидера нацистов, стал, по существу, тем рубежом, после которого война для Советского Союза стала неизбежной. От Гитлера уже ничего не зависело, ему оставалось лишь нажать на кнопку. Прекрасно зная о масштабах и темпах подготовки к войне в Советском Союзе, немецкое верховное командование поняло, что подготовка закончилась и Сталин со дня на день отдаст приказ своим войскам начать операцию вторжения. После 14 июня саперы начинают резать колючую проволоку, освобождая последнее препятствие на пути намеченного продвижения советских войск. «21 июня Политбюро ЦК ВКП(б) приняло решение о создании на базе западных приграничных военных округов фронтовых объединений» (Генерал-лейтенант П. А. Жилин, член-корреспондент Академии наук СССР. Великая Отечественная война (1941-1945). С. 64). А утро следующего дня стало началом небывалого в истории человечества побоища, принесшего апокалипсис на европейский континент. Сталин, уже видевший себя властелином планеты, вверг в пучину смерти, горя, страданий народы десятков стран; миллионы человеческих жизней стали жертвой молоха войны, дьявольских амбиций двух политических маньяков.


… Не приняв в расчет возможность упреждающего удара со стороны германских войск, Сталин своими руками создал идеальные условия для их наступления. После 22 июня в их руках оказываются горы всевозможной военной техники, сотни тысяч тонн боеприпасов вместе с орудиями, аэродромы, чистые от мин и фугасов дороги, мосты, включая сборные, множество всевозможных строительных материалов, запасных железнодорожных рельсов. Большинство самолетов вместе с техническими службами, находившимися недалеко от границы, уничтожены; бомбардировочная авиация, лишенная авиации прикрытия, оказалась не только не способной перебрасывать крупные десантные силы на территорию противника, но и вообще осталась не у дел, как и сами парашютисты. Выброшенными на ветер оказались огромные средства, затраченные на постройку быстроходных танков, коим предстояло стремительным маршем рвануться по автобанам Германии, планеры, на которых Сталин собирался перебросить через границу тех же парашютистов и боевую технику. Парализованными, беззащитными перед летчиками люфтваффе оказались корабли Балтфлота. (Вспомним “Таллинский переход” В. Пикуля.) Все это и обеспечило реализацию гитлеровского блицкрига в первые месяцы войны. Советским войскам, предназначенным для наступательных действий и не имевшим понятия о войне оборонительной, пришлось перестраиваться на ходу, неся гигантские потери в людях и технике. С ходу разгромив 4-ю армию, немецкая пехота, посаженная на броневики, автомобили, мотоциклы, при поддержке танков и авиации приступает к ликвидации сверхмощной 10-й армии. Ее разгром открывает путь к Минску. За двадцать дней германские силы вторжения продвинулись в глубь советской территории на 300 – 500 километров – от Ладожского озера на северо-западе до Черного моря на юге. Пакт Молотова-Риббентропа сыграл злую шутку не только над Гитлером, но и над Сталиным.


Сталин с широким размахом, упорно и целенаправленно готовился к войне с Германией, вполне обоснованно видя в ней единственное наиболее серьезное препятствие на пути к полному господству на евразийском континенте. И разработал дьявольски выигрышный план ликвидации этого барьера: помочь лидеру нацистов обрести политический вес, а Германии под его руководством – экономическую и военную мощь, а затем все это обрушить на головы англичан, французов и прочих “польских агрессоров”. Сталин открыто восхищается Гитлером, идущим по головам к верховной власти, сметающим с пути социал- и других демократов. И когда понимает, что нацисты накачали крепкие мышцы для того, чтобы покончить со своими европейскими соседями, приступает к активным действиям. Советские дипломаты начинают обхаживать своих коллег в Берлине, давая понять, что их политическое руководство не будет против расчленения Польши (на которую у Сталина зуб еще с 20-х годов, когда позорно провалилась ленинская авантюра “освобождения этой страны от “белополяков” и в которой Сталин принимал непосредственное участие в качестве военного советника). Более того, СССР готов заключить с Германией договор о дружбе и взаимопомощи, оказывать политическую и экономическую поддержку Гитлеру в преодолении последствий “позорного” Версальского мира. Два диктатора быстро нашли общий язык, будучи убежденными, что один умнее и хитрее другого и сумеет заставить таскать каштаны из огня чужими руками.


Для более глубокого понимания того, почему Гитлер бросился в объятия Сталина, подписав пакт о дружбе и взаимопомощи, а главное, секретные протоколы к нему, надо вспомнить вот о чем. После Первой мировой войны Германия потеряла право иметь армию, способную вести наступательную войну (как Япония после капитуляции в 1946 году), то есть ей было запрещено иметь мощное вооружение, включая танки, тяжелую артиллерию, боевые самолеты. и большую численность людского состава вооруженных сил. В Потсдамском соглашении, подписанном странами антигитлеровской коалиции, было оговорено, что послевоенная Германия лишается права обучения командиров на своей территории к обучению наступательных вооруженных действий.


Германские командиры не нарушали запретов до определенного времени и не готовились к агрессивным войнам на своих полигонах. Они делали это… на территории Советского Союза. Сталин предоставил германским командирам все: танки, тяжелую артиллерию, боевые самолеты, учебные классы, полигоны, стрельбища, открыл доступ на самые мощные в мире танковые заводы — смотрите и учитесь. Учеба дошла до того, что гестаповцы перенимали опыт у изуверов НКВД выбивать у невинных жертв любые нужные показания. И как апофеоз столь обширного сотрудничества – договор о дружбе и взаимопомощи и секретные протоколы о разделе сфер влияния, то есть об оккупации стран Европы. Сталин тем самым сделал любезный жест Гитлеру: вперед, геноссе, я не только не буду мешать, но и помогу, чем могу (хлебом, металлом, углем и многим-многим другим). Валяй, круши Европу, а там посмотрим. Смотрел же великий продолжатель дела Ленина далеко: сначала, когда передерутся и выдохнутся Германия, Франция, Англия, – их прибрать к рукам, а там, глядишь, и за океан махнем — «когда капиталисты перегрызутся между собой» (Сталин, речь 3 декабря 1927 года). 17 сентября 1939 года Красная Армия нанесла внезапный удар по Польше. На следующий день по радио советское правительство объявило, почему «Польша стала удобным плацдармом для всяких случайностей и неожиданностей, могущих создать угрозу для СССР… Советское правительство не может более нейтрально относиться к этим фактам… Ввиду такой обстановки советское правительство отдало распоряжение Главному командованию Красной Армии дать приказ войскам перейти границу и взять под свою защиту жизнь и имущество населения…» («Правда», 18 сентября 1939 года).


Когда же до Гитлера наконец дошло, что пакт Молотова-Риббентропа нечто иное, как ловушка для него и у него не остается другого выхода, как первым нанести удар своему лучшему другу, круг большой политической авантюры замкнулся. Счет времени начала войны СССР с Германией пошел не на годы, а на месяцы. Это прекрасно понимали оба диктатора. Они были стратегами и понимали, что исход войны будет зависеть от того, кто первым нанесет удар – ни та, ни другая сторона к затяжной оборонительной войне не готовилась.


На месяцы – понятно. А вопрос жизни и смерти: в какой именно месяц и день будет назначено время “Ч” той и другой стороной? Теперь-то мы знаем – операцию “Гроза” Сталин намечал начать 6 июля (для отвода глаз запустил дезу: война с Германией начнется не ранее 1942 года), а план “Барбаросса” должен был вступить в действие (и вступил) 22 июня 1942 года. И вот что любопытно: Гитлер о дне и часе начала операции “Гроза” не знал, а вот самый информированный и предусмотрительный вождь всех народов знал доподлинно и из независимых друг от друга источников. Знал, но был убежден, извините за каламбур, что пактом Молотова-Риббентропа убедил своего заклятого друга в том, что войну против него не начнет. И потому не верил ни Черчиллям, ни Зорге, ни другим сверхинформированным источникам. Да, Черчилль писал несколько писем Сталину. Но… лишь в моменты, когда сам находился в очень тяжелом положении.


Вот самое известное письмо Черчилля из этой серии, полученное Сталиным 19 апреля 1941 года, которое наиболее часто цитируется историками. Все они утверждают, что именно это письмо является главным предупреждением Сталину. Но стоит лишь посмотреть на этот документ под углом положения Великобритании на время ее (Великобритании) написания, как вывод, с какой целью Черчилль обратился к Сталину, становится очевидным. 12 апреля Гитлер захватил Белград, а через день Югославия сдается Германии. На следующий день Роммель подошел к границам Египта. 14 апреля — 16 апреля – массированные бомбардировки Лондона. Под угрозой оккупации — Египет, вот-вот капитулирует Греция, находящиеся там британские войска — в катастрофическом положении. И в этой обстановке Сталин получает “самое важное письмо” Черчилля. Мог ли Сталин в этой ситуации поверить в искренность озабоченности Черчилля за судьбу СССР? Вполне резонно было предположить, что в интересах Черчилля вторжение советских войск на территорию Германии, при этом Великобритания смогла бы избежать катастрофы. Этому есть прямое подтверждение. По свидетельству Иодля, на которое ссылается известный британский историк Л. Гарт, Гитлер неоднократно говорил своим генералам, что у Великобритании есть единственная надежда уйти от поражения: советское вторжение в Европу (В. Liddel Hart. History of the Second World War. P. 151). Да и у самого Черчилля имеется запись от 22 апреля 1941 г.: «Советское правительство прекрасно знает… о том, что мы нуждаемся в его помощи» (D. Woodward. British Foreign Policy in the Second World War, P. 611. Так что у Сталина достаточно оснований не верить Черчиллю. К тому же советский диктатор прекрасно понимает: как только капитулирует Великобритания вместе со своими колониями, Гитлер немедленно начнет войну против него. В такой политической обстановке Сталину нет никакого резона ни верить Черчиллю, ни вторгаться в Германию, пока он, Сталин, не проведет полномасштабную подготовку к войне, а Германия тем временем истощит свои силы.


Теперь еще об одном источнике, сообщившем в Москву точную дату нападения Германии на Советский Союз – Герое Советского Союза Рихарде Зорге. Дело в том, что такого источника в описываемый период (весна 41-го года) для Сталина и начальника Главного разведывательного управления Голикова … не существовало. “В момент этих событий человек, завербовавший Рихарда Зорге, — Ян Берзин, блистательный шеф советской военной разведки, — после жесточайших пыток ликвидирован. Соломон Урицкий, другой шеф ГРУ, дававший лично указания Зорге, ликвидирован. Советский нелегальный резидент Я. Горев, обеспечивший транзит Зорге из Германии, сидит” («Комсомольская правда», 8 октября 1964 года). Тайная сотрудница Рихарда Зорге Айна Куусинен, жена заместителя начальника ГРУ, «президента Финляндской Демократической Республики», будущего члена Политбюро ЦК КПСС, сидит. Жена Рихарда Зорге Екатерина Максимова арестована, призналась в связях с врагами, ликвидирована. Нелегальный резидент ГРУ в Шанхае, бывший заместитель Зорге Карл Рамм, вызван в «отпуск» в Москву, ликвидирован. Теперь Зорге получил приказ прибыть в отпуск. Знает ли он настоящую причину вызова? Знает. И советские коммунистические источники не скрывают: «Зорге отказался ехать в СССР», «несомненно, Зорге догадывался, что его ждет в Москве». Публикаций на эту тему во времена «оттепели» было немало.


Итак, в Москве считают Рамзая врагом и вызывают на расстрел. Зорге на упорные вызовы отвечает: на расстрел не приеду, не хочу прерывать интересную работу. Москва прекращает финансировать “злостного невозвращенца”, курьеры к нему не приезжают, на его сообщения о том, что Германия готовит нападение на Советский Союз, в Кремле не реагируют. Кроме очевидного для Сталина гаранта — пакта Молотова-Риббентропа — у него была “железная” уверенность в том, что Гитлер не готовится к войне с Советским Союзом, основанная на постоянно получаемой информации из ГРУ. Шеф этого управления, будущий маршал Голиков, дал задание своей резидентуре в Германии и странах Европы отслеживать ситуацию с численностью поголовья… овец. Как только их поголовье начало бы быстро возрастать, а цены на баранину, соответственно, падать, для советской разведки стало бы очевидным, что кому-то в больших количествах понадобилась овчина. Кому – понятно, для чего – так же. Гитлер начал подготовку к войне с Советским Союзом. (Блицкриг – миф, который был нужен Гитлеру в пропагандистских целях. Ни захват Москвы и Ленинграда, ни оккупация Украины, Прибалтики, Белоруссии не означали бы полного поражения Сталина. Военных действий в зимних условиях германской армии не избежать. А это означает соответствующую экипировку солдат и офицеров, применение зимних видов смазки танков и другой техники, орудий, стрелкового оружия. Но собираемая разведчиками возле воинских частей ветошь, цены на баранье мясо на рынках Европы, стабильное поголовье овец с неопровержимой достоверностью показывали: к войне с Советским Союзом Гитлер не готовится.)


Однако талантливый разведчик не зря получил Золотую звезду Героя. Осенью 1941 года Зорге сообщил Сталину о том, что Япония не вступит в войну против Советского Союза. Перепроверив эту информацию и убедившись в ее достоверности (итогом стало заключение Договора о мира с Японией), Сталин снял с дальневосточных границ десятки советских дивизий, бросил их под Москву и тем самым изменил стратегическую ситуацию в свою пользу.


Середина июня 1941 года. “Войска Первого стратегического эшелона, бросив все свои землянки и недостроенные казармы, пошли в приграничную полосу. Речь идет о всех войсках и непосредственно к границе (Маршал Советского Союза И. X. Баграмян. Военно-исторический журнал, 1976, № 1, с. 62). Из глубины страны прибывают войска Второго стратегического эшелона, однако они не используют недостроенные казармы и военные городки, не готовятся к обороне. Подводный флот устремляется к берегам Германии, приводятся в первую боеготовность корабли Балтийского и остальных флотов и флотилий. Высшее командное руководство всех родов войск либо уже находится на западных границах, либо на пути к ней. При каждом из военачальников и командиров, вплоть до полковых и батальонных, либо в качестве водителя, либо ординарца, либо другого подчиненного находится человек, знающий немецкий язык. Под парами стоит сверхсекретный состав, оборудованный всеми средствами связи, готовый в любую минуту двинуться к советско-германской границе и с которого в войска начнут поступать оперативные приказы командующим родами войск о действиях войск на захваченных территориях. (А в жигулевских скалах сверкают дубовыми панелями и пластмассовыми ручками полученных из германских заводов телефонов правительственной связи кабинеты подземного сталинского “Вервольфа” — полевой штаб усатого диктатора, так и не увидевший своего хозяина.) Десятки тысяч “кумовьев” в сиреневых петлицах и околышах из войск НКВД с отточенными карандашами и новенькими ТТ жаждут приступить к привычной работе — допросам и пыткам “врагов” и “буржуев”. Теперь уже не в “своей” Украине, Бесарабии и Прибалтике, а на землях Маркса, Канта, Гете, Шиллера. Все подготовлено к тому, чтобы в воскресенье, 6 июля, началась невиданная по масштабам операция вторжения под кодовым названием “Гроза”. А в спину солдатам и командирам пехотных и артиллерийских и кавалерийских батальонов и дивизионов нацелены пулеметы все тех же НКВДэшников из войск ОСНаза – испытанных палачей – особистов – чтоб та пехтура и прочее пушечное мясо не вздумали отступать. После всех приведенных фактов (а перечислить многие другие в одной статье попросту нельзя, настолько их много) можно ли усомниться в том, кто начал Вторую мировую войну и кто развязал войну с Германией в 1941 году? Разумеется, война Советского Союза с Германией (или наоборот) была неизбежной. Два медведя в одной берлоге не спят. В любой диктатуре — называй ее пролетарской, фашистской, национал-социалистической, коммунистической, трудовой etc – имманентно, на “генетическом” уровне, заложено стремление к агрессивным действиям. Это стремление не зависит от воли человека, находящегося во главе данного режима в тот или иной исторический период. Ибо суть диктатуры – доведенный до абсурда властный абсолютизм, а эта форма политического (читай – командно-концлагерного) руководства государством (партией, иным общественным объединением) не терпит плюрализма ни рядом с собой ни в ближнем, ни в дальнем соседстве. Считая свой политико-экономический режим абсолютно правильным, а все прочие абсолютно ущербными, любой диктатор подчиняет абсолютно все ресурсы своей несчастной страны служению молоху войны. К сожалению, под руками нет данных по Ираку, Ирану, Кубе, Ливану, Ливии, Сирии, африканским диктаторским режимам, но вот просматриваю таблицу, приведенную в книге З. Бжезинского “Великая шахматная доска” (Москва, “Международные отношения”, 1999) , с. 187:


Вооруженные силы стран Азии





















































































































Страна



Личный состав (всего)


Танки (всего)


Истребители (всего)


Надводные корабли (всего)


Подводные лодки (всего)


Численность населения (млн. чел.) (1995 г.)


Китай


3030000


9400


5224


57


53


1221,4


Пакистан


577000


1890


336


11


6


129,8


Индия


1100000


3500


700


21


18


935,7


Таиланд


295000


633


74


14


0


59,4


Сингапур


55500


350


143


0


0


3,0


Северная Корея


1127000


4200


730


3


23


23,9


Южная Корея


633000


1860


334


17


3


44,8


Япония


237700


1200


324


62


17


125,2


Тайвань


442000


1400


460


38


4



Вьетнам


857000


1900


240


7


0


740


Малайзия


114500


26


50


2


0


20,0


Филиппины


106500


41


7


1


0


68,6


Индонезия


270


235


54


17


2


199,7 (1996)


1. Атлас мира. “Роскартография”, 1998.


Здесь еще надо заметить, что Северная Корея и Вьетнам, будучи морскими державами, не очень заботятся об обновлении бронетехники (хотя ее у этих экономически более чем бедных стран более чем достаточно), но интенсивно закупают новейшие самолеты и морские военные суда. В cоставе их надводного и подводного флота практически нет устаревших судов. Чего не скажешь об Индии и Японии. Вспомним послевоенный Советский Союз: все годы, включая настоящее время, когда уже и этот “Союз” ушел в политическое небытие, он не выходил из состояния войны. Он постоянно протягивал свои кровавые щупальца то в Индокитай, то в Африку, то в различные регионы Азии, а то и в собственные анклавы. Трехмиллионная Куба по сей день грозится смертными карами ядерной сверхдержаве; в нищей Северной Корее (с которой, кстати, находится в мезальянсе на почве стратегических вооружений Казахстан) на каждые 5 мирных жителей один военный; саддамовский Ирак объявил личной собственностью богатейший суверенный Кувейт и утащил из него все, вплоть до носовых платков, и умудрился 7 лет провоевать с не менее не безобидным соседом, положив на алтарь приграничных разногласий едва ли не половину своего населения. Апофеоза же тоталитаризма достиг пигмей с красным знаменем Пол Пот, уничтожив 3 из 7 миллионов своего ни в чем неповинного населения. Примерам тоталитарного беспредела несть числа, все они отмечены каиновой печатью: агрессивностью, стремления к захвату чужих территорий, беззакония, массовых убийств, этнической нетерпимости, глухоты и слепоты к страданиям собственного народа. Вспомним “самого человечного человека”: “…пусть погибнет 90 процентов всего населения, зато 10 процентов будут жить счастливо” (цитирую по памяти). Представьте картину: в луже крови сидит “счастливый” человек, пожирая батон колбасы, запивая жратву бургундским. Картина в стиле Сальвадора Дали. “Откуда у вас вражды и распри? Не отсюда ли — от вожделений ваших, воюющих в членах ваших? Желаете и не имеете; убиваете и завидуете, и не можете достигнуть; препираетесь и враждуете, и не имеете, потому что не просите”. (Иаков, 4, 1-2.)


Так что вопрос о том, кто начал войну, сугубо риторический. Хотя в нашем конкретном случае ответ не вызывает сомнений — первым меч войны поднял Главный борец за мир и Лучший друг пионеров, объективно. Агрессором является всякий, кто провозгласил приоритет одной политической доктрины перед другой, верховенство одного этноса, нации над другой. История человечества, к великому сожалению, есть история войн. Но история цивилизации есть эволюция, путь медленного, но верного поступательного движения от менее совершенного к более совершенному. А войны и их инициаторы не более чем фурункулы и прыщи на растущем организме.

Послесловие. У автора имеется значительное количество материалов, позволяющих сделать убедительный вывод о том, что кремлевский диктатор, как и его предшественник, не мыслил политического устройства мира без инициирования мировой бойни. Однако наиболее стройно и доказательно систематизировал и обобщил эту тему человек, хорошо изучивший изнутри изуверскую тоталитарную систему – Советский Союз времен Сталина, Хрущева и Брежнева. Речь идет об известном диссиденте и авторе политических детективов В. Резуне, пишущем под псевдонимом В. Суворов. Не имея возможности связаться с ним лично, прошу заочного разрешения на заимствование цитат из его работ. В конечном итоге у нас одна цель: показать читателям агрессивную, человеконенавистническую сущность тоталитарного режима, в какие бы одежды этот режим не рядился. В основе любого тоталитарного режима – ложь, массовые преступления против человечности, страдания и экономическая разруха.


Новости партнеров

Загрузка...