Кристальной души радикал

(Памяти Марата Барманкулова)

Средняя школа № 33 – наша малая альма-матер — стояла на углу улиц Комсомольской и 8 Марта. Из стен этого прекрасного трехэтажного трехкрылого здания вышло много замечательных людей.

В их числе был Марат Барманкулов. Он шел двумя классами ниже меня, а в школьные годы два года разницы вещь очень серьезная. Это как разница между старослужащим-дедом и «салагой»-первогодком в армии. Потом мы работали в КазГУ, и нас объединяло, как Пушкина и его друзей-лицеистов, сознание об «истоках». Я знал, что Марат никогда не опустится до вещей непозволительных, потому что он — питомец 33-й школы. Я был всегда уверен в его человеческой порядочности. Мы разговаривали с ним на самые «скользкие» темы. Наши мнения почти всегда совпадали. Я не сомневался, что Марат Карибаевич не пойдет ради карьерных соображений, ради личной житейской выгоды на самоунижение. Он поднимался по служебной лестнице, но оставался простым, доступным, надежным парнем. Это был настоящий демократ. Когда сгорела наша альма-матер, это повергло меня в несказанную тоску. Казалось, не здание стоит в обугленных руинах, а вся прошлая жизнь, где было много светлого, радостного, неповторимого,вся отроческо-юношеская пора надежд и вдохновений предана безжалостному разрушению. Я спросил у Марата: «А что же дальше? Будут восстанавливать?» «Скорее всего, поставят АЗС или казино».


Марат Карибаевич был профессиональным журналистом, журналистом по складу своего характера и мышления. Его скептическая фраза отражала реалии нашего дня. Мы вспоминали школьные дни, учителей, расположение классов и кабинетов: где находилась химическая лабортория, где — спортзал. Вспоминали веселые эпизоды и трагические события, имевшие место в жизни нашей школы. А еще раньше нас сблизило знаменитое выступление профессора Хайруллы Хабибулловича Махмудова в защиту великого казахского поэта Магжана. Предвидя происки провокаторов и сикофантов, X.X. попросил Марата установить диктофон, чтобы каждое слово было зафиксировано и клеветники не могли завести очередного «дела». Предвидение Хайреке оправдалось. Слово о Магжане, которое произнес X.X. Махмудов, было встречено рукоплесканиями. В зале яблоку негде было упасть. Было много выступающих. В числе ораторов могу назвать покойного А.Л.Жовтиса и профессора Б.Кенжебаева. За столом тихо плакала супруга поэта, не потерявшая за годы лихолетья изящества и красоты.


Благодаря диктофону, «Слово о Магжане», произнесенное Хайруллой Хабибулловичем, не превратилось в очередное «Дело», которое так хотелось завести нашим профессиональным анонимщикам и «сигнализаторам». В 1993 году, когда исполнилась 10-я годовщина со дня смерти профессора Махмудова, Марат написал большую статью, опубликованную в газете «Новое поколение». Статья называлась «Битва за Магжана»… Там он о себе ничего не говорит — о его благородной роли в этой битве пишу сегодня я. Нет с нами Марата Карибаевича Барманкулова. Черты его облика в неповторимых сочетаниях остались в памяти множества людей, которые любили его, доверяли ему, жили его надеждами, смотрели его глазами, думали его мыслями. Не успел Марат Карибаевич осуществить свою заветную задумку показать на материалах древнетюркской и средневековой письменности истинную природу казахского этногенеза. Мысль ученого шла параллельно с идеями таких замечательных ученых, как Лев Гумилев. А идея пассионарности просто окрылила его. Он говорил с горечью: “Для меня настоящие, стопроцентные казахи интеллигенты Масанов, Мекишев, Момышулы и многие другие интернационалисты, не зараженные СПИДом шовинистических настроений”. Он досконально изучил 10 тюркских алфавитов, прочитал тексты, составил фундаментальный план работы по истории становления менталитета евразийских кочевых народов, но смерть остановила его широкий шаг. До последних дней он был полон жизни, движения. В течение десяти лет он укреплял свое дыхание ежедневными маршами, пробежками, чтобы не пустить в свое здоровье астму, аритмию и прочие несчастья, которые сломали бы слабого духом, безвольного человека. Марат Карибаевич Барманкулов был и остается в моей памяти человеком железной воли, светлого устремления, поистине «кристальной души радикалом»…


Новости партнеров

Загрузка...