Страдания юного координатора

Об успехе одного заведомо безнадежного дела


Южная столица осиротела. От нас ушел занятный человек. В расцвете лет и полный творческих сил покинул дорогой для него город Ермухамет Ертысбаев. Умница, златоуст и краснобай почти со дня явления на свет, либерал и демократ с младых ногтей, он подался в степное Приишимье — и по сей день дикое природой и суровое людскими нравами. В навалившихся внезапно на Алматы циклонах с невиданными доселе ливнями и градобоем, в скорбном шелесте вековых карагачей и внезапно посеревших голубых экранов люди, чувствительные к символике, могли усмотреть в случившейся внезапно разлуке почти трансцендентальный смысл…


Тень большого расставания встала между ним и почти миллионом ставших враз несчастными сограждан, к которым с газетных страниц и из вольного эфира беспрепятственно входил в их каморки, квартирки и виллочки этот обаятельный человечище. Тот, который врачевал ослабевших, утешал отчаявшихся и возвращал Божий свет утерявшим зрение, исцеляющими любую боль простыми такими словами о примате Конституции, достоинствах парламентаризма, неисчерпаемых резервах подлинно плюралистического социума.

В неумолчном комарином гуле и шелесте мириадов стай легкокрылой саранчи в самом сердце Астаны Ермухамет Кабидинович неустанно трудится над организацией столь необходимого нам всем, а простым людям — так в первую голову! — Национального диалога. Допоздна не гаснет свет в его по-министерски аскетичном кабинете. Глубокой ночью горят огни в женевских, страсбургских и иных офисах ОБСЕ. В густых лондонских сумерках подолгу стоит у окна и с тоской взирает на спящий Кенсингтон-парк Акежан Магжанович. Пока восток не порозовеет, все не найдет себе покоя когда-то маленькая чешская девчонка Мадленка Корбелова. Косово и долина Бекаа, Африканский Рог и Чечня — все потом! А сейчас — Диалога! Национального, разумеется.


Над конфигурацией доселе здесь невиданного переговорного процесса бьется неустанная мысль неутомимого Ермухамета. Легко сказать — формат! Он, как тот Кремль у Венички Ерофеева, о котором все говорят, но коего сам герой так и не увидел.


Кого за “круглый стол” сажатьто? Ну, положим, представительство малых народов обеспечить — корейцев там, уйгуров или чеченцев с дунганами. Не вопрос это. Их вожаки в нациокультурных центрах понимания пока не лишились. Напомнить этим “нацбоссам” о льготах, благоприятных кредитах и иных преференциях — зря только обижать приятных людей. И объяснять не нужно. Им, как полякам, — Ассамблея народов ли, референдум или диалог какойто — “вшистко мне едино”. “Али мы совсем без ума, ваше степенство, надежа-координатор? Голоснем как надо!” То же с украинцами и белорусами.


Чисто техническая проблема с русскими — кого из них за делегатов держать? “Ладовцев”, “русобщинников” или казаков? Тоже, по-польски, “ниц грознего”, то есть не большая беда. Из пяти миллионов новых “нацменов” всегда можно сыскать пяток-другой “уполномоченных”. Русских, слава Богу, еще хватает.


С партиями и движениями чуть потруднее будет.


Национал-радикалам”, правда, только намекни — сами с утра в Астану примчатся и в очередь выстроятся. Им, как ссохшимся в ожидании участия и ласки обездоленным пасынкам, любой знак мачехиного внимания и люб, и дорог. Хоть и совсем не мил “Азатам” и “Алашам”, и иным патриотам “дитя асфальта” одноязычный Ереке, но такой случай, ясное дело, упускать грех. Когда еще проедешь правдой по столь значительным ушам, когда еще покажут тебя по “Хабарам” всяким и “Казахстанам”. “Халява, агатай!”…


Без всяких условий водрузят себя за стол вальяжные “отановцы”, элегантные “гражданцы” и давно не видавшие ни колосящихся нив, ни тучных гуртов “аграрники”. Не находя, впрочем, в этом времяпровождении никакого толка. Их диалог с режимом уже давно состоялся, и достигнутое согласие как продукт непротивления сторон, по бессмертному монтеру Мечникову, приносит обеим сторонам оговоренные дивиденды. Естественно, оnly business — ничего личного.


Гетевский Фауст утверждал, что он не всеведущ, а только лишь искушен. Веймарский мудрец, понятно почему, не мог знать Ермухамета Кабидиновича и его работодателей. Если бы искушенность сотрудников фирмы “Тажин и К°
” можно было разливать в бутылки и реализовывать, “Кока-Кола” отдыхала бы. Парни из Совбеза и его дочерних структур не в калоши обуваются. Они лучше многих знают: без пикантного ингредиента неудобоваримую мешанину из наццентров, “народных” и “государственных” партий никак не выдать за аппетитное блюдо.


И поскольку у кашеваров этих с политпряностями давно уж напряженка, терпкости всей этой преснятине, определено, придаст все еще не закатный пока “Азамат”. Никак не исключено, что Петр Владимирович сотоварищи обставит свое присутствие некоторыми условиями, очень похожими на принципиальные, но “принимающая” сторона, конечно же, чиниться не будет. В соответствии с моралью проистекающего смутного времени: понты колотятся — дела молотятся.


Беда в другом. Вожди непримиримых “республиканских народников” и идейно близкого к ним Форума демсил, мягко выражаясь, не приветствуют персону г-на Ертысбаева на посту координатора переговоров, как не наделенную соответствующими прерогативами. Этот проконсул, дескать, никаким сенатом не уполномочен. Логика банального толковища: не собирается наш пахан с вашей сявкой на “стрелке” попусту тереться. Мы на разборку выставляем нашего “авторитета”, а вы тащите своего “бугра”! И будет базар нестыдный…


И здесь имена вожаков не столь важны. Допустим, что это некие господа К. и Н…


Ох уж эти “радикалы”! До жалости наивные ребята. Для чего, по-вашему, отряжен Ереке за 54-ю параллель северной широты? Верно, для организации Национального диалога. А зачем он нужен? Да потому что вы про это все время голосите, ОБСЕ просит, Клинтон с Олбрайт настаивают; и еще десяток разных ходатаев пороги обивают — работать нормально не дают… Ну, будет вам диалог! Как в том приколе. У одного мальчонки в школе спрашивают: “Для чего, Сереженька, отец твой перед зимой вторые рамы в окно вставляет?” И этот юный имбецил “на голубом глазу” ответствует: “Да маманя как привяжется к нему — вставь рамы да вставь!…”


А какие там будут результаты — пускай мировое сообщество нас не осудит. Потому как сей координатор никакими правами не наделен. И механизмами разрешения сложнейших политических и социальных вопросов, конечно же, не обладает. С правами-то всякий сумеет. А у него всего один рабочий орган — превосходно отлаженный речевой аппарат. Но уж как только рот приоткрыл — так, считай, сразу же и заработал.


С демосфенами и цицеронами в Астане, конечно, не густо. В тамошних офисах все больше обитают деловые молчуны и жуковатые буки. Но все же, спрашивается, могли бы и без велеречивого Ермухамета обойтись, не утруждая его подъемными суммами на переезд? Утешились бы каким-нибудь Плевакою из местных, так сказать доморощенных, заступников режима. Неверно рассуждаем, господа! Политическую близорукость допускаем.


Это ведь для кого-то он просто “наш Ереке”, а для всей, почитай, мировой и части малость поглупевшей в последнее время отечественной общественности он — флаг и символ казахстанских демреформ начала 90-х. Сначала краса и гордость тогдашней оппозиции, громогласный обличитель и ниспровергатель, а потом — совсем скромный и малозаметный советник “Папы”. И если последний следовал советам своего помощника, мы только можем догадываться, какого же свойства они были.

Выдернувшие Ертысбаева, как репку, из Алматы и воткнувшие в кресло завотделом президентской администрации, астанайские “олимпийцы”, вероятно, руководствовались той логикой, по которой с полицейским якобы всегда быстрее столкуется бывший мент, а с бандюганом — “коллега в завязке”. Но, как правило, и сыщики, и ворюги демонстративно избегают даже случайных контактов с недавними “собратьями по цеху”. В службах собственной безопасности силовых подразделений, борющихся с моральным разложением своих сотрудников, в ходу устойчивое словосочетание — “сросся со средой”. Это означает, что попавший в поле их зрения работник уже сменял “кастовые” принципы на противоположные им.


И в нашем случае пресловутый некто сильно просчитался, полагая, что “геройское демпрошлое” Ертысбаева не может не повлиять на твердость позиций его прежних друзей — с “тех еще баррикад”. Но зарубежным наблюдателям за этим таинством, если таковые обнаружатся, Е.Е. баки забьет в два счета, как хрестоматийный Кока такому же Мике. “Расчетчики” в Астане учитывают и это…


Но вовсе не эти проблемы — “чужой среди своих” или “а ты-то кто такой — почему не знаю?” — отправят на дно “Титаник” Национального диалога. Даже при максимальной толерантности, которая будет проявлена “радикалами” в отношении личности координатора, переговорный процесс обречен на бесплодие. И дело не в бесправии или несостоятельности нашего трудолюбивого героя. Суть в другом.


Случилось, скажем, чудо. Состоялось национальное примирение власти и оппозиции. Оппоненты по Диалогу были на редкость взаимно вежливы, чрезвычайно предупредительны и исключительно уступчивы. Все блистали эрудицией, сверкали умом и логикой. Кабидиныч стал, естественно, национальным героем, спасителем Отечества и, как следствие этого, кавалером ордена “Халык каhарманы”. Теперь переведем дух от восторга и задумаемся: “Да кто же ему позволит-то?” Ваша правда, соотечественники! На столь почетную историческую роль у нас более сиятельные чины в достатке имеются, нежели столоначальник третьего или еще какого-то там разряда. И если на лавры пусть даже и не “бугры” претендуют, то и одних “смотрящих”, которым авторитет мирской отнюдь не всуе, косой десяток сыщется…


И лишь по этой простой и ясной причине национальное спасение на неопределенное время пока откладывается. Об изменениях в графике, надеемся, сообщат дополнительно…

Новости партнеров

Загрузка...