Нужен ли пятый переворот казахскому языку?

“Круглый стол” в алматинском бюро радио “Свобода” был посвящен дискуссии о переходе на латиницу

Ведущий Ержан КАРАБЕКОВ: В казахских духовных кругах сегодня оживленно дискутируется вопрос о переходе на латиницу. Гости нашего бюро — заместитель директора Института языкознания имени А. Байтурсынова кандидат филологических наук Нургельды Уалиев и редактор отдела газеты “Ана тили” ( “Родная речь”) Сабыржан Шукирулы. В первую очередь мне хочется попросить выступить самого что ни на есть специалиста. Нургельды-мырза, какова необходимость перевода казахского языка на латиницу?


Нургельды УАЛИЕВ: Мы должны перейти на латиницу, которая однажды уже была принята народом, прошла через сито общественного мнения. Есть правило “Трех И” это Интеллектуализация, Интеграция, Информатизация. Оно и дает основание для перехода на латиницу. Как мы понимаем интеллектуализацию? Есть большие проблемы состыковки нашего письма со всемирной сетью Интернета. Компьютеризируются и пресса, и книгоиздательское дело, и школы. И здесь нынешняя графика казахского языка создает много препонов.


Ержан КАРАБЕКОВ: Спасибо, Нуреке. Слово предоставляется Сабыржану Шукирулы. В казахской прессе выступают в основном приверженцы латиницы. Насколько я знаю, Вы категорически против новшества.


Сабыржан ШУКИРУЛЫ: В эпоху политических перемен у некоторых обычно появляется страсть менять абсолютно все. Как мы получили независимость — так страницы газет запестрели лозунгами с требованием реформы казахского алфавита. Что тому причиной? Только романтика независимости. Появилось новое течение по принципу старого революционного лозунга “Весь мир разрушим до основания”. На гребне этих волн всплыли деятели, претендующие на роль отцов нового казахского алфавита. Эти амбиции до сих пор не дают кое-кому покоя. Добавьте сюда абстрактную идею “Единого Туркестана”. Это еще большее течение, деятели которого бредят единым тюркским миром, единым тюркским алфавитом, единым тюркским языком. “Единый Туркестан” не состоялся даже после первой буржуазной демократической революции. Теперь и подавно 50 миллионов турков, 20 миллионов узбеков не заговорят на языке 10 миллионов казахов. Не то что они — попробуйте предложить говорить на казахском даже особо близким нам каракалпакам и ногайцам! Невозможно собрать вновь раздробленный историей язык.


Еще одно доказательство. Ряд “технарей” уповают на компьютер, ссылаются на отсутствие казахских шрифтов во всемирной сети. Так ведь компьютер делает то, что захочет человек. Здесь нужны только деньги. Заплатите — и любая российская или американская фирма создаст компьютерную программу для 42 казахских букв.


Ержан КАРАБЕКОВ: Спасибо, Сабыржан мырза. Нуреке, неужели все упирается только в Интернет? Что Вы можете сказать против доводов Сабыржана Шукирулы?


Нургельды УАЛИЕВ: Улучшится ли наша письменность с переходом на латиницу — вот первая задача. Что выиграет казахский язык? Хочу дать справку относительно аргументов Сабыржана. Речь не идет о создании единого тюркского алфавита. Каждый тюркский народ будет продолжать говорить на своем национальном языке. Но чтобы лучше понимать друг друга, чтобы было как можно меньше препонов для общения — предлагаются единые буквы их, по-моему, 38. Каждый язык должен выбрать из них наиболее приспособленные для обозначения звуков символы. Мы должны сохранить национальные особенности звучания и в то же время обозначить общие буквы.


В одном безоговорочно поддерживаю Сабыржана — не должно быть какого-либо авторства у нового казахского алфавита. Отец один — Ахмет Байтурсунов. Он создал все необходимое. И если будем переходить на латиницу — будем опираться на систему Байтурсунова, состоящую из 9 гласных и 19 согласных звуков.


Ержан КАРАБЕКОВ: Следующий мой вопрос, Нургельды-мырза, может показаться сложным, но, возможно, Вы легко найдете ответ. Выступающих против введения латиницы независимых филологов очень мало, но их аргументы весьма серьезны. В соседнем Китае проживают свыше 2 миллионов казахов. Они в свое время пользовались латиницей, потом их перевели на арабский шрифт, модифицированную еще Ахметом Байтурсуновым. В Российской Федерации проживают свыше миллиона казахов, и, если большая Родина отвернется от кириллицы — то они совсем останутся в стороне. То есть Казахстан окончательно потеряет живую связь с двумя крупнейшими диаспорами и на юге, и на севере. Переход на латиницу не окажется ли политической ошибкой?


Нургельды УАЛИЕВ: С политической точки зрения переход на латиницу надо рассматривать как необходимое условие для духовного единства, единой культуры тюркского мира. Останемся на кириллице — наши братья в Китае все равно пользуются арабским шрифтом. В Турции наши соплеменники как выпускали и Абая, и Шакарима на латинице — так и будут продолжать. Такая разобщенность письменности создает большую угрозу нашему единству, это большая международная проблема. Решать надо ее на межгосударственном уровне.


Ержан КАРАБЕКОВ: Нургельды-мырза, за рамками нашей беседы Вы упомянули, что казахский язык должен кормить языковедов. Казахский язык находится в глубоком кризисе. Не умалит ли новая реформа и без того узкий круг казахских читателей? Введение латиницы не ударит ли бумерангом по самим филологам: умрет язык — не нужны будут и специалисты.


Нургельды УАЛИЕВ: Опасность нарушения преемственности поколений при переходе на латиницу сильно преувеличена. Посмотрите, любой выпускник казахской школы изучал русский язык. Такой человек и дальше будет читать литературу на кириллице. Будут ли читать на латинице? Сабыржан-мырза, Вы сможете читать любые вещи на латинице. Ведь даже в сельских школах изучали или английский, или французский, или немецкий языки. Их объединяет одно — латинский шрифт. Каких-либо трудностей на этом этапе не предвидится. Немного надо потрудиться, конечно. И то переход состоится не сразу, постепенно, в период с 1 по 11 классы. Здесь торопиться не надо.


Ержан КАРАБЕКОВ: Спасибо, Нуреке. Сабыржан-мырза, что Вы скажете как журналист, как редактор?


Сабыржан ШУКИРУЛЫ: То, что язык должен кормить — это очень ценное замечание. Если язык не способствует процветанию нации — это не язык. Наш казахский язык — безработный язык. Как и многие алматинцы, он стоит на проспекте Сейфуллина. Здесь требуются очень смелые решения. Мы часто оглядываемся на настроение друг друга, не хотим выделяться из массы, тешим себя заповедью о монолитном единстве нации, тем самым приносим себя в жертву. Смена алфавита станет последним ударом по лежачему.


Нынешнее поколение утратило связь с наследием прошлого, не может прочесть древнетюркские письмена, не может прочесть литературу написанную арабским, латинским шрифтами. Столько было переворотов в казахском языке. Откажемся от кириллицы — труды еще нескольких поколений покроются пылью. Казахские издательства, казахская пресса испытывают глубокое горе, они в весьма плачевном положении. Вне эфира упомянули Вы, Нуреке, что мы не можем поставить эту главную проблему в нужную плоскость. Не в этом дело. Национальная пресса, национальный эфир, национальное книгоиздательство, национальная лингвистика требуют особых решений правительства, правильной политики. Иначе все мы окажемся на улице.


Ержан КАРАБЕКОВ: Уважаемые гости, наша беседа имеет временные рамки. В конце “круглого стола” у вас есть возможность задать друг другу вопросы.


Сабыржан ШУКИРУЛЫ: Непременно. Нуреке, скажите, переход на латиницу — это фундаментальная позиция Вашего института? Или это следствие известного официального высказывания главы государства в пользу перехода? Десять лет как муссируются разговоры о латинице — что-то я не замечал раньше активности Института языкознания.


Нургельды УАЛИЕВ: Инициативу перехода на латиницу как раз-таки взял на себя в свое время Институт языкознания. Коллектив наш большой, в нем достаточно и сторонников, и противников нововведения. Как было сказано в начале нашей беседы, в общественном мнении приоритет — за сторонниками латиницы. Несогласных становится все меньше и меньше. Причем они так и не обосновали свои доводы в пользу старой письменности.


Ержан КАРАБЕКОВ: Сегодня больше всего вопросов было Вам, Нуреке. Что Вы сами хотели бы узнать от Сабыржана Шукирулы?


Нургельды УАЛИЕВ: Саке, Вы очень много говорили о духовном наследии. Абая, например, периодически надо переиздавать, на кириллице ли, на латинице ли. Все равно нужны те же расходы. Мы знакомы с Вашими трудами в газете “Ана тiлi”. Прикиньте, много ли денег уйдет на выпуск Вашей газеты латинскими буквами. Хотел услышать ответ на этот вопрос именно от Вас.


Сабыржан ШУКИРУЛЫ: Запланированные расходы — это одно, а переиздание всего духовного наследия — это совсем другая проблема. Мы же не сможем ограничиться лишь одним Абаем либо периодической прессой. Духовное богатство казахов очень велико, очень. В случае смены алфавита его надо будет полностью переиздать. Я и говорю об этой колоссальной потребности расходов. Труды отдельных людей, конечно, будут издаваться в любом случае.


Нургельды УАЛИЕВ: Вот так мы и ставим необходимость периодического переиздания классики национальной литературы. Надо сообща все пересмотреть, составить список для переиздания, принять соответствующую программу. Останемся мы на кириллице либо перейдем на латиницу…


Сабыржан ШУКИРУЛЫ: Нуреке, допустим, финансы найти можно. Но зачем же все ломать!.. В свое время все мы были против кириллицы, очень сильно духовно пострадали за это. Но смирились, свыклись, сколько наследия создали, на кириллице воспитано не одно поколение. Так не надо рушить вновь! Почему бы не совершенствовать то, что есть… не принять за родной алфавит? Ведь и латиница не досталась нам от предков! Не так ли…


Нургельды УАЛИЕВ: Так.


Сабыржан ШУКИРУЛЫ: Предки не завещали нам латиницу. Что касается единого для тюрков алфавита — это вовсе невозможно. И Вы упомянули, и сам академик Абдуали Кайдари признавался, что и турки, и узбеки, и туркмены при введении латиницы пошли разными дорогами. Ну не будет тюркского единства, тюркского алфавита, тюркского языка! Зачем же тогда зря пот проливать? Интернет, говорят: кому — Путину или Клинтону будем посылать свои сочинения? Им казахский язык не нужен. Надо будет — любому иностранцу будем сообщать что-либо на его языке.


Нургельды УАЛИЕВ: Саке, Вы говорите очень правильные вещи. Возможно, мы что-то не так доводим, не доказываем как следует. Вы очень печетесь за духовное наследие. Ваша основная тревога в этом. Смею заверить — здесь нет великой опасности.


Сабыржан ШУКИРУЛЫ: Сегодня состоялась очень хорошая дискуссия. Каждый из нас высказался свободно, достаточно. Конечно, мы втроем нисколько не решим проблемы казахского языка. Будут еще споры, будет работать особая комиссия. Выражаем признательность радио “Свобода” за внимание к большим национальным проблемам. Спасибо вам!


Ержан КАРАБЕКОВ: И вам спасибо!


P.S. В воскресенье, 9 июля, в эфире Казахской службы радио “Свобода” прозвучало интервью известного писателя Жаната Ахметова как отклик на этот “круглый стол”. Жанат Ахметов выступил категорически против позиции Нургельды Уалиева, считая ее послушным выполнением слепой чиновничьей воли. “Возможность перехода на латиницу нельзя недооценивать. Так же как никто не верил в переезд столицы в Акмолу. В случае очередной реформы мы навсегда потеряем связь с соплеменниками в Китае и Монголии. Так они только-только приспособились к чтению поступающей из Казахстана литературы на кириллице”,- говорит писатель Ж. Ахметов.

Новости партнеров

Загрузка...