“Кладбище политических актеров”

Государство, которое превращает людей в карликов,

чтобы они были послушными орудиями в его руках,

даже если цели его благородны, обнаружит,

что великие дела не совершаются мелкими людишками

и что совершенная машина, ради которой пожертвовано всем,

в конечном счете ничто, так как не хватает жизненной силы,

которую уничтожили, чтобы эта машина действовала без помех.


Джон Стюарт

(Трактат “О свободе”)


Любая власть, желающая удержаться на плаву, должна быть системной. Если же эта система четко отлажена, то в ней предусмотрено все, в том числе и собственная оппозиция.


В 1989 году в одной из программ ЦТ беседовали популярный ведущий Урмас Отт и президент КазССР Нурсултан Назарбаев. Тогда горячий эстонский парень задал казахскому лидеру приблизительно такой вопрос: “Во всех союзных республиках созданы организации типа “Народного фронта”, а почему в Казахстане такового не наблюдается?” Буквально на следующей неделе в республике странным образом возникло гражданское движение “Азат”. Позже его развалили, поскольку задуманное как подконтрольное, движение, благодаря национал-демократической интеллигенции, начало становиться неуправляемым. Лидер “Азата” Хасен Кожа-Ахмет замахнулся в 1991 году на святая святых, решив баллотироваться в президенты уже независимого Казахстана. Но в итоге Нурсултан Абишевич оказался единственным кандидатом на этот пост. “Азат” же приказал долго жить, развалившись на кучу мелких, ничего из себя не представляющих организаций.


Первый опыт не удался, но власть Казахстана не думала отказываться от идеи создания “карманной оппозиции”. Тем более что ради получения кредитных подачек нужно было показать Западу, что в нашей стране демократия худо-бедно устанавливается. Партии стали размножаться быстрее кошек. Сначала власть вырастила лояльные политические организации — такие, как ПНЕК, Демпартия, Либеральное движение и т.п. Более слабые из них канули в Лету, а сильные вошли в партию власти “ОТАН”.


Наряду со всем этим формировалась так называемая оппозиция. Коммунистов в расчет не берем — власть Казахстана, как и любая уважающая себя страна СНГ, возродила их в первую очередь. Но для создания демократического имиджа “красной угрозы” было как-то маловато. Да и старшее поколение — не слишком надежный электорат: возьмет и отойдет в мир иной. Требовалось что-то еще. Остатки “Азата” на роль оппозиции уже не годились.


Властная система сработала достаточно умно. Интеллигенция — есть передовая часть общества, кому как не ей выходить с критикой власти. Поэтому неудивительно, что оппозиционную организацию создали из нее. Это было движение интеллигенции “Азамат”, переросшее ныне в партию.


С ростом частного бизнеса в Казахстане потребовалось создание нелояльной организации “правых”. Ею стало РНПК. Со стороны может показаться, что вот истинная оппозиция – непримиримая и имеющая финансовую поддержку. Но это далеко не так. Все потуги ортодоксальных “оппозиционеров” показывают дядечкам с Запада, что республика просто переживает переходный период. А его ведь просто так, за несколько лет, не пройдешь.


Остальные “оппозиционные” организации ничего особенного из себя не представляют. Они либо созданы под одного лидера, либо сидят на иждивении более крупных организаций. А то, что все вышеуказанные оппозиционные партии ангажированны властью, становится ясно после внимательного взгляда на их лидеров. Рассмотрим наиболее известные из них.


Лидер Компартии Серикболсын Абдильдин — бывший председатель Верховного Совета XIII созыва. Человек, как бы между прочим принадлежащий политической элите республики. В первое постсоветское время в Казахстане с его восточным менталитетом спикером парламента кого попало бы не назначили. После потери должности Абдильдин стал первым секретарем Компартии Казахстана. Именно благодаря его богатому политическому опыту удалось создать эффект присутствия демократии в республике. Достаточно вспомнить прошедшие парламентские и президентские выборы.


Галым Абильсиитов сменил на посту сопредседателя “Азамата” Торегельды Шарманова — директора Института питания, так и не сумевшего натянуть оппозиционную маску. Сам же Галым Абильсиитович успел организовать в Казахстане Министерство науки и новых технологий и даже на протяжении нескольких лет побывать вице-премьером. Через министерство, организованное нынешним лидером “Азамата”, проходили многие государственные секреты. Вряд ли непроверенный человек получил бы столь прямой доступ к тайнам. А многие протеже Абильсиитова по сей день работают в системе государственной власти, занимая далеко не последние места. Да если бы бывший вице-премьер представлял опасность, разве дали бы налоговые службы спокойно работать его спиртовому заводику? Ан нет, нужно же ведь “Азамату” откуда-то брать средства.


И, конечно же, непризнанный лидер и посол казахстанской оппозиции Акежан Кажегельдин. Сей гражданин успел побывать агентом КНБ, крупным бизнесменом и, в конце концов, дойти до уровня премьер-министра Казахстана. Уход его в оппозицию вызвал шквал эмоций. Вот она, альтернатива власти – непримиримая и имеющая деньги. Но не будем забывать и о том, что основная “прихватизация” госсобственности проходила как раз-таки при Акежане Магжановиче, и вряд ли он остался без своей доли. А общее дело, как известно, объединяет. Вот и разъезжает господин Кажегельдин по Белым домам западных политиканов, критикуя казахстанские власти, тем самым косвенно доказывая, что есть в Казахстане острая политическая борьба, а значит, есть и ростки демократии. А некоторое давление на так называемую оппозицию – это издержки переходного периода. Надо заметить, что орден “Парасат” так просто не дают.


Думаю, обзор был бы неполным без конструктивного соловья оппозиции – Петра Своика. Партийная деятельность этого человека началась с поста сопредседателя Социалистической партии – правопреемницы КП КазССР. Политическую деятельность Петр Владимирович совмещал с должностью председателя Госкомитета по ценовой и антимонопольной политике. Согласитесь, довольно высокий пост. Ни одна уважающая себя власть не поставит непроверенного и неблагонадежного человека наблюдать за формированием цен и деятельностью монополий. А Своик пробыл на этом посту четыре года, с 1992 года по 1996-й, пока не “обиделся” и не ушел в “Азамат”.


Как видно из вышеуказанного обзора, практически все более-менее значимые лидеры оппозиции являются бывшими партийными или правительственными чиновниками. Нурсултан Назарбаев — очень умный политик, и думаю, что у его команды подготовлены материальчики на каждую из вышеупомянутых персон. Благодаря компроматам, любого политического деятеля легко можно держать в узде. Вспомните, на каждого более-менее значимого “оппозиционера” заводилось следствие, которое потом странным образом прекращалось и забывалось — правда, временно. На того же Кажегельдина за последние годы завели шесть хиленьких уголовных дел, которые только больше способствуют имиджу главы РНПК. От таких “компроматов” Акежану Магжановичу на швейцарских курортах только легче икается.


Как тут не вспомнить Балташа Турсумбаева, который ярко вспыхнув на политическом небосклоне, так же быстро погас. Хотя он ни в чем не уступал Кажегельдину. Но, возможно, Турсумбаев не был ангажирован, и его “заглушили” — может, путем компроматов или чего-то еще.


Инициируя создание так называемой оппозиции власть убивает сразу несколько зайцев.


Во-первых, оппозиционные организации выполняют роль общественных громоотводов. Населению на различных митингах, «круглых столах» и псевдонаучных конференциях дают выпустить пар. Отвлекается на партийной работе и критически настроенная интеллигенция. Также под крылом оппозиции уходят провокаторы-ораторы, доставшиеся нам в наследство от перестроечной анархии, которые сейчас принялись изображать “мучеников за народ и демократию”.


Во-вторых, наличие оппозиции и ее трения с властью дают повод указать международной общественности, что демократия в Казахстане медленно, но верно строится. Сложился такой баланс сил: “ОТАН”-РНПК, “Азамат”-Гражданская партия, Аграрная партия-“Ауыл” и Компартия за и против всех. Есть даже группа лидеров в мелких организациях, которые в соответствии с мировой практикой спят и видят, как бы подороже себя продать.


Видимость демократии также создается благодаря свободному выступлению “оппозиционеров” в прессе, выпуску РНПКовских газет и Интернет-сайтов. Этого всего не было бы, действительно угрожай оппозиция нынешней власти. Существуют технологии и вполне законные способы, позволяющие перекрыть доступ любой информации.


В-третьих, открыто показываемая слабость оппозиции подсознательно закладывает в умах тщетность какой-либо борьбы за изменение ситуации. Сравним настроение населения в начале 90-х годов и в нынешнее время. Если тогда народ был воодушевлен и одержим идеями демократии и справедливости, то сейчас большей частью разочарован и равнодушен. А равнодушным без высоких идей и стремлений населением легче управлять.


Конечно, многие могут возразить и сказать, что оппозиция в нашей стране независима и существует благодаря поддержке западных демократий. Но это далеко не так. Недавний приезд в Казахстан госсекретаря США Мадлен Олбрайт наглядно показал, что экономика все же всегда приоритетнее политики. Западу, а именно его бизнес-части наша демократия особо не нужна. Для стабильного вложения денег требуется, извините за тавтологию, та же самая стабильность без каких-либо политических сюрпризов. Поэтому для западного бизнеса более привлекательна автократия с сильной вертикальной властью, не переходящая в диктатуру. Ну а неизбежные при этом коррупция и взяточничество даже более выгодны, чем налоги и контроль.


Была ли в течение последних 5-6 лет со стороны оппозиции заявлена хоть одна грамотная экономическая программа? Только с приходом РНПК и преобразованием “Азамата” в партию стало появляться что-то микроскопически ощущаемое. А в общем выступления “мучеников за народ” характеризуются оголтелой критикой, стенаниями и перечислением собственных заслуг. Или это уже болезнь, или заказ представить оппозицию как кучку никчемных говорунов и митинговщиков.


Нельзя утверждать, что власть и оппозиция — члены одной команды, факт в том, что они — звенья одной системы. Системы, которая складывалась годами — и при СССР, и при суверенном Казахстане. В этой системе есть свои течения и кланы, составляющие друг другу конкуренцию. Они давно бы уже передрались между собой, если бы их не держал страх перед сюзереном. Кто это, догадаться нетрудно. А все эти партии и политические движения — всего лишь планы на будущее и имитация демократического строя.


В лидеры публичной политики уходят в основном крупные чиновники, которые решили потешить себя в отставке или получили новую работу политика. Настоящая реальная политика в Казахстане существует только во властных структурах. А вся эта так называемая оппозиция есть не что иное, как кладбище политических актеров.


Новости партнеров

Загрузка...