Казахов XXI века погубит водка марки “Кристалл”?

Так уж повелось, что наиболее живыми, а значит, запоминающимися, материалами в мире казахскоязычной печати являются те, которые обычно касаются вопросов внутриказахской жизни — при этом спектр может быть самым широким: от взаимоотношений литераторов до проблем “оралманов”, т.е. этнических казахов, приезжающих в Казахстан из-за рубежа на постоянное место жительства.

В этом смысле наиболее интересным можно назвать последний номер казахской “Литературки” — газету “Казак эдебиетi” (21.07.2000). Известный поэт и газетный публицист Аманхан Алим на почетной второй полосе дал бой пессимизму и депрессии, угнездившимся в мировоззрении сегодняшних казахов. Свою агитпроповскую статью под названием “Урей(Страх, (пессимизм, депрессия) он начинает следующим образом: “Уж не помню, в какой газете было написано:А вот это – Казах. Его бедная доля никогда не изменится. Со времен Абая так идет…” Не знаю, кто как понял сии слова, но я увидел под ними только холодную тень безверия, депрессии”. Далее автор, ссылаясь на статью профессора истории Сакена Дорженова в журнале “Акикат” за 1996 год под названием (точно таким же, как и у Аманхана) “Урей”, а также на статью в газете “Жас Алаш” под названием Ултты урей билесе не болады?” (“Если народом будет править духовная депрессия, что будет в итоге?”), обрушивается на тех, кто опустил руки перед сегодняшними трудностями и своими плачем и пессимизмом кликает новые беды на голову народа, который “И без того затюкан сложившейся реальностью”. Тем не менее это все-таки вынужден признать и сам А.Алим. Такие настроения приводят к нигилизму, считает наш оптимист. Он перечисляет такие государства, как Китай, Япония, Южная Корея, и ставит их в пример. Ведь А.Алим верит, что кризис когда-нибудь закончится. А чтобы он поскорее закончился, надо возрождать традиции казахов, считает А.Алим. При этом он обильно цитирует Достоевского, который писал в своем дневнике: “Не запугивайте себя сами… Кто хочет приносить пользу, тот и с буквально связанными руками может сделать массу добра”. Далее цитируется философ Флоренский: “…Я верю и надеюсь, что, исчерпав себя, нигилизм (внутри этого явления сидит и космополитизм. – Аманхан Алим) докажет свое ничтожество, всем надоест, вызовет ненависть к себе…”. Возможно, поэт Аманхан Алим и прав, но в одном он явно схитрил. Дело в том, что неизвестная газета, точнее будет сказать, газета, которую Аманхан почему-то не захотел называть, — это весьма популярный еженедельник “Алтын Орда” (07.07.2000). Тот самый, который алматинская околитературная и журналистская публика не хочет, видимо, даже упоминать всуе… Но вряд ли “Алтын Орда” оставит это даром.


Тот же самый Аманхан Алим, а также литературные критики Турсынжан Шапай и Амирхан Мендеке на развороте из 4-й и 5-й полос разгромили те мысли и рассуждения, которые были высказаны в интервью обозревателя “Казак эдебиетi” Алии Бопежановой и известного культуролога Ауэзхана Кодара. Турсынжан Шапай обвинил Бопежанову и Кодара в избирательности и возведении на котурны одних и тех же людей (Аскар Сулейменов, Дидар Амантай, Отеген Нургалиев). Амирхан Мендеке отказывается принимать мысль о том, что если человек не слышал о существовании и творчестве западных мыслителей вроде Жилля Делеза, Жака Дерриды, Бодрийяра, Лиотара, а также не понимающий суть терминов “коркем авангард” (“художественный авангард”), “постмодерн”, “постструктурализм”, “гипертекст”, “интертекст”, то он вынужден прозябать только внутри “этнического дискурса”. Таким образом, Амирхан выступает против не только терминов, но и сути их. Ссылаясь на литературоведа В.Курбатова, участвовавшего в 1991 году в дискуссии по поводу постмодернизма в журнале “Литературная учеба”, критик утверждает, что постмодернизм — это направление реакционное, разрушительное, неконструктивное, не имеющее ничего общего с настоящим искусством и литературой. Не был оставлен и великий русский мыслитель Константин Леонтьев, который вывел формулу, губящую национальный дух и дух как таковой: это – потеря традиций, это – космополитизм, это – ассимиляция (в данном случае культурная). Все эти разрушительные вещи А.Мендеке увидел и в утверждениях А. Бопежановой и А. Кодара. И он призывает здоровые силы обратить внимание на другой термин и явление – этноцентризм. Именно этноцентризм, по его мнению, делает японцев японцами. А вот Аманхан Алим рассматривает Кодара как революционера, но не в позитивном смысле, а в негативном. Намекая на неюношеский возраст Кодара, он итожит тройной наезд казахских “почвенников” на “отщепенца” Кодара, к тому же благосклонно относящегося к профессору Масанову: “Тот, кто в 20 лет не был “революционером”, тот — безнадежный сухарь; но тот, кто к 30 годам не стал “консерватором”, тот – дурак (изречение Гете)”. Надо сказать, что Аманхан Алим – это особый случай. Из всей троицы этот поэт-публицист, наверное, наиболее непреклонный и давний воитель с тлетворным влиянием западных эстетических и культурологических систем и терминов. Вот, в частности, что в 1998 г. в своем обзоре казахской прессы про этого автора в газете “451°
градус по Фаренгейту” относительно одной из его критических статей в адрес оппозиционной прессы писал Галымжан Муканов: “…акын Алим и на этот раз рванулся в бой, проявляя тем самым самый настоящий бойцовский характер. Но на сей раз – против своих же соплеменников — “космополитов” и “нигилистов”, к которым он, по всей вероятности, не испытывает ни капли жалости”. Как видим, и тогда Аманхан Алим был непреклонен. Сегодняшнее отличие его инвектив состоит лишь в том, что в “нигилисты” записаны коллеги по творческому цеху, которые никогда не входили в политическую оппозицию и не являлись сотрудниками таких газет, как “Дат” или “СолДат”. Кстати, два года тому назад в конце упомянутого выше обзора, в связи с писаниями А.Алима, Г.Муканов посвятил даже ему дружескую эпиграмму. Применительно к сегодняшнему дню она нисколько не устарела!



Атакуй, батыр, атакуй!
Влетай с разбегу в скандал
(очередной),
Бей голову об гору,
Вновь скача на “врага”!
Только скажи нам честно,
Дорогой наш Амеке
(уважительное от имени Аманхан. — Н
.),
Все ли теперь в порядке
С драгоценной твоей головой?


(Пер. с казахского)


Кстати, с интервью, которое А.Бопежанова взяла у А.Кодара, связан еще один такой любопытный нюанс. В том интервью Кодар поименно задел не только Шапая, Мендеке, Алима (почему они и взъярились!), но и Меирхана Акдаулетова. Между тем последний является главным редактором республиканского еженедельника “Алтын Орда”. Но поскольку это издание выходит в далеком Актюбинске, то к нему, как и отмечалось ранее, наблюдается весьма ревностное отношение со стороны алматинцев. Плюс ко всему Меирхан Акдаулетов — бывший работник “Казак эдебиетi”, причем он был ведущим публицистом этого издания и вряд ли в чем уступал покойному Марату Кабанбаю, работавшему в “Ана тiлi”, в “Дате” и затем в “СолДате”. Так вот, в свое время Меирхан Акдаулетов весьма тесно общался с Ауэзханом Кодаром, и вместе с ним и еще несколькими (ныне уже покойными) казахскими поэтами они составляли неформальную группу “могучая кучка”. Что же получилось? Получилось вот что: если в прошлом номере “Казак эдебиетi” Ауэзхан съехидничал над своим старым товарищем Меирханом (по поводу его непомерного увлечения Мурадом Аджи), то в новом номере “Казак эдебиетi” бьют нещадно уже самого Ауэзхана. Но плюс к этому находящийся в “тройке боевиков”, громящих постмодернистский аул Кодара, верткий Аманхан успевает в своей отдельной статье (“Урей”), не открывая названия газеты (“Алтын Орда”), достаточно серьезно поставить на вид тому же самому Меирхану. Поистине степные междоусобицы! Зная крутой нрав главного редактора “Алтын Орды”, следует ожидать ответного кочевого набега. Только сумеет ли актюбинец отыграться на двух фронтах сразу?


К слову говоря, давняя дискуссия между пока прекратившим свой выход “СолДатом” и выплеснулась на телеэкран. Одной из самых захватывающих передач в формате “говорящие головы” на канале “Хабар-2” следует считать встречу главного редактора “Казак эдебиетi” Ж.Коргасбека и известного молодого литературного критика, автора “СолДата” А.Кеншилик-улы.


Но “гвоздем” последнего номера “Казак эдебиетi” являются не рассуждения о вреде постмодернизма, а статья обозревателя Куанбека Бокаева, в которой конкретно ставится вопрос: “Кто хозяин Алматы?”. Перечисляется целый ряд первых руководителей городских районов (Малиновский и т.д.), различных городских хозяйственных, коммунальных, производственных структур, имеющих неказахское происхождение (включая Карапетяна, директора “Бахуса”). К.Бокаева удивляет тот факт, что эти руководители еще находятся в своих креслах, в то время как казахов в городе Алматы уже не 20%, как десять лет тому назад, а 80-90%. Соответственно, он считает, что согласно этим пропорциям и должно быть представительство на всех этажах власти. Русских руководителей он обвиняет в том, что они не могут решать многочисленные и изрядно накопившиеся казахские проблемы. Более того, неказахов он обвиняет во вполне “восточных” грехах: мол, они берут на работу своих, т.е. неказахов. В засилье неказахов, которые с советских времен удерживают на первый взгляд неприметные, но достаточно хлебные и важные должности, он видит причины повальной безработицы прибывающей в город казахской массы людей, среди которых все больше становится оралманов из Китая, Монголии, Узбекистана. По этой причине никак не может встать на ноги и государственный язык, считает журналист Бокаев. Проблема назрела, и ее надо решать. Но решать ее надо не так, как в 1986 году (странно, а что тогда конкретно решилось?Н.), а вполне законными методами. А как выглядят эти методы, где и в каком законе они оговорены, данный бойкий автор почему-то не указывает. Статистика, приведенная Бокаевым, слов нет, любопытно подобрана. Но даже если выяснится, что в вышеперечисленных структурах неказахов больше, то о чиновничьей среде Бокаев такого сказать не может. Он этого и не говорит, но сетует, что среди чиновников мало людей, говорящих и понимающих по-казахски. Соответственно, если везде посадить людей, разговаривающих на казахском, то жизнь расцветет, и счастливее казахов на свете никого не будет… Похоже, никакие сомнения в результативности такого подхода не тревожат душу таких прожектеров, как г-н Бокаев!

Пока “Казак эдебиетi” занята атакой на казахский пессимизм и взывает определиться с застарелым вопросом “Кто хозяин южной столицы?”, еженедельник “Алтын Орда” продолжает второй номер подряд эксперимент с первой полосой. На сей раз здесь размещен следующий коллаж: под заголовком “Казакы матриархат?” (“Казахский матриархат?”) сидит (скрестив ноги по-монгольски) красивая девушка, а рядом, внутри бутылки, на стульчике расположился мужик, и перед ним — коробка для милостыни. Между девушкой и бутылкой с мужичком идет следующий текст: “XXI гасыр (XXI век)”. Ниже — перст, указующий на девушку, “казактын эйелi?..” (“казахская женщина?”), другой перст указывает на бутылку, внутри которой заточен мужичок, просящий милостыню, и надпись “казактын еркегi?..(“казахский мужчина?..”). После чего идут такие перлы: поговорка предков — “Кочевье, возглавленное женщиной, никуда не дойдет”. “Сегодня от мужика только разор” – это мнение казахской бабы, торгующей на базаре. Отвлеченный (редакционное резюме) текст: “Современная женщина аула – это последняя опора шанырака (т.е. дома, очага)”. Весь этот коллаж, инсталлированный текстом, кончается риторическим вопросом: “Что ты уяснил для себя?”. Внутри газеты расположена целая статья, посвященная современной аульной семье. Грустная статья. Где это видано, чтобы мужчина сидел дома с детьми, занимался женским трудом, а его половина носилась бы из аула в город и обратно с мелкооптовым и другим товаром? – задается главным вопросом статьи ее автор. Такие коммерсантки от подобной жизни начинают пить наравне с мужчинами, которые поголовно предаются пьянству. К тому же женщины, подолгу живя вдали от семьи, находят “утешение” на стороне. Социальная и общественная роль мужчины, отца и мужа сходит в таких условиях «на нет». Поэтому наступила своеобразная эпоха “казахского матриархата”. Как долго эта ненормальная тенденция будет продолжаться, никто не знает, ибо социально-экономическая реальность только ухудшается. Словом, и коллаж, и эта статья вполне могут послужить Аманхану Алиму поводом к написанию статьи “Урей-2”.


Внимательный читатель “Алтын Орды” заметит также еще одну детальку, связанную с коллажем. Гипотетический казахский мужчина XXI века, засевший в водочной бутылке, оказался в плену фирмы “Кристалл”, ибо на свинчивающейся головке бутылки совершенно четко читается слов Kristall. В самой же газете вновь опубликован антикристалловский материал, зато расписан праздник водочной фирмы “Аяжан”, и широко рекламируется фирма “Wimpex”. Стало быть, казахов, если верить “Алтын Орде”, погубит водка марки “Кристалл”. Аминь!

Самая тиражная казахская газета — “Жас Алаш” — на неделе в плане зажигательных материалов была интересна не менее “Казак эдебиетi”. Первый же номер “Жас Алаша” из трех вышедших на неделе (от 18.07.2000) в рубрике «Слухи» поведал сенсационную сплетню, будто в ближайшее время литр бензина сравняется в цене с курсом национальной валюты относительно американского доллара. Иначе говоря, на бензозаправках можно будет свободно рассчитываться купюрой номиналом в один доллар!


Оказывается, Закон “О языках” в той его части, которая касается использования государственного языка, из всех телеканалов выполняет только “Казахстан-I”. Об этом подробно сообщил “Жас Алаш” от 20.07.2000. Субботний номер “Жас Алаша” достаточно остро поставил очень серьезную проблему устройства на родине предков оралманов. Журналист К.Каган рассказал о мытарствах казахской пожилой женщины, которая со своими детьми и внуками приехала в Казахстан из далекой Тюмени. Ей прямо в лицо некий чиновник заявил: зачем, дескать, ехала в Казахстан, “если вы там вроде неплохо жили?”. Журналист обращается к коллективному образу казахского чиновника (чей лик и повадки весьма неприятны), взывает к его совести, к государственному пониманию важности возвращения казахов на историческую родину. Совершенно справедливы опасения К.Кагана, что проблемы оралманов могут обернуться проблемами политического свойства. Возникающее непонимание между оралманами из разных стран (Китай и Монголия), непонимание между оралманами и местными чиновниками, расхождение между реальностью и официальными лозунгами, заявлениями – все это может обернуться стойким неприятием и враждой между казахами…

И “Жас Алаш”, и “Туркiстан” рассказали о творческом вечере писателя и литературного переводчика Жамлики Шалулы, который в 1991 году приехал в Казахстан из Монголии… За годы жизни в Монголии он перевел на монгольский язык множество казахских писателей и поэтов. Но главным своим творческим успехом он считает перевод романа “Путь Абая” Мухтара Ауэзова. Как видный казахский писатель, он пользовался огромным почетом у руководства Монгольской Народной Республики. Об этом говорит тот факт, что на вечере присутствовал Чрезвычайный и Полномочный Посол Монголии в Казахстане Ю.Сандаг.


Ныне писатель проживает в сотне километров от южной столицы в поселке Узун Агаш. И живет, по свидетельству очевидцев, гораздо хуже, чем он жил в Монголии. Монгольский язык он называет великим: “Величие языка не всегда измеряется количеством людей, его использующих. Монгольский язык – это язык, имеющий самое непосредственное отношение к мировой истории. На этом языке разговаривал Чингисхан, на нем написаны и оставлены человечеству “Золотые сказания” и “Сокровенные сказания монголов”.


Новости партнеров

Загрузка...