Новый муфтий — проблемы старые


Мусульманская диаспора в Республике Казахстан сложна и противоречива и по географии, и по социально-этническому составу. Мусульмане-сунниты живут везде, и учесть их количественный состав трудно. Муфтий Ратбек, вероятно, не знал, сколько их реально присутствует по областям, а новому муфтию Абсаттару-хаджи тоже нелегко придется, если он займется этим вопросом. В РК сегодня проживают казахи, уйгуры, татары, дунгане, турки, азербайджанцы и другие народности, которые в глазах клерикалов механически относятся к мусульманской диаспоре. Если ты тюрк, значит, ты мусульманин. А сколько среди этих «тюрков» обрезанных — это клерикалов не волнует. А по шариату необрезанный — это не мусульманин, будь он трижды казах или четырежды дунганин. Мусульмане-сунниты в РК должны состоять на учете, быть внесены в храмовые книги, в мечетях должна вестись строгая регистрация рождаемости и отхода в лучший мир правоверных. Но ничего этого нет, поскольку ислам в РК не является государственной религией и гражданское состояние мусульман не входит в юрисдикцию шариата. А если шариат не действует как правовая норма, то он однокрылый, он остается на уровне морально-этического кодекса. Следовательно, с этой позиции и должно вести разговор о религии ислам в РК, с этой позиции должно смотреть на появление нового муфтия, с этой позиции должно ожидать от него и его команды действий по укреплению религиозности среди мусульман-суннитов в РК.


Но к чему сводились действия вчерашнего муфтия Ратбека и его команды? Муфтий и его команда видели свой главный долг в сборе пожертвований с правоверных. И пожертвования были, чего скрывать, внушительными. Свой долг правоверные тоже выполняли, и куда эффективнее, чем сами пастыри. Но ведь кроме сбора пожертвований есть, наверное, и другие обязанности у пастырей? Как же с этими обязанностями обстояло дело? Сказать откровенно — никак! Дальше сбора пожертвований дело не шло. Конечно, муфтий и его команда проявляли внешнюю активность — куда-то ездили, где-то собирались, проводили какие-то торжества. Но широкой массе мусульман от этого было ни жарко ни холодно. Муфтий — сам по себе, а они — сами по себе. В сборе пожертвований пастыри видят альфу и омегу ислама. А между тем ислам — этическая доктрина, очень глубокая и очень строгая. Мусульмане в РК, следуя этой доктрине, могли бы объединиться в активную, мощную продуктивную силу, противостоящую многим негативным явлениям. Они могли бы сплотить народ, поднять моральный дух людей, жизненную активность, укрепить физическое здоровье людей. Но пастыри подходили к этой идее односторонне. О долге верующих они помнили сами и не успевали напоминать, а о своем пастырском долге напрочь забывали. Поскольку ислам в РК не является государственной религией, то не должно быть и чиновников от религии. Мусульмане в РК объединены не Конституцией, как в Иране или Пакистане, а совестью, доброй волей. Так почему бы пастырям не проявить добрую волю и не расширить программу своих добрых дел, не выйти из круга проповедей и сбора пожертвований и не обратиться к полезным делам?


а) Сколько безработных мусульман маются месяцами, не зная, где им пристроиться! Почему бы от пожертвований не отчислять этим бедным людям какой-то процент? Можно было бы создать или учредить специальный фонд помощи безработным мусульманам.


б) Сколько больных мусульман не имеют возможности лечиться, у них нет средств на лекарства, на оплату больничных услуг. Почему бы из потока пожертвований не отчислять им тоже какой-то процент?


в) Сколько одиноких матерей, сколько сирот вынуждены заниматься попрошайничеством на улицах наших городов! Они сидят, как мухи, у стен мечети. Разве может ислам терпеть такое вопиющее положение? Почему бы не отчислять от обильных пожертвований процент и этим несчастным, не позаботиться о их судьбе? И кто должен обязывать богатых мусульман исполнять свой долг перед своими бедными единоверцами?


Можно перечислять добрые дела, куда могли обратить благосклонный взор пастыри. Их много, добрых дел; пастырей тоже хватает! Если бы каждый пастырь совершил одно конкретное доброе дело, не скупясь потратил бы деньги прихожан, то как хорошо было бы жить в РК верующим!


Еще один момент — немаловажный, но требующий истинного мусульманского милосердия. Неплохо было бы в каждом районе установить должность куратора-муллы, ответственного

за доброе поведение верующих, за мир в семьях, за здоровье детей и взрослых. Своим примером, частыми посещениями квартала, района такие люди в белых одеяниях помогли бы сокращению правонарушений, установили бы здоровый микроклимат. Народ сказал бы им спасибо!


Начинать работу надо. Муфтий может сделать очень многое. Но работа должна сводиться не к собиранию пожертвований, как это практиковалось раньше, а к постоянной, каждодневной заботе о людях. Если люди будут сыты, одеты, обуты, тогда и души их будут благополучны и они лучше будут слышать красивые, высокие слова своих пастырей.


Пожелаем же успехов новому муфтию. Аминь!


Новости партнеров

Загрузка...