Устроит ли Березовский Путину военный переворот?

— Стой и не шевелись!

Я тебя породил, я тебя и убью!


Н. В. Гоголь, “Тарас Бульба”


Среди видных политиков и политических аналитиков сегодняшней России разве только ленивый не говорит о перевороте.


Олигархи и регионалы все громче и настойчивее говорят о том, что Путиным уже осуществляется попытка государственного переворота, что Путин своими действиями пытается восстановить тоталитарный режим. Действительно, действия Путина должны положить конец ельцинской олигархически-анархической “демократии”. Сегодня Путин должен вернуть, собрать и восстановить все то, что успел Ельцин за девять лет спьяну или с похмелья позаложить в иностранные, олигархические, региональные и другие ломбарды. И у Путина может не остаться иного выхода, как сделать это силой и одновременно или изменить действующую Конституцию, или принять новую, так как мирно и законно мало кто

хочет лишиться собственности — в виде части суверенной российской территории, в виде “прихватизированных” предприятий, а то и целых отраслей, в том числе и естественных монополистов, или в виде денежного капитала, пусть даже откровенно неправедно приобретенного. Конечно, действия Путина не только кажутся, но могут и являться в действительности государственным переворотом. Но переворотом… во благо России!


Таким образом, заявления российских олигархов и регионалов о попытках Кремля, в лице Путина, осуществить государственный переворот не кажутся уж совершенно беспочвенными.


Кремль же, в лице своих политических аналитиков, тоже не остается в долгу. Так, известный российский политтехнолог Глеб Павловский уже прямо говорит об угрозе государственного переворота, но уже исходящей со стороны олигархов и примкнувших к ним регионалов, и главным злодеем при этом у него выступает Борис Березовский.


При этом Павловский приводит достаточно веские основания, суть которых сводится, во-первых, к тому, что и олигархам, и регионалам есть что терять в результате путинских преобразований. Во-вторых, все, что они имеют, они имеют незаконно даже по существующим, но бездействующим российским законам. В-третьих, действия Путина формально хотя поначалу и вписывались в существующее законодательство, тем не менее для их логического завершения необходимо серьезное и глубокое изменение самого законодательства, начиная с Основного Закона, что дает оппонентам Путина формальный повод для обвинения его в государственном перевороте. В-четвертых, и олигархи, и регионалы обладают немалыми ресурсами, которые, если их объединить, могут оказаться (или показаться) достаточными не только для оказания упорного сопротивления начавшимся реформам Путина, но и для перехода к контрнаступлению, то есть для осуществления собственного переворота.


При этом объединительный процесс среди олигархов налицо. Так, даже два вроде непримиримых врага — Березовский и Гусинский — 6 июля т. г. провели тайные переговоры, суть которых проступает достаточно явно: олигархи договорились о перемирии — более того, решили на время дружить. Также понятно, против кого они решили дружить!


Что же касается объединения усилий олигархов и регионалов, то и здесь, несмотря на имеющиеся противоречия между ними – как, например, между красноярским губернатором Лебедем и алюминиевым магнатом Быковым, — они, похоже, согласны также на время “активных боевых действий” забыть свои распри, при этом не только пытаются, но и находят между собой общий язык, так как видят перед собой общего врага – Путина.


Как видим, есть определенная логика как в суждениях олигархов и регионалов, которые обвиняют Путина в уже осуществляемой им попытке государственного переворота, так и в позиции кремлевских аналитиков, подозревающих олигархов и регионалов в подготовке государственного переворота.


Все это уже не ново, поэтому нам можно было бы и не повторять зады российской политической аналитики, если бы не два обстоятельства, о которых мы хотели бы добавить со своей стороны.


Обстоятельство первое – формально-номинальное. Так как выше речь шла о двух государственных переворотах (начавшемся путинском перевороте и о возможном перевороте Березовского), то последний мы предлагаем именовать не иначе, как контрпереворот. Тем более что в сознании его возможных участников именно так оно и будет.


Обстоятельство второе – содержательное. При этом следует выделить содержательное значение объективного и субъективного факторов.


Рассмотрим вначале субъективный фактор. Так, Березовский — из числа таких сильных и амбициозных политических бойцов, что он чем-то похож на боксера Тайсона: во-первых, несмотря на все его проделки, в конце концов он все равно остается на политическом ринге; во-вторых, не привык проигрывать до такой степени, что готов даже выйти за пределы установленных правил – подобно тому, как откусить ухо (в боксе), так и откусить голову (в политике). Но есть между ними и существенное различие: Березовский – еврей, а Тайсон – не еврей. При этом Березовский не принадлежит к той породе героических евреев, участников Движения сопротивления или фанатов-террористов, которые в 20-м столетии отвоевывали Землю Обетованную. Он даже не из породы Валленбергов, чтобы тратить свои деньги на спасение мирового еврейства. И уж, во всяком случае, он не из тех, чтобы под предводительством какого-нибудь раввина идти покорно вместе с другими в газовую камеру. Его национальность – олигарх! Его бог – деньги! Скромно, эгоистично, но со вкусом! Вместе с тем по своим индивидуальным качествам относительно остальных олигархов он наиболее амбициозен, решителен, умен, хитер и изворотлив. Поэтому, с одной стороны, Березовский никогда не будет непосредственно подставлять не только свою грудь или лицо под удары противника, но и не будет даже особо политически или финансово рисковать. А с другой стороны, среди олигархов, кроме него, нет другого такого яркого лидера. В связи с этим если объективно назреет контрпереворот, то его возглавит именно Березовский. Но Березовский решится на контрпереворот только в том случае, когда будет уверен на 300 процентов (как настоящий капиталист!) в успешном осуществлении задуманного. И поначалу будет действовать весьма осторожно и скрытно. Яркий пример: его демонстративный выход из Госдумы есть ясный знак того, что он начал открытую войну с Кремлем. Но это был ясный сигнал для своих, а от “не своих” он тут же замаскировал этот сигнал своими еврейскими телодвижениями и, кажется, добился своего, так как “не свои” над его анекдотом только посмеялись и тут же обо все забыли, как бандерлоги из “Маугли”! А уж когда по ходу дела его выигрыш будет очевидным, то только тогда Березовский может решиться выйти открыто и ярко на политическую авансцену.


Собственно, все остальные олигархи, обладая колоссальным богатством и потенциалом политических буйволов, психологически похожи больше на домашних коров, которых так и хочется взять за вымя.


Что же касается регионалов, то их лучше всего сравнить с курдючными баранами, ибо самым сильным и ценным местом у них является… зад, которым они приросли к своему рабочему месту. Ибо стоит

только вырвать кресло из-под их задницы, так они сразу же потеряют все свои достоинства и доблести. При этом генералы Руцкой и Лебедь – не исключение. Предательски-трусливая сущность первого “героя” наглядно проявилась при танковом обстреле российского Белого дома. По сравнению с Руцким, тогда даже невоенный Хасбулатов выглядел более мужественно. Что же касается Лебедя, то пшик всего его героизма наиболее наглядно проявился в ходе печально известного Хасавюртовского сговора.


Таким образом, в субъективном отношении сегодняшнее сообщество олигархов и регионалов – это вовсе не то воинство, которое только с нетерпением ждет сигнала в атаку.


В объективном же отношении нельзя недооценивать финансово-экономических, организационно-политических и даже идейно-массовых возможностей сообщества олигархов и регионалов. Это – очевидно!


Но все равно этому сообществу олигархов и регионалов, даже имея своим вожаком Бориса Березовского, при всех их необъятных средствах не будет доставать непосредственной силы, которая могла бы протаранить власть Путина. Таким образом, в зарождающейся идее контрпереворота, подпитываемой богатыми средствами, генетически имеется СПРОС на материальную силу.


Куда же может обратить свое внимание Березовский в поисках силы, так необходимой для осуществления контрпереворота? Естественно, что в сторону силовых структур: ФСБ, МВД или армии.


Но на ФСБ Березовский уже обжегся. Он уже покупал себе необходимую для него часть ФСБ, и даже купил когда-то себе президента Путина – выходца из этих органов. Но необъяснимый феномен отчуждения и проклятая иезуитская сущность спецслужб сыграли с Березовским прескверную шутку в виде отчуждения от него политических результатов его финансово-политического труда и в виде того, что пока он думал поиметь спецслужбы и Путина, те уже начали делать попытки поиметь его самого, если не как обыкновенного сексота, то хотя бы как дойную корову, которая если и не будет уже годна для производства молока, то сгодится для мяса.


МВД, в виде самого Рушайло, тоже было когда-то куплено Березовским. Но Рушайло — в смысле торгашества — тот же Березовский. Поэтому он не против того, чтобы продавать себя и дважды, и трижды — хоть Березовскому, хоть Путину… хоть опять потом Березовскому. Ну а продать Березовского Путину он тем более будет рад, как, впрочем, если сложатся соответствующие обстоятельства, то он с удовольствием продаст и Путина Березовскому. И действительно, почему бы ему не продавать Березовского или Путина, если он сам себя не жалеет в этой торговле?! Но так или иначе, Березовский не может рассчитывать на российское МВД как на непосредственную таранную силу. Другое дело, что если власть Путина будет протаранена, то затем Рушайло с удовольствием займется зачисткой остатков этой власти.


С учетом изложенного Березовскому остается обратить свои взоры только в сторону российских вооруженных сил, а точнее, в сторону Генерального штаба. И там подыскивать пусть недостаточно умного — зачем еще чей-то ум, если есть мозги Березовского (?!), — но крепкого и “непродажного” высокопоставленного генерала.


И такой генерал в российском Генштабе, кажется, есть! И при этом не просто генерал, а начальник Генерального штаба (НГШ) Анатолий Квашнин. Иначе говоря, если есть СПРОС, то обязательно появляется и ПРЕДЛОЖЕНИЕ. Сегодня именно российский генералитет из ГШ обладает объективной возможностью УДОВЛЕТВОРИТЬ объективный СПРОС на силу. Рынок – он во всем рынок! Как говорится, за что боролись…


Некоторые думают, что Анатолий Квашнин – еврей, и поэтому еврею Березовскому нетрудно будет договориться с евреем Квашниным. А с учетом и еврея Гусинского подготовка к контрперевороту выглядит как еврейский заговор против власти русского президента Путина. Но это далеко не так!


Предположим, что Квашнин – еврей. Но и тогда заговор этих трех евреев не будет чисто еврейским заговором, так как, во-первых, этнически состав потенциальных заговорщиков будет в основном не еврейским, а во-вторых, еврейский фактор хоть и будет наличествовать, но его роль будет несоизмеримо меньше роли экономических и политических факторов. Поэтому, даже если Квашнин – еврей, то все равно можно и нужно абстрагироваться от еврейского фактора в силу его незначительности.


Кстати, если Квашнин – еврей, то некоторые автоматически думают, что Березовскому легче будет с ним сдружиться против Путина. Подобное суждение было бы весьма поверхностным, ибо в смысле психологии еврейства (неизвестно, как генетически) Рушайло является ярким образчиком традиционно существующего восприятия еврейства, но с ним-то как раз и нельзя вначале даже пытаться договариваться. Другое дело – по ходу дела… Что же касается Квашнина, то если он – еврей, то какой-то уж очень туповатый еврей, которого Березовский может легко убедить в том, что он ему, как “своему”, почти задаром продаст идею государственного переворота, в котором для Квашнина будет приготовлена победоносная героическая роль.


Предположим, что Квашнин – не еврей, и хуже того — русский! Более того, искренний и ярый русский патриот, и как все подобные – несколько антисемит. Но и в связи с этим он может быть завербован Березовским, так как обладает необходимыми и достаточными качествами вербуемости: тупостью, амбициозностью, завистливостью, нетерпеливостью, некритическим отношением к себе и политическим дальтонизмом.


Тупость Квашнина – очевидна. Действительно, только откровенный тупица мог не видеть того, что он не сможет наскоком против существования Ракетных войск стратегического назначения надежно замаскировать свои амбициозные притязания на должность министра обороны.


Амбициозность Квашнина в связи с изложенным также очевидна. Но при этом неочевидны границы амбициозности. В связи с этим можно вспомнить, что каждому политическому перевороту предшествует переворот в сознании. Если переворот в сознании Березовского произошел давно, то переворот в сознании Квашнина произошел недавно, когда он выступил против своего начальника — министра обороны. Но это был качественный переворот, и при этом настолько существенный, что по сравнению с ним возможное выступление против Верховного Главнокомандующего уже не является чем-то качественно иным. Это как в случае с девушкой, потерявшей девственность с младшим из двух братьев. Поэтому потеря девственности со старшим из этих братьев или даже с их отцом ей уже не грозит. И одновременно потеря девственности не означает необходимость прекращения половых сношений, скорее, наоборот, особенно, если они доставляют наслаждение или хотя бы “чувство глубокого удовлетворения”. Иными словами, потеря девственности не ограничивает половые сношения, а, наоборот, делает возможность половых сношений почти неограниченной. Подобно этому, произошедший переворот в сознании Квашнина не ограничивает границы его амбициозных притязаний только должностью министра обороны, а, наоборот, раздвигает эти границы.


Завистливость Квашнина имеет определенные объективные основания. Квашнин не может не видеть, что многие другие, как двуличный Рушайло, как продажный прокурор Устинов и даже некогда серенький и невзрачненький Путин, находятся на первых должностях. А тут еще начинают обходить Квашнина по объему своих полномочий и региональные генерал-губернаторы, некоторые из которых до последнего времени бывшие в прямом подчинении у него.


Нетерпеливость Квашнина также очевидна. Надо было еще немного потерпеть, не торопить события, и министр обороны Сергеев сам бы “спекся”, ибо армия в нынешней чеченской кампании поставлена в положение козла отпущения.


С последним связано и проявление некритического отношения к себе со стороны Квашнина. Кто-кто, а уж он точно не привык быть в роли козла отпущения. Конечно, Квашнин понимает, что на сегодняшнем этапе чеченской кампании большая ответственность должна падать прежде всего на МВД и ФСБ. А те ловко переводят стрелки на армию. Но и в этом случае Квашнин предпочитает получать похвалы, а ответственность чтобы падала на министра обороны.


Под политическим дальтонизмом генерала Квашнина здесь понимается то, что он не видит той запретной политической грани, которую ему, как сугубо военному человеку, нельзя переходить. Вместо этого он регулярно зашкаливает за запретную черту. Особенно это наглядно было видно, когда он без ведома министра обороны, и уж тем более без ведома российского внешнеполитического ведомства разработал и осуществил операцию по переброске российских миротворческих сил в Югославии с целью захвата аэропорта в Приштине. Военных целей тогда удалось достичь, но политические цели так и остались недосягаемыми. Зато Россия продемонстрировала всему миру как свою политическую непредсказуемость, так и военное пижонство.


На личности Квашнина можно было бы слишком долго и не останавливаться, если бы перечисленные здесь качества не были бы типичными и для других, за редким исключением, генералов из Генштаба, что имеет немаловажное объективное значение.


К этому следует добавить, что военная сущность генералитета — в войне до победного конца, если не над внешним врагом, то над внутренним. Достаточно вспомнить, что после первой чеченской кампании генералитет выработал четкое представление о том, что российские вооруженные силы тогда были преданы. Сегодня начинается тот же синдром. При этом предательство, похоже, начинают искать как минимум уже на уровне министра обороны. А как максимум – кто предатель?



Российский генералитет также традиционно недружелюбно и даже агрессивно настроен и к КГБ (не будем обманываться, ФСБ – это все тот же КГБ!). Достаточно вспомнить ставшее уже легендой решающее участие маршала Жукова в аресте некогда всесильного Берия. Оно и понятно. Как можно любить орган, который идет по следу твоей крови на поле брани, чтобы затем еще больше пролить твоей же крови, а себе приписать если не боевую славу, то предотвращение якобы возможного предательства. Путин для них – не только выходец, но и представитель КГБ. А власть Путина – это власть КГБ!


Всякая война есть беззаконие. Но если в “классических” войнах хоть как-то еще действует Право войны, то в войнах по-советски, а теперь и по-российски действует только право беззакония! А российские генералы находятся в состоянии беззакония с 1979 года! Поэтому им не привыкать нарушать закон и проливать кровь, особенно, чужую.


Сегодня очевидно, что в России “низы” – олигархи и регионалы — не желают жить по-старому, то есть не так, как вчера, а как сегодня, когда вместо ожидаемой амнистии награбленного ими капитала и власти (вспомните ельцинское — берите суверенитета столько, сколько можно проглотить!) их ожидает “раскулачивание”. Генералы тоже устали бесплодно воевать (“караул устал!”). “Верхи” – кремлевская власть — похоже, уже не могут править по-старому.


Таким образом, в России возможен государственный контрпереворот в виде военного переворота, во главу которого Борис Березовский может поставить Анатолия Квашнина, но сам при этом будет играть решающую роль.

Новости партнеров

Загрузка...