Американцы и Центральная Азия в интерьере актуальной мировой политики

19 июля с.г. в казахстанской газете “Время ПО” был опубликован материал “Русский след в “казахгейте”, в котором американцы в связи с данной историей выставляются невинными овечками, оказавшимися, предположительно, жертвами происков русских. Пусть простят нас коллеги-журналисты, но от такой постановки вопроса веет духом знаменитого крика “Русские идут!”, который исторг однажды из себя один известный штатовский госдеятель в состоянии алармистского психоза. Но мы ни с кем спорить не собираемся — мы лишь хотим представить вниманию публики свое видение этой ситуации. Более того, мы благодарны газете “Время ПО” за публикацию версии американских аналитиков из “Стартфора”, где эти последние без всяких суппозициональных экивоков подтверждают самый главный из наших выводов по этой теме, которые мы изложили 28 июня
(“
Кризис власти и деструктуризация общества”) и 7 июля (“Кому это надо?”) в “Навигаторе”. Там у нас говорилось о том, что следственная и пиаровская кампания против высокопоставленных должностных лиц Казахстана на Западе будет проистекать и (потом уже) проистекает из политического решения вашингтонской администрации. А вот что говорится у стартфоровцев по этому поводу: “… Дево обратился к Министерству юстиции США. Министерство, перед которым администрация Клинтона недавно поставила задачу расследовать экономические преступления, относящиеся к бывшему СССР, энергично подключилось. Оно выдало прямой 12-страничный меморандум с подробностями о ряде взяток, предположительно выплаченных американскими нефтяными компаниями …и другим через американского посредника Джеймса Гиффена. Именно этот меморандум тут же просочился в прессу”.


Таким образом, все 4 прогноза, которые мы выдвинули в порядке комментария к публичным рассуждениям по поводу возникновения и рассмотрения в парламенте Закона “О первом Президенте Казахстана”, получили подтверждения в ходе дальнейшего развития событий. Первый — о том, что на Западе, судя по всему, готовятся какие-то шумные акции против казахстанских верхов (“Кризис власти и деструктуризация власти”, 28.06. 2000 г.) — подтвердили 2 июля своими публикациями “Вашингтон пост” и “Ньюсуик”. Второй и третий — о появлении в ходе этой кампании названия швейцарской компании “Мабетекс” и имени бывшего вице-премьера Казахстана и России О. Сосковца
(“
Кому это надо?”, 07.07.2000 г.) — подтвердились впоследствии столь же быстро уже усилиями итальянских журналистов. О последнем, четвертом, мы уже говорили выше.


Констатируя эти обстоятельства, мы вовсе не думаем заниматься саморекламой: вот, мол, какие мы сообразительные и прозорливые. Сообразительные и прозорливые — это американцы. Мы же всего лишь пытаемся строить свои суждения о происходящих у нас событиях, ориентируясь на них (а иного бедным казахам и не остается!). И такой метод, в общем и целом, оправдывает себя. Главное тут — удержаться от соблазна следовать вслепую за ними во всех случаях. Казахская народная мудрость гласит: “Следуй тому, что мулла говорит, а не тому, что он делает”. Ею мы и руководствуемся в данной ситуации. Мулла в традиционном казахском понимании — это учитель. Американцы — учителя с прекрасными знаниями. В оценке происходящих в мире событий и в толковании имеющих место в разных частях света явлений на них можно ориентироваться почти со стопроцентной уверенностью в том случае, когда они в достаточной мере отстранены от них. Но как только они оказываются вовлечены в события, то есть начинают действовать с целью так или иначе повлиять на них, полагаться с прежней верой на их беспристрастность уже себе дороже. С этим надо считаться.


Здесь, собственно, нет ничего сложного. Просто иногда надо, отвлекаясь от ретрансляции чужого мнения, начинать думать своей головой. Истина банальная. Именно поэтому, когда работающие с казахстанской аудиторией масс-медиа с подачи кудесников PR-акций из США начинают навязывать своим читателям суждения, из которых следует, что американцы — наивные романтики честного бизнеса и открытой политики, ей-ей, становится прямо неудобно за них. 5 июня с.г. в этом смысле отличился ИАЦ “Евразия”, сделав открытие, которое было заявлено с апломбом, достойным достижения Х.Колумба: “На самом деле в Вашингтоне воюют против коррупции”. (“Как прятали деньги в Швейцарии-1”). Кто спорит?! Одно только непонятно: почему Министерству юстиции, чтобы начинать воевать, надо было ждать долгие годы указания администрации президента — ведь речь же идет о США, где закон и демократический порядок превыше всего, а не о Казахстане, где без согласования с окружением главы государства ни одно серьезное дело не затевается?.. Теперь вот “Время ПО” взялось тиражировать другое такое мнение, достойное недоумения: “Тот факт, что расследование Министерства юстиции вообще произошло, указывает на отсутствие согласованности между различными федеральными бюро в Вашингтоне. За последнее десятилетие Госдеп и Министерство торговли США призывали американские нефтяные компании стремиться к центральноазиатским нефти и газу и спокойно воспринимали местную коррупцию как плату за американскую долю в регионе. Однако Министерство юстиции получило особую задачу искоренить эту самую коррупцию, как только она задела американскую экономику. Результат: противоречивая и дискредитированная у публики политика, которая совершенно разрушила доверие к Вашингтону в регионе”. Такое умозаключение, да еще из уст американских спецов, конечно же, по меньшей мере, лукавство. Если только все в Вашингтоне могло бы обстоять именно так, как это нам рисуют тут, США давно должны были бы обанкротиться и утратить роль мировой державы №1. Поэтому тут мы, скорее всего, имеем дело с одним из этапов многоходовой политической игры по моделированию ситуации в Центральноазиатском и Прикаспийском регионах с учетом изменяющихся геополитических обстоятельств в этой части света.


Американцы прекрасно разбираются в том, что происходило, происходит и может произойти у нас в Центральной Азии. Во всяком случае — гораздо лучше, чем мы сами. Так, к примеру, еще в 60-е годы такие штатовские специалисты по Туркестану, как Э. Оллворт, вывели суждение, из которого следует, что присутствие таджиков является главным этническим препятствием на пути к гармонии в регионе. И предположили, что в случае преобразования советских среднеазиатских республик в независимые государства Таджикистан окажется основным очагом дестабилизации в этих краях. В правоте этих оценок и прозорливости их авторов мы в полной мере убедились за последнее десятилетие. Многотысячные митинги на площади Озоди в Душанбе, инициированные в самом начале 90-х годов такими общественными движениями и организациями, как “Ру ба ру”, к моменту распада СССР вылились в гражданскую войну с десятками тысяч жертв и сотнями тысяч беженцев. Только во второй половине 90-х годов благодаря усилиям ООН, России и соседей Таджикистана по региону ситуация там относительно стабилизировалась. К примеру, до недавнего времени границы этой неспокойной страны, наряду с российскими пограничниками, защищал в течение нескольких лет казахстанский спецбатальон. Было в свое время решение и об узбекском и киргизском батальонах. Но таджикское руководство своим высокомерием и вызывающей бесцеремонностью в отношениях со своими непосредственными соседями, фактически сорвало предоставление оборонной помощи с их стороны. Страна находилась и продолжает находиться в отчаянном положении, но при этом ни с кем, кроме русских, в регионе не желает считаться. Благо, если бы такое высокомерие по отношению к своим тюркским соседям и абсолютное игнорирование их национальных чувств и интересов исходило от неофициальных или же уж хотя бы от второстепенных должностных лиц. Но такой стиль поведения, да еще демонстративно и на международном уровне практикует сам президент Э. Рахмонов. Чтобы не уходить далеко от нашей темы, обратимся лишь к тем случаям, которые так или иначе касаются Казахстана. Так, в своем выступлении на страницах российского журнала “Наш современник” Рахмонов, наплевав на национальные чувства казахов (и не только их), заявляет следующее: “Трудно представить такие науки, как астрономия, математика, естествознание, философия, без величайших открытий и достижений, О. Хайяма, Ал-Беруни, Ал-Хоразми, Имома Тирмизи, Фараби и других. Имена этих славных сынов таджикского народа стоят в одном ряду с другими гениями человечества”. (“Таджики — в зеркале истории”, стр. 228-233). Имя Аль-Фараби носит главное учебное заведение Казахстана, его образ изображен на казахстанских деньгах. Мы не хотим демонстрировать по отношению к другим такую же бесцеремонность, продиктованную бьющим через край чувством национального превосходства. Возможно, Фараби тюрок. Возможно, таджик. Но возможно, он и не тюрок, и не таджик, а, как это написано в западных энциклопедиях, араб. Как бы то ни было, он родился на территории нынешнего Казахстана, о чем свидетельствует его фамилия — Фараби. И теперь его имя является одним из символов Республики Казахстан. Пусть рядовые таджики — крестьяне, писатели, ученые и др. — считают его себе на здоровье таджиком. Но президенту страны, казалось бы, необходимы в такого рода вопросах хотя бы минимальная деликатность и дипломатичность по отношению к народу, через территорию которого осуществляется вся связь его государства с внешним миром. Однако и он не видит ничего зазорного для себя в том, что ретранслирует на международном уровне распространенную в среде таджикской элиты с давних пор радикальную национал-шовинистическую идею, согласно которой в Центральной Азии был и есть всего лишь один стоящий народ — таджики. А все остальные — сброд, невесть откуда сбежавшийся. Вообще, надо сказать, таджикам сильно везет, что у казахов такие бездумные, ни в чем себе не отдающие себе отчета верхи. А то как минимум на демарш со стороны Казахстана в виде одностороннего приостановления, а возможно, и разрыва всех политических и экономических связей официальный Душанбе давно бы напросился. Как по правилам человеческих отношений, так и согласно практике международных отношений. Кстати, Узбекистан без колебаний идет на адекватный шаг при всяком подобного рода прецеденте и приводит таким образом в чувство склонный то и дело зарываться Душанбе. Но при этом Ташкент не допускает ничего такого, что могло бы быть истолковано как ответный шовинизм. К примеру, как-то после очередного закрытия границы с Таджикистаном узбеки устами корреспондента ОРТ Шахнозы Ганиевой заявили, что они и таджики — один народ, говорящий на разных языках. Но Душанбе продолжает вести себя в дестабилизационном ключе, всецело оправдывая прогноз американских аналитиков многолетней давности. А в Казахстане это обстоятельство как важнейший фактор геополитики еще никем не замечено и нигде не отмечено… И вот недавно Э. Рахмонов как ни в чем не бывало вручил президенту Н.Назарбаеву таджикский высший орден имени И.Самани. Казалось бы, исключительный знак уважения. Но по сути это провокация. Ибо принятие такого ордена означает, что Астана косвенным образом признает притязания таджиков на Бухару и как минимум на Заравшанскую долину, так как государство Саманидов существовало именно там. И нынче для таджиков И.Самани и его государство не столько исторический символ, сколько аргумент в территориальных спорах, которые совершенно открыто будируются ими с середины 80-х годов на страницах СМИ. Астана по беспечности нанесла чувствительный удар по Ташкенту и теперь находится в щекотливом дипломатическом положении. Хорошо, если бы она это осознала, хотя бы с опозданием.


От Таджикистана исходит не только словесная агрессия. Это в полной мере почувствовал на себе в прошлом году Кыргызстан. Ведь отряд Джумы Намангани пришел именно оттуда. И то, что тамошние власти могут в подобном случае оказаться беспомощными, тоже, по сути, было заблаговременно известно американским специалистам по нашему региону. Марта Оллкот, эксперт “Карнеги-центра” в Вашингтоне и лучший на сегодняшний день американский специалист по казахам и кыргызам, в прошлом году за полтора месяца до вторжения исламистов в Кыргызстан заявила на страницах газеты “Файненшл таймс”, что распространенное до той поры на Западе мнение о том, что стабильности в регионе может угрожать Россия, Китай или Иран, устарело и может выйти боком западным державам, которые продолжают придерживаться его. Отныне, сказала она, главная угроза заключается в нестабильности внутри самих здешних государств. А проистекает эта нестабильность, по ее словам, из того становящегося все более очевидным обстоятельства, что население в этих странах отвернулось от государственной власти и совершенно перестало поддерживать ее. Позицию М.Оллкот разделяли тогда многие другие специалисты по Центральной Азии. И уже тогда стало ясно, что политика Запада в отношении этого региона вскоре будет пересмотрена. Когда всего лишь 21 боевик, вооруженный только стрелковым оружием, на долгие месяцы практически парализовал всю кыргызскую армию и внутренние войска, лидерам на Западе стало ясно, что на здешнюю власть в том виде, в котором она существует с момента парада суверенитетов, они более не могут делать ставку.


В середине восьмидесятых новые кремлевские лидеры, инспирированные, кстати, по большому счету, все теми же американскими аналитиками, предсказавшими советской державе большие проблемы в недалеком будущем вследствие неуправляемого бума рождаемости в Центральной Азии, решили сменить здешних первых руководителей и начали, как помните, это дело с Казахстана. Американцы, похоже, идут по проторенной дорожке.

Новости партнеров

Загрузка...