Друзья и враги социал-демократии в Казахстане

Трезвея от либеральной эйфории на закате демократического бума в бывших странах Союза, интересно проанализировать и понять идеологические установки современных политиков Казахстана. Очень удобным для этого материалом оказалась рубрика “НАВИГАТОРА” – Политики в Интернете. Сопоставление и анализ ответов политиков на самые разные вопросы позволяют с большой степенью надежности выявить их действительные идеологические убеждения (так как по условиям акции вопросы предварительно не были известны героям рубрики, время на ответы было ограничено и особенно раздумывать над ответами было некогда). Все цитирования в настоящей статье производятся из материалов упомянутой выше рубрики. Кроме непосредственно цитат, естественно, учитывается и сам контекст “политических портретов”.


***


Попытаемся вначале как-то классифицировать политиков по их принадлежности к различным партиям и формально сложившимся политическим стереотипам. Здесь не имеет значения — находится ли политик во власти или в оппозиции. Предварительно это выглядит так.


Демократы-западники: Ермухамет Ертысбаев, Петр Своик, Бахытжамал Бектурганова.


Коммунисты: Серикболсын Абдильдин, Исахан Алимжанов.


Антизападники: Гани Касымов, Юрий Бунаков.


Политики с неясной идеологической ориентацией: Серик Абдрахманов, Азат Перуашев.


Возможно, у кого-то могут возникнуть сомнения относительно принадлежности Ермухамета Ертысбаева к категории демократов-западников. Но, повторяю, здесь речь мы ведем не о практической деятельности политика, а о его заявленных идеологических убеждениях.


***


Теперь попробуем выяснить и сопоставить “западные” и “антизападные” элементы в идеологических позициях. Для этого процитируем высказывания политиков, определяющих идеологические установки последних.



Ермухамет Ертысбаев
:


Я – социал-демократ. Я много занимался этим в теории, будучи ученым, завкафедрой, директором института, политиком. Я много изучал и публиковал свои работы и статьи на тему “Распространение социал-демократических ценностей в Казахстане”, прекрасно при этом осознавая, что у нас нет соответствующей социальной базы. Я просто считал очень важным распространять и пропагандировать эти ценности”.


Мы забыли коммунистические стандарты… Помните? “Семья – это ячейка общества”. Это была хорошая идеология. Может быть, возродить те ценности, которые были? Они, конечно, были сильно извращены… Мне кажется, что кроме “десяти заповедей” ничего нового не придумаешь”.


Первая цитата говорит о ярко выраженной “социал-демократичности” Е.Ертысбаева. Безусловно, если бы практическая деятельность позволила ему заниматься внедрением либеральных ценностей, то это был бы один из ярких лидеров социал-демократии. Вторая же цитата носит ностальгический характер. Это можно объяснить безысходностью ситуации, которую Ертысбаев остро ощущает, находясь во власти уже значительное время. Можно предположить, что этот политик стоит на пороге разочарования в своих идеалах и безусловно должен прийти к пониманию и принятию других идеалов, которые, возможно, он уже ищет на подсознательном уровне.


Петр Своик:


Что делать? Строить демократию! Руками власти, руками “братьев-американцев””.


Но я теперь совершенно точно знаю: человек — существо духовное (хотя бы наполовину), и душа у него есть. Но не все способны слушать свою душу. И в этом смысле я верю, что экономика не может быть первичной. Я верю, что перспектива человека – это та самая душа, а не желудок и не карман. В этом плане я хоть и атеист, но верующий”.


Петр Своик в своей практической деятельности демонстрирует еще, правда, неосознанный, но уже отход от западных ценностей. Туманные рассуждения о “душе и Боге”, но достаточно ясное понимание “вторичности экономики” дает основания предполагать, что этот политик находится в процессе политической переориентации. Учитывая деятельный и плодотворный характер Петра Своика, можно не сомневаться, что он, как политик, имеет будущее.



Бахытжамал Бектурганова
:


Мое политическое кредо — социал-демократия”.


Что больше нам свойственно — индивидуализм или общинность? Коллективизм. Наблюдается интересный парадокс — либерализация нашей жизни не привела к формированию индивидуализма в западном смысле. Более того, она ничего не изменила в общественной ментальности, а усугубила социальное иждивенчество в психологии людей”.


Б.Бектурганова достаточно жестко придерживается своих социал-демократических убеждений. Во второй цитате можно услышать горечь от того, что ничего изменить в ментальности народа так и не удается. Интересно, кого же Бектурганова считает “социальными иждивенцами” — пенсионеров или, может быть, высококлассных специалистов, потерявших работу и не желающих торговать на рынке? Здесь налицо либерально-западный цинизм. Все это свидетельствует о глубоком непонимании того, что ментальность нашего народа нельзя изменить и приспособить под либеральные ценности. А другого народа у нас нет и не будет.


Это – политик-пораженец в недалеком будущем. Ей будет очень трудно (если вообще возможно) изменить свои убеждения.



Серикболсын Абдильдин
:


Коммунизм – это учение, но не догма. Компартия от учения марксизма-ленинизма не отходит…Социализм должен существовать на базе разнообразия собственности. Но еще важнее при любой социалистической или капиталистической системе – это конкурентоспособность товаропроизводителя. Это, по нашему убеждению, занимает главенствующее место”.


“… мы и есть социал-демократы”.


С.Абдильдин, ловко прикрываясь коммунистическими лозунгами, на самом деле проповедует социал-демократию в чистом виде. Более того, открыто (может быть, и невольно) признает свою партию социал-демократической. С одной стороны, заявляя свои коммунистические позиции, признает частную собственность и рыночную экономику, объясняя это адаптацией марксистско-ленинского учения к политическим реалиям. Вот такой “ревизионизм” коммунистической идеи… С.Абдильдин будет и дальше придерживаться и проповедовать либерально-демократические ценности, прикрываясь рассуждениями о социальной справедливости, но опять в западном понимании.



Исахан Алимжанов
:


Демократические ценности не имеют территориальных и национальных границ. Они же являются общедемократическими ценностями. И в данном контексте мы не можем говорить о западной или азиатской модели демократии”.


Тут и говорить нечего – чистый “прозападный” либеральный правый политик. Он будет жестко стоять на этих позициях и не сменит их ни при каких обстоятельствах. Вместе с С.Абдильдиным они выводят коммунистическую идею из “политического оборота”.



Гани Касымов
:


Мы 80 лет жили в обществе, где провозглашалось “Один за всех, все за одного”, где говорилось “помоги ближнему”. А сейчас “человек человеку – волк”, каждый в одиночку выживает как может… Надо многое восстанавливать — восстанавливать духовные ценности, интернационализм, идеи дружбы… Людям надо дать надежду – мы выживем вместе, если будем вместе… Мы должны выработать свое, при этом используя все положительное от Запада, а не брать западные ценности за основу собственной национальной идеи”.


Гани Касымов не приемлет западные ценности в чистом виде, но слабо надеется на их адаптацию к реальным условиям Казахстана. Этот политик с удовольствием и очень быстро примет любую идею антизападного характера, основанную на общинном (коллективистском) менталитете. Имея четкие идеологические установки, Гани Касымов может сделать очень многое в политике.



Юрий Бунаков
:


“Практика последних лет свидетельствует о том, что западная демократия для нас совершенно непригодна. Западная демократия ущербна своими двойными стандартами. Это мы наблюдали в Югославии, Ираке и т.д… В советском прошлом я вижу очень много хорошего. Пожалуй, даже больше, чем плохого”.


Ю.Бунаков — политик имперского типа и тоже пока “без четкой идеи”. Он, безусловно, примкнет к любому движению именно антизападной направленности. Но отсутствие политического опыта и низкая креативность вряд ли позволят Бунакову занять в политике лидирующее место.



Серик Абдрахманов
:


Америке, я считаю, надо поучиться у нас духовности… Я думаю, что любая демократия, любые «измы» носят свой оттенок, который отражает менталитет нации, народа, и поэтому у нас имеются свои оттенки казахстанской модели демократии… Идеология прошлого была выдумана не комсомольцами и не коммунистами. Тысячелетиями складывалось стремление людей к справедливости, равенству, братству. Отдельные коммуны сейчас создаются людьми без руководства ЦК КПСС и без подсказки бывшего первого секретаря ЦК ЛКСМ Абдрахманова в Италии, других странах Европы. Во многих уголках мира идеи коммуны, идеи коммунизма получают развитие. Каждый воспринимает по-своему идеи коммунизма. И сейчас есть большое стремление людей к единению, коллективизму — допустим, в сельском хозяйстве многие люди говорят: а почему бы не вернуться к колхозам? Я вижу в этом рациональное зерно… Духовные стандарты Запада для нас не годятся”.


С. Абдрахманов ностальгирует по прошлому и готов принять идею, близкую к коммунистической. Но хочет подвести под это некие как национальные, так и наднациональные традиции. Вполне способен принять конструктивные антизападные идеи.



Азат Перуашев
:


демократия, как целеполагание, безусловно, для Казахстана должна иметь свою ценность”.


О “советском прошлом”. В нем было очень много хорошего. Была очень сильная защищенность граждан. Было уважение к старикам. Была реальная забота о детях. Это все было на самом деле. И, что очень важно, было ощущение общности. Главная, я думаю, потеря с развалом Союза – это потеря державности. Я был членом ВЛКСМ. Я был членом КПСС. И об этом не жалею”.


Азата Перуашева, в отличие от всех остальных, вообще мало заботит идеологическая парадигма. Он просто выполняет чьи-то определенные установки в качестве “партийного топ-менеджера”. Похоже, его вообще мало интересует политика, а еще меньше — идеология. Учитывая, что “установки” Гражданская партия получает от олигархического капитала, этого политика, как выполняющего волю “хозяина”, нужно отнести к “правым либералам”.


***


Приведенный анализ позволяет значительно изменить нашу первоначальную классификацию. Теперь она уже может выглядеть следующим образом.


Убежденные западники-либералы”: Бахытжамал Бектурганова, Серикболсын Абдильдин, Исахан Алимжанов, Азат Перуашев.


Антизападники: Гани Касымов, Юрий Бунаков.


Политики, склонные к западным ценностям, но способные принять новые антизападные идеологические парадигмы: Ермухамет Ертысбаев, Петр Своик, Серик Абдрахманов.


Интересный получился расклад, не правда ли? Самое интересное, что из классификации (а также из реальной политики) напрочь исчезли коммунисты (здесь имеется в виду не название, а реальная идеология). Конечно, трудно представить себе в одной компании Бектурганову и Перуашева, Касымова и Бунакова, Своика и Абдрахманова. Но речь здесь идет не о личной симпатии или антипатии, а об идеологических убеждениях. Вспомним из недавней (хотя бы российской) истории, как в экстремальных политических ситуациях объединялись бывшие политические враги.


Напрашивается естественный вопрос – а для чего, собственно, нужен такой анализ? Сегодня, особенно с учетом российских событий, уже смешной кажется сама мысль о “конце империй” и полном торжестве демократии во всем мире. Но и “конца демократии” тоже не видно. Предстоит тяжелое и, возможно, кровавое и длительное противостояние. С развалом Союза ничего не изменилось. Не изменилась ментальность прежде всего экс-советских людей, она по-прежнему – антизападная, имперская. Придут новые политические идеи, новые идеологические парадигмы. И казахстанскому политическому истеблишменту придется выбирать и определяться в своих идеологических позициях.


Предварительный анализ, приведенный в настоящей статье, является только первой прикидкой, основанной на чисто идеологических основаниях, без “примеси партийности”, которая к будущей политике, по большому счету, отношения уже не имеет. Насколько интересен и обоснован этот анализ, судить Вам…

Новости партнеров

Загрузка...