Аким Сагындыков и “кой устiнде бозторгай жумырткалаган заман”

Регионы

Я немолодой уже человек, всякое бывало в моей жизни. Имею два высших образования, много лет работал в сфере коммуникации и связи, относящихся к геологическим изысканиям по всему Союзу и за его пределами (Египет). Трудовую деятельность начинал в родном Казахстане. На моих глазах с той поры, как завершилась Великая Отечественная война, казахское население постепенно перебиралось из жалких халуп, лачуг, землянок в высокие и просторные хоромы, все более улучшая свое материальное положение и оживая духовно. Так было до обретения страной государственной независимости. Целое поколение прожило почти всю свою жизнь, видя постоянно и повсеместно растущий уровень благосостояния. Казалось, так будет всегда. Но тут рухнул Союз. И теперь все так же на моих глазах происходит обратный процесс: казахские аулы рушатся, оседают и осыпаются, постепенно превращаясь в руины, а казахское население повсюду и вчистую разоряется, деградирует и вырождается. И ведь такая трансформация произошла не сама по себе и не вследствие форс-мажорных обстоятельств, а прежде всего из-за того, что полнота власти, полномочий и права по принятию решений перешла в руки безответственных и некомпетентных в подавляющем большинстве своем казахских начальников и якобы бизнесменов.


Вот у нас часто приходится слышать такое: Союз развалился, и теперь везде, куда он простирался раньше, плохая жизнь. Насколько подобного рода утверждение соответствует истине? Но это еще как сказать! В Латвии, к примеру, по свидетельству русскоязычных СМИ, зарплата вузовских профессоров составляет уже 600, а школьных преподавателей — 300 долларов. В Риге, как утверждают журналисты, это обычное дело, когда государственный министр после встречи с общественностью где-нибудь в городе спешит к трамваю, чтобы отправиться на заседание правительства. В этих двух примерах — высокой оценке труда тех, кто прививает знания, главное богатство эпохи информатики, молодому поколению, главной надежде страны на завтрашний день, и поразительной личной скромности госчиновников самого высокого ранга — и заложены секреты нынешнего успеха государства и основы для его дальнейшего прогресса. Все просто и понятно. Прибалты в качестве образца для подражания взяли скандинавские страны, которые признаются всеми наиболее демократичными и полно восполняющими нужды простых людей государствами. Потому что там думают построить общество с человеческим лицом не на словах и не в отдаленном будущем, а на деле и не откладывая на потом. Помните, как в середине 80-х пал жертвой своей личной скромности один из самых выдающихся политиков XX века, премьер-министр Швеции Улоф Пальме, подвергшийся нападению убийцы при возвращении домой после кино с женой пешком и без охраны?! Но ведь и после этого такого рода модель поведения не перестала быть нормой для североевропейских государственных деятелей. А теперь вот их примеру следуют лидеры наших бывших братских республик по Союзу. Едва ли такие же министры Латвии советской эпохи так же ездили на трамвае на работу.


Но новые времена требуют появления новой модели поведения у политиков по всему бывшему Советскому Союзу. Ибо повсюду там по примеру и под присмотром Запада объявлена и в той или иной мере реализуется демократия. По сути же, выбранная казахскими верхами модель представляет сейчас из себя полную противоположность упомянутой латвийской. У Запада они взяли для себя сверхвысокие стандарты потребления и демократическую фразеологию. И все. В остальном они пошли по пути неограниченного и безудержного ублажения своих личных желаний, страстей, капризов и эмоций, принеся ради этого в жертву все прочее. В том числе имевшееся скромное благополучие нынешнего и предполагаемые перспективы будущего поколения простых людей своей страны.


Поэтому мы, увы, не можем и не должны обольщаться насчет них. Тут все ясно. Поэтому если кто-то до сих пор продолжает надеяться на то, что они еще одумаются, остепенятся и встанут на созидательный путь, того остается лишь пожалеть. Весь вопрос в том, что у казахских верхов не было и нет ни психоэмоциональной предрасположенности, ни интеллектуального потенциала для следования и ведения за собой всего общества по пути, аналогичному прибалтийскому. Подолгу бывая в Казахстане, в частности на своей малой родине – Актюбинщине, я это очень зримо ощущаю…


К сожалению, такая реальность уходит корнями далеко в прошлое. Перед войной и еще даже в первые послевоенные годы все было по-другому. Тогда в течение непродолжительного времени реализовывалась мечта великого Абая о возведении в культ профессиональных знаний, современных специальностей в среде казахов. Идеалом состоявшейся личности стал мастер своего дела, профессионал. Благодаря такой созидательной атмосфере из среды совсем недавних кочевников уже к началу Великой Отечественной вышли даже носители элитной военной профессии — летчики. А первым советским генералом из наших казахов стал представитель химических войск… В мирной жизни происходило то же самое. В частности, у нас на Актюбинщине к концу войны в сфере нефтеразведки стали появляться, да еще сразу в большом количестве, мастера, начальники партий и даже начальники разведок. Это были по тем временам поистине революционные перемены! Среди казахов, несмотря на голодное, полное лишений и трудностей время, царил небывалый энтузиазм. Я был тогда молод. До сих пор вспоминаю, с какой надеждой смотрели на будущее спецы из казахов — наиболее уважаемые в среде своих сородичей люди. Один из них Кургулов Аби, бывший в 1944-1945 гг. мастером, начальником партии в Сагызе, а в 1947-1948 гг. — уже начальником разведки в Песчанке и Жилянке, говорил: “Бала, дай немного времени, и у нас появится множество образованных, квалифицированных людей, способных постоять за честь и достоинство своего народа на всех уровнях и во всех сферах жизни. И тогда наступит для казахов “кой устiнде бозторгай жумырткалаган заман”, то есть эпоха благоденствия”.


Но впоследствии ориентиры поменялись. Вновь образцом для подражания стали толстопузые бастыки-начальники — духовные наследники волостных старшин дореволюционного периода — с их бесконечным дрязгом и интригами. В попавшей к ним под начало казахской среде движение вперед вновь сошло «на нет». Жизнь, оторвавшись от своего времени, устремленного в будущее, снова пошла по кругу, обращенному внутрь. С этим мы пришли к государственной независимости десять лет назад. И ко всеобщей разрухе — теперь. Так что все логично. Казахская номенклатура породила казахское предпринимательство по своему образу и подобию. Поэтому от него тоже ничего созидательного не следует ожидать. В советское время, благодаря тому, что не все казахское общество было подконтрольно только лишь казахским верхам, некоторое созидательное начало сохранялось и воспроизводилось. За 90-е годы возможности для его дальнейшего выживания исчерпались. Такова наша реальность, полярным образом отличающаяся от прибалтийской.


При таких условиях некоторые казахстанские жрецы общественного мнения пытаются выставить одних бастыков жертвами произвола других, более высокопоставленных или могущественных, бастыков. К примеру, журналист и политолог Дж. Сулеев в газете “451 градус по Фаренгейту” как бы от имени западных казахов и во имя целостности казахской нации, по сути дела, вступается за актюбинское начальство, защищая его от нападок издаваемой русским главным редактором газеты “Диапазон”, ангажированной, мол, для этого дела большими астанайскими боссами из южан. Положим, что это так (хотя любому мало-мальски мыслящему человеку должно быть ясно, что все бастыки, как написал мой земляк
Алмаз Браев
, мазаны одним миром). Но и даже тогда какой есть смысл честному журналисту встревать в их разборки?! Пусть себе делают что хотят. Пусть ангажированные одними бастыками журналисты бьют других бастыков. У народа от этого не убудет. А польза может быть. К примеру, в прошлом году на станции Эмба отчаявшиеся от нужды казахские женщины вышли на рельсы, требуя выплаты положенных им пособий. Местные казахские бастыки кинули на разгон милицию с дубинками. Многие женщины попали в больницу с ранениями. В России, где я живу с осени 1995 года, тоже сплошь и рядом происходят такие выступления. Но вы хоть раз слышали о том, чтобы тамошняя милиция избивала женщин в массовом порядке?! Избивать женщин в мирное время — такую команду могут отдать только казахские бастыки! И общественность о подобном не узнала бы, не напиши об этом и не напечатай соответствующие фотографии “Диапазон”. Казахские журналисты Актюбинска, об интересах которых печется Дж. Сулеев, ничего такого не писали и не напишут. Они сражаются между собой все больше по спиртоводочному вопросу. В этих условиях нет ничего удивительного в том, что народ, в том числе и большинство казахов, предпочитает им журналистов “Диапазона”. Аким области Мусин и города Актюбинска Сагындыков накануне президентских выборов с помпой провели праздник по случаю прихода жанажолского газа по вновь построенному под их начальством газопроводу в Актюбинск. На это мероприятие пригласили президента Н.Назарбаева и попросили его первым зажечь символическую газовую горелку. Потом выяснилось, что это туфта. Потому что газопровод к тому времени, оказывается, не дошел еще до Актюбинска. Нашим бастыкам так хотелось угодить высокому начальству накануне его избрания, что они выставили его дураком в глазах народа, а народ одурачили от его имени. Об этом тоже один только “Диапазон” посмел написать. В 1999 году газопровод все же дошел до Актюбинска. А в мае 2000 года (я как раз был в Алматы) даже корреспонденты телевизионного агентства “Хабар” удрученно признали, что в Актюбинске потребляют самый дорогой в Казахстане газ. Подумайте только: из-за чего было огород городить?! Как, по-вашему, с каким чувством актюбинцы вспоминают церемонию открытия газопровода Жанажол-Актюбинск с участием самого Н.Назарбаева?.. То-то. А с Мусина и Сагындыкова как с гуся вода. Первый руководитель области время от времени выступает по местному телевидению и глухо намекает на то, что не все и не всё тут в его власти. А такие, как Дж. Сулеев, сами того не желая, наверное, играют ему на руку. Потому что тему о том, что спустя год с лишним после пуска нового газопровода газ, вопреки ожиданиям населения и обещаниям начальства, оказался самым дорогим в стране, “Диапазон” не стал выносить в фокус общественного внимания. Видимо, не хотел вновь становиться объектом обвинений в разжигании межнациональной розни. От этого проиграли мои земляки, а выиграли акимы Мусин и Сагындыков.


Между тем на окраине города у железнодорожных путей немалое количество семей выжили прошлой зимой, питаясь главным образом мерзлым луком, вываленным из какого-то вагона по причине прихода в негодность. Такую или похожую на нее жизнь влачит немалая часть актюбинцев при акиме Сагындыкове, который, насколько мне известно, является зятем Аби Кургулова, мужем его дочери. Абеке мечтал о прекрасном будущем для своего народа — о “кой устiнде бозторгай жумырткалаган заман”. При Сагындыкове и ему подобных такая мечта исполняется с точностью до наоборот. Сам А.Кургулов ушел из жизни несколько лет назад. С ним ушла и его мечта. А мы остались с такими, как Мусин и Сагындыков.


получено по электронной почте

Новости партнеров

Загрузка...