Казахскоязычная “желтая” пресса “набухает”

Выходящий три раза в неделю “Жас Алаш” достаточно подробно освещал рабочие визиты президента Республики Казахстан по городам и весям своей страны. Однако, сказать даже при очень большом желании, что информация в самой тиражной казахскоязычной газете была оригинальней, чем в русскоязычной прессе, очень затруднительно… Как всегда, имеется ряд традиционных материалов (номер от 03.08.2000), к которым можно отнести интервью с одним из областных акимов. Казалось бы, на первый взгляд вопросы журналист ставил достаточно актуальные, но ни на один из них аким толком не ответил, а интервьюер ни один из своих вопросов не развил до какого-нибудь логического конца. В итоге получился нормальный “казахский” ПиАр — классные вопросы, деловитые (и заодно пустые) ответы и фотография акима, задумчиво глядящего в даль светлую. К другим традиционным материалам следует отнести заметки по поводу известных усопших деятелей литературы и искусства. Главный редактор “Жас Алаш” (01.08.2000) Нурторе Жусип задается вопросом: “Почему до сих пор нет пика имени Мукагали?”. В пространной заметке он рассуждает на тему горных пиков и неизъяснимой их притягательности для человека (для альпиниста? – Н.). Таких пиков в Казахстане много, так почему же один из них, согласно мнению г-на Жусипа, который называется Байынкол (находящийся в бывшем Нарынкольком районе, неподалеку от Хан-Тенгри), не назвать пиком Мукагали… Напомним, Мукагали Макатаев – это один из самых проникновенных лириков современной казахской поэзии. Сегодня много пишут о том, что его не издавали при жизни и всячески зажимали. Из-за того, мол, он много пил и довольно рано ушел из жизни. В принципе, в той горной цепи, где расположились Хан-Тенгри, Байынкол, есть масса и других горных вершин. Его очень близким региональным земляком является (тоже давно уже покойный) детский писатель Бердибек Сокпакбаев, автор светлой вещи “Меня зовут Кожа”. Если следовать логике “Жас Алаша”, тогда и этому талантливому писателю надо “отдать” какой-нибудь пик. Но как быть с тем, что Байынкол и другие вершины сотни лет носили свои названия, и за ними тоже реет нечто такое, что составляет народный дух? Так стоит ли повторять советские традиции, проклятые тем же “Жас Алашем”, когда пики назывались пиками Коммунизма, Комсомола, именами совпартдеятелей и т.п. наименованиями? 15 августа исполняется 70 лет Шамши Калдаякову, известнейшему композитору-песеннику. Так вот, “Жас Алаш” (03.08.2000) на первой полосе в специальной рубрике напоминает о дне рождения Шамши и сетует, что до сих пор не определен областной центр, в котором должен пройти фестиваль “его имени”. Родная область Шамши, Южно-Казахстанская, занята празднованием 1500-летия священного города Туркестан. И тамошней администрации как бы не до Шамши… В данной ситуации трудно что-либо комментировать, поскольку, с одной стороны, была уже множественная критика бесконечных празднований и тоев, которые тяжелым бременем ложатся на бюджет, на плечи простых тружеников, которые трудятся в качестве подносчиков водки и горячих блюд в роскошные юрты, где празднуют все эти юбилеи крупные и менее крупные особи из класса правительственных и местных (в зависимости от того, где празднуется той) чиновников… С другой стороны, Шамши — поистине талантливый человек, его безмерно любит народ, а созданные им песни, как ни крути, народ поет чаще, чем репертуар современной казахской эстрады. Но таких людей власть всегда принижала. Допустим, другой музыкальный деятель (не менее талантливый!) — Нургиса Тлендиев, представлявший казахскую музыку на официальном, скажем так, уровне, — был куда больше обласкан властями и помимо объективно не наполненной каким-то материальным содержанием народной любви вовсю пользовался номенклатурными благами. К тому же не надо забывать, что очарование Шамши состоит еще и в том, что его пик и взлет пришелся на “золотой век” казахов, т.е. на 1975-1985 годы, когда простой чабан жил в несколько раз сытнее, чем его городской бесквартирный соплеменник в столице республики, цветущем городе Алма-Ате… Словом, то невнимание, наблюдаемое относительно персоны Шамши со стороны властей, в целом объяснимо. Вместе с тем в данном случае (в отличие от “пиковой” темы. — Н.) “Жас Алаш” вносит весьма конструктивное предложение: “Государство должно чтить память таких людей (имеется в виду Шамши Калдаяков. — Н.). Для этого не надо больших денег. Пусть в день его рождения в эфире звучат беспрерывно его песни”.


“Акимскую” тему, столь любимую казахской прессой, неожиданно подал еженедельник “Ана тiлi” (03.08.2000). Газета опубликовала нечто вроде портрета помощника акима. Было выбрано пять персон, т.е. пять помощников акимов пяти областей (Костанайской, Кызылординской, Жамбыльской, Южно-Казахстанской, Мангистауской). Помощники акимов других областей, которые не пошли навстречу редакции газеты (не ответили на составленный вопросник), подверглись обструкции и попали под заголовок “Квинтэссенция бюрократических замашек сосредоточена в областных акиматах” (Алматинская, Карагандинская и т.д.).


Другой “традиционной” темой для казахской прессы, но сезонного характера, является фестиваль “Азия дауысы”. Нынешний также, “по традиции”, удостоился очередной большой порции критики за невнимание к государственному языку и за то, что главный приз снова увезли европейцы. Отметились на такой теме “Ана тiлi”, “Жас Алаш”, “Туркiстан”.


В еженедельнике (04.08.2000) опубликовано открытое письмо председателя Союза журналистов РК Камала Смаилова, которое является ответом на давешнюю публикацию газеты “Туркiстан”. Накануне Дня журналистики автор той публикации поставил под сомнение целесообразность существования этой общественной организации. Камал Смаилов, как опытный аппаратчик, нудно и обстоятельно отвел все обвинения в собственной бездеятельности и призвал журналистов оживить прежде всего работу первичных организаций СЖ. В финале своего плаксивого письма, суть которого сводится к сентенции “я не виноват, виноваты обстоятельства” он обещает в скором времени обнародовать концепцию обновленного СЖ.


В полку казахскоязычной прессы, пишущей “о том о сем, плюс много о сексе”, прибавление. Казахскоязычная “желтая” пресса “набухает”. В свет вышел третий номер “независимой газеты” под названием “ДоДа”. Почему-то оно выведено латиницей. В одном из недавних обзоров “Навигатор” отмечал, что такой газеты пока нет в южной столице, остающейся “де-факто” центром казахской прессы и журналистики. Ни “Ак босага”, ни “Adam-Hava – Ата-Ана” все-таки не столь откровенны, как вновь появившееся издание, которое возглавляет бывший “СолДатовец” Сейсен Амирбекулы.

Новости партнеров

Загрузка...