О словесной независимости, или Как корова мычит, оглядываясь на муляж своего теленка

В мире казахской прессы

Общеизвестны главные недостатки казахскоязычной печати: многословие, непомерно патетический настрой, обтекаемость чаще всего в форме «около да ближе» и т.д. Но при всем при этом нельзя не увидеть пока еще достаточно редкого, но весьма положительного (в смысле профессионализма) факта — отказ от насквозь идеологизированных клише первых лет суверенитета в виде «миллионов, миллионов алых роз» и попытки путем беспристрастного анализа разобраться в том, что, собственно, на самом деле происходит. В отличие от одного уважаемого теленачальника, утверждающего, что его канал особый, ибо в нем негативу места нет, так как он «решительно настроен поднять дух народа», профессионалы-аналитики вопрос ставят в совершенно иной плоскости — а чем реально, в жизненном плане подтвержден наш суверенитет? Не в плане декоративном, с внешне безупречной, казалось бы, атрибутикой, а именно в процессе бесконечно многоликой действительности, проявляющейся, скажем, в микроэкономике, которая, как известно, касается каждого из нас.


Правда, опомнившись от эйфории непомерно пламенных слоганов начального этапа независимости, наши СМИ почти одновременно осознали, что настоящая свобода, увы, приходит не по щучьему велению. Но пока осознавали, стало ясно — что-то эта независимость не похожа на ту, которая официально провозглашается с высоких трибун. Получается, что казахская земля (так пишется почти во всех газетно-журнальных статьях) может стать американской, китайской и чьей угодно в зависимости от того, кому ее продадут сроком на 99 или 49 (какая разница?) лет. А казахский язык, которому официально придан высший статус, тем не менее так и продолжает задыхаться от нехватки кислорода. Разумеется, финансового, но не только его. Между тем корифеи нашей филологии развернули кампанию по повторной латинизации казахского языка. В то же время значительное количество авторитетных в филологической науке личностей бьют тревогу по поводу того, что и без латиницы дров наломано уже предостаточно. Например, профессор Х.Адибаев, филолог-билингв, в одном из последних номеров «Казак эдебиетi» (в том самом, где казахские традиционалисты громили отечественных постмодернистов) сумел-таки вывести на чистую воду ряд случаев грубейшего нарушения ретивыми реформаторами казахского языка исконных правил русской орфографии (Шымкент, Жамбыл и др.), что неизбежно приводит к искусственному косноязычию. К ним можно прибавить такие чудеса нашего новояза, как улицы Толе-би, Айтеке-би, Казыбека-би, проспект Абылай-хана, которые по правилам нормальной русской грамматики должны бы писаться в форме: ул. би Толе, хана Абылая и т.д.


Однако данная тема уже давно стала источником нескончаемых дискуссий, и мы пока отложим ее до следующих споров, которые наверняка разгорятся по поводу пятой по счету смены казахами своей графики, и перейдем к другим не менее важным вопросам.


В этом плане, на наш взгляд, особо выделился в своем № 28 (28.07.00 — 04.08.00) еженедельник «Алтын Орда», поместивший на своих страницах сразу две острейшие статьи («Оффшорные зоны как бездонная пропасть, или Куда исчезают казахские сокровища» и «Корова, мычащая у муляжа своего теленка»).


В первом из этих материалов ребром, что называется, поставлен вопрос — почему экспорт стратегического сырья оказался коммерческой тайной и в какой бездонной бочке оседает выручка от него? По утверждению автора, народные деньги уходят не бесследно, ибо доморощенные (или залетные) олигархи аккуратненько направляют их на Виргинские, Мальтийские, Канарские острова или в другие оффшорные зоны, находящиеся также в Панаме, бассейне Карибского моря. Правительство же совершенно бессильно перед олигархами и вынуждено делать вид, будто ничего особенного не происходит.


Не менее жгучий вопрос — о земле — поднят в материале с «коровьим» заголовком, где главный редактор газеты М.Акдаулетулы довольно удачно попытался раскрыть кухню подготовки и скорого принятия закона «О земле». Квинтэссенция рассуждений автора сводится к тому, что этот закон уже с самого начала был обречен на принятие, а патетические возгласы патриотов о принадлежности этой самой земли исключительно казахскому народу — на неизбежный переход в молчаливое подчинение, нарушаемое порой лишь кухонными недовольствами. Опять те же олигархи, уже предрешившие участь земли и поделившие ее между собой, теперь ждут только одного — узаконения уже свершившегося. И ничто их не остановит. Ни власть, ни народ. В связи с этой безвыходной ситуацией М.Акдаулетулы то ли в шутку, то ли всерьез предлагает продавать земельные участки вместе с казахами, на них живущими, — хоть на улице не останутся.


Словом, получается так, что словосочетание «казахская земля», более-менее вдохновлявшее многих казахов на любовь к своей Родине, похоже, станет если не пустым звуком, то, по крайней мере, явлением чисто номинальным. И казахи будут мычать как та корова, теленка которой забили, и ставят перед ней каждый день его муляж, набитый соломой, чтобы та продолжала давать молоко. Но откуда взяться молоку-то? Тем более что вот-вот продадут землю, на которой, следуя аллегории «Алтын Орды», буренка наша паслась, и еще не решен вопрос — оставить ее на ней или… отправить за теленком?

Новости партнеров

Загрузка...