Как это было: молодежная политика

«Природа, как известно,

вакуума не терпит»


Алтай Бурабаев, из интервью

газете «Студент»


Молодежная политика в Казахстане считалась и продолжает считаться чем-то не требующим особого внимания. О ней если и вспоминали, то только к выборам или событиям государственной важности. В остальное же время, чем бы дитя не тешилось, лишь бы не вызывало головной боли у старших.


В Казахской ССР существовало единственное молодежное объединение — ЛКСМ, если не брать во внимание мелкие клубы по интересам и мифические молодежные группы. В период движения союзных республик за суверенитет комсомольцам стали возникать альтернативы. Национал-демократические партии «Желтоксан», «Алаш» в начале своей деятельности были по своей сути и составу молодежными. Практически большая часть студентов-маргиналов казахской национальности состояли в этих организациях. Это поддерживало высокий уровень патриотизма, вызванный ростом национального самосознания. Нередко, правда, допускались столкновения на этнической почве. Достаточно вспомнить разгон в 1994 году казахскими студентами казаков Уральска и Кокшетау, вышедших на празднование очередной годовщины дома Романовых.


С получением Казахстаном независимости подобные движения, лишенные четкой идеологии и имея лидеров с нездоровыми амбициями, сошли на убыль. Крупнейшая молодежная организация республики ЛКСМ предвосхитила развал СССР и крушение КПСС и еще до 91-го года поменяла окраску, переименовавшись в Союз молодежи Казахстана (СМК).


Это позволило комсомольцам избежать участи Компартии КазССР и сохранить за собой большую часть собственности, накопленной за годы советской власти. Первым секретарем СМК был избран опытный Есенжол Алияров, занимавший подобный пост в ЛКСМ. Позднее под его патронажем была создана фирма «Казинтермолтур», которая занималась коммерческими делами старой новой организации.


На рубеже 1992-1993 гг. было создано Агентство по делам молодежи, туризма и спорта, позднее переименованное в министерство. Практически всю свою деятельность оно вело через СМК, которое уже не охватывало, как в советское время, всю молодежь. В прессе стали появляться факты того, что на международных акциях молодежи Казахстана наряду с юными студентами представлялись бородатые дяди далеко не комсомольского возраста. Но вместе с тем началось формирование студенческих организаций, в основном это происходило в Алматы.


Первой формой молодежной организации, естественно, явился КВН. Зародилось это движение в недрах КазГУ и АлНИТа. Тогда впервые вспыхнули известные ныне имена Альбек Тастайбеков, Роман Альманский и др. Позднее была создана Ассоциация КВН «АТиК» (Альбек Тастайбеков и компания). В 1993 году из студентов-отличников казахских отделений гуманитарных факультетов алматинских вузов был создан клуб «Студенческая элита». К слову, все предыдущие годы это было единственное молодежное объединение, ведущее свою деятельность на казахском языке. «Студенческая элита» объявила себя неполитической организацией и ставила своей целью возрождение казахского языка и культуры.


1995 год ознаменовался особым вниманием власти к молодежи. Был принят Закон «О государственной молодежной политике», который так и не смог развернуться в полную силу, т.к. отдельные его статьи противоречили иным законодательным актам. В городе Акмоле прошел I Форум молодежи Казахстана, на котором лично выступил президент РК Нурсултан Назарбаев.


Ничего конкретного на этом мероприятии решено не было, обозначились лишь намерения, но воодушевление молодежи достигло всех пределов. Она была готова действовать.


В этот же год доктором исторических наук Сауле Абдыгалпаровой при поддержке иностранных компаний была создана Ассоциация поддержки молодежи «Казахстан» (АПМ). На сегодняшний день она является единственной республиканской молодежной организацией, имеющей представительство за рубежом. Работу с молодежью в этом объединении вела студентка КазГАУ Алма Игибаева. Практически во всех крупных вузах Казахстана создавались дискуссионные клубы, а Алматинский акимат инициировал молодежный центр «Таккапар» во главе с бессменным лидером Акмарал Пазыловой. В 1996 году, к 10-летней годовщине декабрьских событий 1986 года, студентами 11 вузов г. Алматы было создано общественное молодежное движение «Сананын оянуы». Эта организация объявила себя неполитической, хотя нередко преследовала именно политические цели. Лидером «сананистов» стал Казыбек Шайх.


Большое распространение среди молодежи получили анархистские идеи. По оценке некоторых СМИ, в г. Алматы в 1995-1996 гг. было до трех тысяч анархистов. Они представляли из себя несколько групп, конкурирующих между собой. Анархистами издавались журналы «Крысодав» и «Ганобобель». Наиболее известными лидерами были Алихан Гриндельсон и Дэннис Зеленый.


В начале 1997 года в недрах Министерства по делам молодежи, туризма и спорта созрел законопроект «О молодежи». В разработке данного документа приняли участие несколько студентов-юристов и «Сананын ояуны». Но этот законопроект не получил путевки в жизнь и затерялся среди просторов бюрократических папок.


Весной 1997 года состоялся II Форум молодежи Казахстана. Прошел он в Алматы в здании Министерства по делам молодежи, туризма и спорта под председательством департамента молодежи вышеупомянутого министерства Серика Сейдуманова. На съезде было решено создать единую молодежную организацию «Форум молодежи Казахстана» (ФМК). Делегаты избрали семь сопредседателей нового объединения, основным из которых стал Мейрам Раганин — руководитель Фонда защиты детей «Кулыншак». На съезде неожиданно выступил председатель Либерального движения Асылбек Бисенбаев, который предложил делегатам из регионов открывать на местах филиалы своей организации, пообещав оргтехнику, помещения и зарплату. Очень многие согласились. Так либералы получили базу для создания своей республиканской инфраструктуры. При Либеральном движении было создано молодежное крыло под предводительством Тогжан Кожалиевой.


Созданный «Форум молодежи Казахстана» не смог стать координирующим центром молодежных движений. Он изначально превратился в мертвую организацию. Власть тоже как-то позабыла о молодежи. Министерство по делам молодежи, туризма и спорта было упразднено, а в других ведомствах места отделу молодежи не нашлось. Хотя при некоторых областных акиматах продолжали влачить существование управления по делам молодежи, туризма и спорта.


Молодежные организации оказались предоставлены сами себе, и в них начинались оппозиционные брожения.


Власть трезво оценила возникающие недопонимания, и в новом Министерстве информации и общественного согласия (МИОС) был создан отдел молодежной политики под руководством Дархана Калетаева. По инициативе этого чиновника поздним декабрьским вечером 1997 года в КазГУ собрались представители профкома вышеупомянутого вуза, общественного ректората АГУ, неформальной организации «Мост» и «Сананын ояуны». На этом собрании было принято решение о создании принципиально новой единой молодежной организации. Власть пообещала помочь и тесно взаимодействовать. Лидера «сананистов» Казыбека Шайха пригласили на работу в отдел молодежной политики МИОС. Во все областные центры были разосланы типовые уставы будущей организации, а акимам даны указания о проведении учредительных съездов молодежных организаций. Началась настоящая борьба за влияние. В регионах соперничали между собой СМК и молодежное крыло ЛДК. Победу в большей части областей одержали последние. В Алматы и Алматинской области к двум вышеупомянутым соперникам присоединился третий. Это были «сананисты», возглавляемые президентом движения Аскаром Умаровым, который сменил на этом посту Казыбека Шайх. Именно в это время возник миф о «Сананын ояуны» как о закрытой военизированной организации. «Сананисты» практически подмяли под себя г. Алматы и область. И вот, наконец, 26 февраля 1998 года — съезд студентов и молодежных организаций Республики Казахстан. Уже ходят слухи, что кандидатуры на посты председателя и исполнительного секретаря новой организации утверждены МИОС — это, соответственно, Мейрам Раганин и Тогжан Кожалиева. Делегации из областей представлены ЛДК и СМК, делегация Алматинской области состояла из одних «сананистов». Всем делегатам были розданы мандаты, которые так никому и не пригодились. Необычно тихо и скромно вели себя «сананисты». К этому времени они и союзные им организации уже были разочарованы в новой единой организации и имели все возможности перевернуть съезд с ног на голову. Почему-то этого не произошло.


Единственным возмутителем спокойствия стал председатель профкома КазГУ Арын Орсариев, который заявил, что раз съезд студенческий, то и организацию надо делать студенческой.


После общих выступлений, основную часть делегатов отправили на дискотеку в Дом культуры АХБК. В зале остались только руководители делегаций и молодежных организаций. В президиуме сидели шеф МИОС Алтынбек Сарсенбаев, Дархан Калетаев и Мейрам Раганин. Оставшиеся в зале делегаты дружно голосуют за создание молодежного движения «За будущее Казахстана» (ЗБК), и начинается главная интрига — выборы. Как и предполагалось, председателем ЗБК становится Мейрам Раганин. Его ближайший соперник Есенжол Алияров дает самоотвод. За кандидатуру Аскара Умарова не голосуют, победа Раганина и так ясна. Исполнительным секретарем избрана либералка Тогжан Кожалиева. Учредителями ЗБК стали: СМК, ЛДК, ЦОП, ЯППИ, ФМК, Национальный совет молодежных организаций, Городской комитет СМК, Скаутское движение. АПМ, «сананисты» и ряд алматинских организаций вступать в новое объединение отказались, объявив себя «наблюдателями». Секретарь Союза комсомольцев Ольга Пшенина назвала эту ситуацию «пактом о нападении».


Спустя некоторое время после съезда, молодежным крылом ЛДК на рассмотрение общественности был предложен проект «концепции государственной молодежной политики РК». Лидеры молодежных организаций его не приняли и жестко раскритиковали. Позднее, в 1999 году этот документ был доработан ЗБК и отправлен на подпись президенту Казахстана.


Между тем опекаемое МИОС ЗБК росло и крепло. Лидерам молодежи ненавязчиво предлагали вступать в ангажированное молодежное объединение. Ответом этому стали попытки создания альтернатив ЗБК. По инициативе «Сананын оянуы», АПМ и «Жас толкын» создался клуб взаимодействия молодежных организаций, а Арын Орсариев основал Казахстанскую ассоциацию студентов. Правда, ни к какому результату эти объединения не привели.


Между тем ЗБК широко используют в предвыборной кампании Нурсултана Назарбаева в 1998 году. Достаточно вспомнить агитпоезд «Мы знаем, кого выбираем». Через ЗБК проходят большие средства, и начинается борьба за влияние между Раганиным и Кожалиевой. Итогом этого противостояния стало устранение от должностей в феврале 1999 года обоих противников и упразднение поста исполнительного секретаря. Новым председателем ЗБК стал Мади Бексултанов. Попутно набирала силу Молодежная информационная служба Казахстана (МИСК) под руководством Жанны Наурызбаевой, бывшей либералки и «зэбэкашницы». Она начала скрытую борьбу против ЗБК и «сананистов» — как основных соперников. И, надо сказать, нередко добивалась успехов.


А молодежная политика переживала далеко не лучшие времена. Бесконечные «круглые столы» и собрания, где все переливалось из пустого в порожнее, губительно действовали на молодежные организации.


Единственным положительным моментом было создание в апреле 1999 года совместного детища ЗБК, АПМ, «Жас толкын» и «Сананын оянуы» — «Концепции по работе с молодежью». Она была вручена в Астане Марату Оспанову, но, к сожалению, покойный так и не успел ее детально рассмотреть. Потом начались парламентские выборы, где наглядно была продемонстрирована слабость «молодежки».


Только СМК смогло провести парочку кандидатов в парламент. ЗБК мест в мажилисе не получило, но зато получило 15 мест в городских маслихатах. Все кандидатуры от «Сананын оянуы» были провалены. Исключение составил лишь один, поддержанный этой организацией кандидат от партии «Отан». МИСК и «Студенческая элита» предпочли на выборах роль наблюдателей.


Потом в молодежной политике наступило затишье. Более того, многие организации развалились и приказали долго жить. Продолжают укреплять свои позиции лишь ЗБК, молодежный парламент г. Астаны и поддерживаемая Соросом МИСК. СМК повернулось в коммерческую сторону, «Жас толкын» работает в узком медицинском направлении, АПМ после ухода Алмы Игибаевой замкнулось в себе, ЛДК вошло в «Отан». «Студенческая элита» развалилась на две группы. Первая под руководством Еркина Стамшалова ушла в ислам, вторая — ведомая Жулдыз Макпуновой — решила работать дальше. «Сананисты», по слухам, раскололись из-за конфликта между либеральным Шайхом и ортодоксальным Умаровым. Правда, на последних молодежных собраниях эти два лидера демонстрировали завидную солидарность, словно раскола и не было. Что же, зная «сананистов», можно предположить, что они еще преподнесут сюрпризы.


А, в общем, на молодежном фронте тишина.

Новости партнеров

Загрузка...