Если завтра война?..

4 августа наши коллеги из ИАЦ “ЕВРАЗИЯ” опубликовали у себя очередной, третий материал из “НАВИГАТОРА” из серии, посвященной перипетиям американской политики в отношении Казахстана и Центральной Азии. В перепечатке все было так, как в оригинале. Евразийцы поменяли лишь заголовок. Моему спокойному и даже академическому названию (“Американцы и Центральная Азия в интерьере мировой политики”) они предпочли свой — “Прогнозы об угрозах от Д-на Наймана”. В моей статье непосредственно от моего имени об угрозах говорилось лишь в одном случае, да и то не в порядке прогноза, а в прошедшем времени. Я имею в виду ту часть своего материала, где говорится о том, что от Таджикистана исходит не только словесная угроза. Так, мол, в прошлом году именно оттуда было совершено нападение на Кыргызстан… Но коллеги из Москвы предпочли выставить меня кем-то вроде записного паникера, который кличет беду. Однако по странному стечению обстоятельств спустя всего два дня то, что евразийцами приписывалось мне как автору, стало сбываться. С территории Таджикистана исламские боевики совершили почти одновременное нападение на Узбекистан и Кыргызстан.


***


В эти дни, когда боевики ИДУ (Исламского движения Афганистана) штурмуют пределы СНГ, Центральной Азии в приграничье сразу двух государств, Узбекистана и Кыргызстана, казахстанцам, полагаю, самое время в конце-то концов озаботиться вопросом о том, насколько защищено их государство, общество и насколько безопасно их самих существование в свете всех последних событий и нынешних тревожных тенденций. И вот что заставляет ставить задачу для простых людей нашей страны таким образом. Нашим государственным деятелям, политикам по наследству от руководителей почившего в бозе СССР перешла риторика, усыпляющая в сознании рядовых граждан бдительность и заботу о своей безопасности — социальной, экономической и, наконец, военной. Но они, в отличие от своих предшественников, гораздо чаще подводят доверившихся им людей. Так, к примеру, нам говорили о социальном характере государства, вновь создающегося на основе бывшей Казахской ССР, а подспудно за считанные годы и фактически полностью ликвидировали социальные гарантии и льготы, казавшиеся еще недавно совершенно незыблемыми. Нам также расписывали картину экономического благополучия, срисованного то ли с Кувейта, то ли с Объединенных Арабских Эмиратов, благополучия, к которому мы должны были придти к концу века, а привели к тому, что при рекордных добычах нефти и других богатств страны при наиблагоприятнейшей конъюнктуре цен на международном рынке наша техника осталась без горючего, наши поля — без удобрений, наши заводы и фабрики — без госзаказов, подавляющее большинство наших рабочих — без работы и, естественно, без средств к существованию…


А теперь под телевизионный (пока еще) грохот взрывов и выстрелов на не очень дальних подступах к нашим границам, куда, нет сомнения, нацелились в своих стратегических замыслах наступающие сейчас на Центральную Азию силы, наши власти устами совсем юного по возрасту (резерв племянников на престижные государственные и хлебные коммерческие должности еще не исчерпан?) директора КИСИ (Казахского института стратегических исследований при президенте Республики Казахстан) Маулена Ашимбаева заявляет, что они-де внимательно следят за происходящим у наших соседей и не допустят перетекания подобного к нам в страну. Насколько нам, простолюдинам, можно верить им, властям предержащим, сейчас? Конечно, в случае инициированного сверху процесса так называемых экономических реформ, выразившихся пока что лишь в форме перераспределения бывшей государственной, то есть общенародной, собственности в пользу узкого круга “своих людей”, и социального расслоения, явившегося как их прямое следствие, мы не могли и не должны были оказаться по одну сторону с ними. Иначе им не было бы никакого смысла затевать все эти перемены… Так оно и вышло. В результате по экономическому и социальному критерию мы с ними оказались, если можно так выразиться, по разные стороны баррикад. Но в случае вступления в действие военной угрозы властное меньшинство и простонародное большинство, как это представляется, должно было бы почувствовать себя, образно говоря, в одной лодке. Ибо, что называется, общая беда объединяет.


Однако тут есть хоть и маленький, но очень важный нюанс, который при оценке складывающейся ныне в стране и вокруг нее ситуации непременно должен быть принят во внимание. Иначе не получить объективных результатов. Итак, вот о чем тут идет речь. Если при постановке и рассмотрении экономического и социального характера вопросов последнее слово непременно оставалось и остается за власть и богатство имущими (здесь они на всех уровнях так или иначе, не мытьем, так катаньем протаскивали и протаскивают выгодные или просто нужные им решения), то при необходимости иметь дело с нацелившимися сюда любителями силовых методов извне решающий голос принадлежит уже малоимущему или вовсе неимущему большинству населения. К примеру, при прошлогоднем вторжении исламских боевиков в Баткенский район (тогда еще) Ошской области Кыргызстана местное кыргызское население проявило — по сравнению с тем, как оно показало себя в 1990 году во время ошских событий — удивительную пассивность и граничащую с полным безразличием апатию. Боевики захватили тогда командующего внутренними войсками страны при звании генерал-майор и четырех заложников из числа проводивших в тех краях изыскания японских геологов. Армия страны под командованием министра обороны при звании генерал-полковник долгое время не могла набраться решимости и штурмовать позиции интервентов, количество которых поначалу не превышало двадцати человек. Потому что кыргызы, те самые простые местные кыргызы, которые всего лишь около десяти лет тому назад, в пору подъема национального самосознания перед обретением замаячившей неподалеку государственной независимости, за куда меньшие обиды круто и даже жестоко расправлялись с жившими по соседству на одной и той же земле сордичами Джумабая Намангани, теперь в большинстве своем предпочли занять позицию сторонних наблюдателей. По свидетельству передававшего в те дни свои репортажи с места событий корреспондента кыргызской службы радиостанции “Свобода”, немало находилось среди баткенцев таких, чьи предпочтения были если даже и не на стороне узбекских исламистов, то уж точно не на стороне государственных органов своей страны. Доведенные социально-экономической разрухой до последней черты, люди готовы были отдать свои симпатии незнакомым вооруженным пришельцам, которые говорили с ними по-человечески и приносили кое-какие экономические выгоды: покупали баткенских овечек за хорошие деньги. В связи с этим случаем вспоминается то, что говорил о феномене Хаттаба в Чечне сирийский тележурналист Акрам Хузам: “Я в Ведено спросил у чеченцев: “Как вы относитесь к Хаттабу?” (Передача “Клуб “Реноме”, РЕН-ТВ, 24.11.99 г.). Они его принимают на “ура”. Потому что он дает мясо, муку. Значит, все дело в экономике”. Кстати, примерно об этом же самом феномене я писал еще в 1999 году в газете “СолДат”… На юге Кыргызстана тогда ситуация была кое в чем похожей. Поэтому генерал-полковник чувствовал себя бессильным, а его солдаты — деморализованными. Для сравнения: генерал-полковник И.Х. Баграмян в 1943 году был… нет, не министром обороны, а всего лишь командующим фронтом. И громил великолепно вооруженную и отменно вышколенную вражескую группировку количеством до полумиллиона человек и со всевозможной техникой. На его стороне, на стороне его чудо-воинов, на стороне Красной Армии в целом был душой и сердцем весь советский народ. Поэтому они не могли не громить врагов, а в конечном итоге — не победить их…


Здесь мы вернемся к казахстанской теме и зададимся вопросом: каким может оказаться в случае, подобном прошлогоднему кыргызскому, а также нынешнему узбекскому и кыргызскому, решающий голос нашего народа? В конце прошлого года, после окончания баткенских событий, журналист «31 Канала» информационно-аналитической программы “Информбюро” на подобного рода вопрос дал примерно такого содержания ответ: при возникновении аналогичной ситуации на границе или в пределах Казахстана наша армия едва ли окажется более боеспособной, чем их кыргызские коллеги. Мы не откроем, думается, Америку, если скажем, что большинство казахов придерживаются схожего мнения. И не потому, что эти люди плохо думают о себе. Нет. Просто они знают, что мы с кыргызами, образно говоря, одного поля ягода. То, что не получается у них,

не идет и у нас. И наоборот. Кыргызы проверку делом прошли. Нам дублировать их нет смысла. Ибо мы смело можем делать выводы на их опыте как на собственном. А раз так, спешить с заявлениями типа того, что сделал юный директор КИСИ, вряд сейчас уместно. С такого рода декларациями лучше всего выступать с официальной трибуны лишь после того, как удостоверишься в действенности предпринятых властями предохранительных мер и готовности народа дать решительный отпор любому агрессору. А то получится та же история, что была с известным довоенным ура-патриотическим фильмом “Если завтра война”… Старики помнят, сколь горькой оказалась реальность настоящей войны по сравнению с предполагаемой картинной.

Новости партнеров

Загрузка...