Куда дует ветер перемен? В спину премьера

"Разбор полетов" правительства Касымжомарта Токаева

Скоро будет год работы правительства Касымжомарта Токаева. Можно уже подводить предварительные итоги его деятельности и эффективности.


Нынешнее правительство не смогло обеспечить не только справедливого перераспределения сверхдоходов от роста мировых цен на товары казахстанского экспорта, но даже достоверного их учета. Только после вмешательства средств массовой информации министры во главе с Касымжомартом Токаевым стали разбираться с экспортными ценами и создавать механизм контроля за ценообразованием во внешнеэкономической деятельности.


Для объективной оценки работе нынешнего правительства, необходимо в первую очередь очертить сферу его влияния. Это только на первый взгляд, кажется, что она распространяется на всю экономическую и социальную жизнь республики. На самом деле, значительные сектора исключены из зоны воздействия правительства по разным причинам. Среди них можно назвать отсутствие средств у государства, формирование саморегулирующейся рыночной среды, переход отрасли под контроль финансово-промышленных групп или отсутствие интереса у самого правительства. Более того, если еще несколько лет назад влияние правительства было основным, а остальных заинтересованных групп и лиц корректирующим, то теперь все изменилось с точностью наоборот.


Первое, что ставит себе в заслугу правительство Касымжомарта Токаева, это экономический рост. Однако сразу же возникает вопрос, какое отношение оно имеет к нынешнему экономическому росту? По оценке экспертов, никакого.


Как показывает анализ, на рост производства и экспорта оказали влияние два фактора. Изменение конъюнктуры мирового рынка и рост цен на товары традиционного казахстанского экспорта: нефть, газ, цветные и черные металлы, ферросплавы, глинозем, и обесценение тенге в апреле 1999 года. Последнее, с одной стороны, понизив затраты на производство продукции в долларовом исчислении, повысило конкурентоспособность отечественных производителей, с другой стороны, вызвало падение уровня жизни казахстанцев и вынудило их отказаться от импортных товаров.


Заслуги в этом нынешнего правительства нет. На мировой рынок ни один премьер-министр (каким бы дипломатом он ни был) влиять не может, а переход на свободное формирование курса тенге было осуществлено еще при Нурлане Балгимбаеве.


В первом полугодии 2000 года прирост валового внутреннего продукта (ВВП) к соответствующему периоду прошлого года составил 10,5%. Он обусловлен ростом производства в промышленности (на 16,3%), сельском хозяйстве (на 4.6%), строительстве (на 29,2%), увеличением оборота в торговле (4,9%), транспорте и связи (20,5%). Давайте рассмотрим влияние правительства на них.


В горнодобывающей промышленности, черной и цветной металлургии это влияние минимально. В ходе приватизации все более или менее крупные производственные комплексы попали в руки иностранных инвесторов, и теперь государство в своих действиях ограничено подписанными с ними контрактами.


Они, в частности, предусматривают сохранение режима налогообложения в течение 10 лет со дня подписания контракта, свободу экспорта доходов, невмешательство в оперативную деятельность и множество других льгот. А также выплату компенсации в случае принятия правительством республики решений, ущемляющих прибыли инвесторов. Поэтому сегодня правительство может влиять на промышленные предприятия только косвенным путем. Например, путем предоставления скидок на перевозку по железной дороге или на транспортировку по трубопроводам.


Такие решения действительно принимались. Но условия, предложенные потребителям услуг «Казахстан Темир Жолы», предусматривают предварительное выполнение такого набора требований, которые сводят на нет все льготы. А «Казтрансойл» наоборот повысил тарифы на транзит за пределы Казахстана. Поэтому можно с уверенностью сказать о непричастности правительства Касымжомарта Токаева к росту производства в этих отраслях.


Рост переработки сельскохозяйственной продукции объясняется хорошим урожаем в прошлом году и ростом платежеспособного спроса на казахстанскую продукцию. Поскольку нынешнее правительство было назначено в октябре 1999 года, оно «зацепило» лишь остаток уборочной страды. Так что и тут правительство ни при чем.


Это же относится и к текстильной и швейной промышленности. Отдельные решения, немного ослабившие налоговый гнет на эту отрасль, были приняты еще правительством Балгимбаева.


Итоги работы промышленности за 7 месяцев 2000 года

(по данным Агентства Республики Казахстан по статистике):















































































 

Объем продукции в действующих ценах предприятий, млрд. тенге


Индекс физического объема продукции в % к январю-июлю 1999 года


Всего по промышленности


933,2


116,0


1. Горнодобывающая промышленность


401,7


121,8


1.1. Добыча материалов для энергетики


366,1


116,1


В т.ч. сырой нефти и попутного газа


339,5


113,8


1.2. Горнодобывающая промышленность


33,6


143,3


2. Обрабатывающая промышленность


438,5


119,1


2.1. Переработка сельскохозяйственной продукции


119,2


115,6


2.2. Текстильная и швейная промышленность


11,5


109,5


2.3. Перегонка нефти


34,1


108,7


2.4. Химическая промышленность


9,4


116,3


2.5. Металлургическая промышленность и обработка металлов


217,6


122,9


В т.ч. черная металлургия


212,7


122,8


Производство цветных металлов


66,5


130,4


Машиностроение


20,3


155,5


2.6. Производство и распределение электроэнергии, газа и воды


93,0


102,5


В т.ч. производство и распределение электроэнергии


49,9


108,5


Производство и распределение газообразного топлива


6,6


106,4


Снабжение паром и горячей водой


29,0


98,7

А воз и ныне там


В отраслях, находящихся под постоянным давлением правительства, прирост производства намного меньше в перегонке нефти всего 8,7%, производстве и распределении электроэнергии — на 8,5%, газообразного топлива — 6,4%. А в снабжении паром и горячей водой вообще допущен спад на 1,3%. Видимо, сдерживание роста тарифов, кроме положительного социального эффекта, имеет и негативную сторону.


Если рассматривать проблемные отрасли, то никакого улучшения не наблюдается в химической промышленности. Груз накопившихся проблем не дает возможности подняться комплексу по производству фосфора в Жамбылской области. Хотя за семь месяцев выпущено 9655 тонн желтого фосфора, 7020 тонн фосфорной .кислоты и 5415 тонн триполифосфата натрия, это составляет всего несколько процентов от производственных возможностей предприятий. Арест правоохранительными органами директора химического комплекса в Мангистауской области срывает его запуск после реконструкции.


Ничего пока не слышно об успехах павлодарских тракторостроителей. Хотя выпуск сельскохозяйственных тракторов увеличился по сравнению с соответствующим периодом 1999 года в два раза, их нынешний объем производства — 507 единиц вызывает только улыбку. Если в это число попали и трактора МТЗ, сборка которых из белорусских комплектующих была предусмотрена межправительственным соглашением, то итоги совсем печальные.


Пo-прежнему не решена проблема газоснабжения республики. Хотя магистральные газопроводы возвращены под контроль правительства, а объем транспортировки туркменского газа увеличивается, цены на природный газ на внутреннем рынке остаются на прежнем уровне. Хотя раньше за счет газа, полученного в качестве оплаты транзита по территории страны, проводилось удешевление топлива для казахстанских потребителей.


Под лежачий камень нефть не течет


Совершенно не справилось правительство с обеспечением внутреннего рынка нефтепродуктами. Для того, чтобы предположить рост экспорта нефти в ущерб внутреннему рынку, не надо быть семи пядей во лбу. Достаточно было посмотреть на Россию, где ножницы цен мирового и внутреннего рынков начали формироваться на 7 месяцев раньше по той простой причине, что настолько же раньше, чем тенге, «обвалился» рубль. Но в России руки у правительства не были связаны контрактами с иностранными инвесторами, и оно смогло быстро изъять часть сверхдоходов путем увеличения экспортных пошлин и тарифов на прокачку нефти.


Железная логика капиталистического рынка говорит, что его участники всегда будут стремиться обеспечить себе максимально возможную норму прибыли. Поэтому не удивительно, что все три казахстанских НПЗ остановились в период повышенного спроса на нефтепродукты. Это самый простой способ «задрать» цены. Естественно, к ним присоединились оптовые посредники и розничные торговцы. И нет смысла искать «заговор» и «злой умысел», как это делают сегодня чиновники из правительства. Даже если сговор был, его причиной стало не желание навредить стране, а здоровое желание заработать, которое, кстати, признается нашим государством и защищается Конституцией и законами.


Именно бездействие правительства, самоустранившегося от регулирования одного из товарных рынков, привело к нынешнему кризису. Чехарда с принятием и отменой постановлений о запрете на экспорт дизельного топлива и мазута не может считаться мерами по регулированию рынка. Они лишь косвенно воздействуют на удовлетворение потребительского спроса и не препятствуют скачку цен внутри страны. А утверждение правительством графика поставок нефти нефтедобывающими предприятиями республики на переработку не решает проблемы, а только консервирует ее, откладывает на будущее. Ибо внеэкономическое принуждение производителей, без покрытия их потерь от поставок на внутренний рынок, не может продолжаться бесконечно. Единственная эффективная меравведение квот на экспорт нефти, была отменена правительством под давлением крупных иностранных инвесторов и поддержавших их западных стран в начале этого года.


Не были использованы правительством и возможности государственного резерва по накапливанию запасов нефтепродуктов и их выбрасыванию на рынок в нужный момент. Национальная нефтяная компания «Казахойл» превратилась в обычную нефтедобывающую компанию, совершенно не ориентированную на проведение государственной политики и заинтересованной только в росте экспортных доходов. Только сейчас правительство додумалось о необходимости контроля затрат НПЗ и изучения контрактов с инвесторами на предмет увеличения поставок на внутренний рынок.


В общем, все действия правительства Касымжомарта Токаева в нефтегазовой отрасли предприняты по факту, в качестве меры реагирования. О каком-либо предвидений и тем более прогнозе нельзя даже говорить.


Бардак!


Критической становится ситуация в электроэнергетике. На сегодняшний день в республике наблюдается переизбыток мощностей. Они загружены на 30%. Конкуренция в отрасли приобрела нездоровый характер. Есть отдельные производители, которые предлагают электроэнергию по демпинговым ценам, только компенсирующим затраты на топливо и зарплату и даже не позволяющие выплачивать необходимые налоги. Этой зимой правительство допустило на внутренний рынок республики электроэнергию из Кыргызстана. Это не только «сломало» рынок на юге страны, но и привело к потере 3 кубических километров воды, приблизительно половины того, что необходимо сельскому хозяйству Кызылординской и Южно-Казахстанской областей в вегетационный период, и которые оно не получило.


Сдерживание тарифов на электроэнергию, тепло, воду, поставило под угрозу банкротства все предприятия отрасли, привело к тому, что инвесторы начали покидать Казахстан, пример тому «Трактебель». Встала полностью Жамбылская ГРЭС, работающая на природном газе и мазуте. Без нее невозможно будет обеспечивать устойчивое электроснабжение южных регионов в осенне-зимний период. А простой приведет к размораживанию станции строительной стоимостью миллиард долларов.


Что будет делать очередное правительство Казахстана через несколько лет, когда спрос на электроэнергию возрастет? Строить атомную станцию на Балхаше?


Ситуация сейчас напоминает 1991-1995 годы, когда цены .принудительно удерживались на низком уровне. В результате произошло массовое банкротство государственных предприятий и акционерных обществ, контролируемых государством, действовавших в энергетике. Правительство страны было вынуждено пойти на приватизацию имущественных комплексов ТЭЦ, ГРЭС, энергокомплексов, чтобы хоть как-то стабилизировать ситуацию. История повторяется, только теперь за счет инвесторов. Практически все предприятия, занимающиеся распределением тепла, воды, электроэнергии являются банкротами или стоят у этой черты. В некоторых областях сменилось уже по 3-5 операторов. Взамен обанкротившегося юридического лица создается новое, свободное от долгов, которое затем сменяется следующим и так, до бесконечности.


К зиме мы не готовы


Хотя правительство выпустило традиционное постановление о подготовке к зиме, она находится под угрозой. В два раза по сравнению с прошлым годом подорожало печное и моторное топливо, осенью вырастут тарифы на перевозку железнодорожным транспортом, в том числе угля. Смогут ли жилищно-коммунальные предприятия подготовиться к зиме, найти средства для создания запасов без поддержки правительства? Сомнительно. В прошлом году государство выделило из бюджета несколько сот миллионов тенге проблемным населенным пунктам на обеспечение устойчивого тепло, водо- и электроснабжения. Будет ли такая же поддержка в этом году и когда? Рост цен на нефтепродукты стронул розничные цены и тарифы на широкий круг товаров и услуг первой необходимости. Но в правительстве не обсуждается вопрос опережающей компенсации пенсионерам и другим лицам с фиксированными выплатами. Это опять будет сделано по факту.


Лукавишь, батенька


Правительство разработало программу восстановления предприятий и создания рабочих мест. По отчету с начала года возобновили работу 115 предприятий и получили работу 20 тысяч человек. Эти цифры вызывают сомнения, поскольку на недавнем совещании с участием президента министр энергетики, индустрии и торговли не смог назвать число стоящих промышленных предприятий.


Конечно, если сравнивать 20 тысяч дополнительных рабочих мест с количеством официально зарегистрированных безработных, результат работы правительства Касымжомарта Токаева впечатляет. А если сравнить с числом всех безработных, а это от 800 тысяч до миллиона человек, то результат смотрится совсем по-другому. Тем более что существует определенная бюрократическая хитрость по оценке эффективности программы. Она определяется на основе числа созданных рабочих мест. А ведь возможно, что за забором запущенного предприятия, закрывается другое и увольняет в несколько раз больше людей, чем принято на первое. Чтобы показатель действительно отражал работу правительства, нужно оценивать прирост рабочих мест в регионе.


Любовь зла


Интересно ведет себя правительство и в защите национальных интересов страны перед иностранными инвесторами. Еще не забыты действия премьер-министра Касымжомарта Токаева и его заместителя Даниала Ахметова по лоббированию американской компании «Аксесс Индастриз» в Павлодарской области. Дело закончилось тем, что зарвавшийся инвестор был вынужден отказаться от возмещения ранее уплаченных в местный бюджет сумм налога, а правительство сделало вид, что ничего не происходит, и скорректировало ранее подписанное постановление. Вряд ли другое правительство позволило бы другой американской компании диктовать Казахстану порядок и сроки банкротства Восточно-Казахстанских электрораспределительных компаний в интересах самой АЕС.


Эта статья первая из цикла материалов, посвященных деятельности правительства Токаева. Продолжение читайте в следующих номерах.

Деловое обозрение «Республика»,
№ 14 (49), 24.08.2000 г.


Новости партнеров

Загрузка...