Оппозиция и власть на равных, потому что далеки от народа и не выражают его волю.

Именно поэтому нужен Национальный диалог

Нужен ли в нашей стране Национальный диалог между оппозицией и властью? Такой вопрос в канун объявленных властью политических консультаций между партиями и властью крайне актуален. Чего ждут от этого представители политических партий и общественных объединений? С чем они идут на такой диалог, который был предложен Форумом демократических сил Казахстана, куда входят практически все партии и движения республики?


Ответить на эти вопросы мы попросили ряд известных политиков.

Газиз Алдамжаров, заместитель председателя Республиканской народной партии Казахстана (РНПК):


— Понимаете, в любом государстве не бывает всем довольных людей. Любое государство старается нейтрализовать небольшие трения между обществом и властью. Любая власть, когда появляется какое-то явление, старается принять какое-то решение, чтобы оно не обрело политическую форму.


Общество давно требует от власти решения наболевших проблем. Сама по себе идея Национального диалога есть цивилизованный метод решения проблем, которые есть у нас в обществе. У нас ведь масса проблем, требует изменений Конституция. Каждый должен понять, что когда находится компромисс, когда стороны идут на взаимные уступки, то общество развивается дальше. Нерешенные проблемы тормозят развитие. Власть сегодня сама по себе тормозит развитие общества. Скажем, у нас действует Конституция, принятая в 1995 году, когда сама власть еще не знала, какое государство строить, что нас ожидает впереди. В 1995 году случилось большое падение экономики. Принятая Конституция соответствовала тому времени, тому настроению, тому менталитету, который тогда существовал. Но за эти пять лет многое изменилось. Появилось в определенной степени терпимое отношение людей к богатству, мы смирились с появлением на улицах людей, которые просят подаяние.


Вопросы, возникающие в обществе, надо решать путем переговоров — Национального диалога в данном случае. Введение Национального диалога не предполагает унижение той или иной стороны. Национальный диалог предполагает встречу равных сторон, которые обсуждают те проблемы в обществе, которые сегодня имеются. Одна сторона вносит свое решение проблем, другая сторона выслушивает и говорит — принимает она эти предложения или нет. Все.


Мы уже передали полные комплекты подготовленных материалов по различным вопросам, в первую очередь реформирующие законодательство. Мы направили эти документы парламентариям на имя председателей обеих палат, президента. Прежде всего мы предлагаем внести изменения в Конституцию. Конституционные изменения касаются многих сторон, начиная с ответственности президента и включая перераспределение полномочий между президентом и представительной ветвью власти, восстановление Конституционного суда, совершенствование выборного законодательства. Мы подготовили свои проекты законов “О местном самоуправлении”, “О земле”. Иными словами, мы свое мнение обосновываем конкретными предложениями. Мы хотим, чтобы любая борьба шла на уровне интеллекта. Не надо эмоций, митингов – такое время прошло. Я думаю, что власти только выиграют от того, что пойдут на настоящий цивилизованный обмен мнениями с оппозицией. Мы готовы внести свои предложения не только по земле, местному самоуправлению и изменению Конституции, но и законопроекты, направленные на развитие, скажем, банковской системы. Мы готовы сотрудничать и в подготовке программы новой промышленной политики. У нас есть свое мнение по развитию сельского хозяйства.


Если власти не примут наши предложения, то от этого больше пострадает народ. Сегодня РНПК, хотя нас и подают как радикальную партию, не выставляет крайних политических лозунгов типа “Долой!”. Мы выражаем чаяния масс: то, о чем мы говорим, давно созрело в обществе. Мы хотим диалога власти с нами, как с людьми, выражающими настроения народа, людьми, имеющими определенный жизненный опыт, людьми, которые принимают участие в политической жизни.


Проблема в том, чтобы начать диалог. Главное – попытаться найти компромисс для решения болевых точек. Если мы не правы, докажите.


В связи с этим мне не совсем понятно заявление партии “Азамат”. Если в стране не существует оппозиции, как утверждают лидеры этой партии, представляющие сегодня только себя, то с кем борется власть? Почему тогда создано целое подразделение в системе КНБ для борьбы с инакомыслием? Власть закрывает наши газеты, закрывает в СИЗО и тюрьмах наших людей, лишает работы, подставляет их с помощью сексотов – все эти факты говорят о том, что оппозиция существует. Может ли Петр Своик, как политик и сопредседатель партии, которой не существует, судить о других партиях? Он может судить о своей партии, а о другой партии он судить не может. 10 тысяч членов нашей партии говорят сами за себя.

Сейдахмет Куттыкадам, лидер движения “Орлеу”:


— Национальный диалог, конечно, нужен, но только при соблюдении определенных условий. Прежде всего требуется серьезное отношение к этому власти — иными словами, необходимо, чтобы власти признали наличие оппозиции, чтобы произошла как бы легитимизация оппозиции со стороны власти. Затем, чтобы этот разговор был на равных. Сегодня тот вариант, который выдвигает власть для начала такого диалога, я считаю, не приемлем, и об этом я уже сказал на заседании Форума. Я и многие мои коллеги, как я понял, готовы к диалогу только в том случае, если встреча оппозиции и власти будет рассматриваться только как первая фаза. На втором этапе мы должны встречаться с представителями власти более высокого уровня, там должны быть уже два спикера или премьер-министр. В третьем этапе обязательно должен принять участие сам президент, потому что в нашем государстве без решения президента все остальные решения находятся под вопросом, писаны вилами по воде. Вот только при соблюдении этих требований имеет смысл разговаривать всерьез.


С другой стороны, конечно, нельзя отказываться от участия в диалоге вообще, как предлагают иные представители нашего Форума, которые вообще отметают идею любого диалога, отказываясь говорить с властью. Нет, говорить надо. Но при соблюдении тех условий, о которых я сказал.


Страна сейчас находится в катастрофическом положении, народ тоже. И тут без совместных усилий уже ничего не сделаешь. Власть доказала, что она не способна изменить что-либо, к сожалению, оппозиция тоже слаба и ничего не может сделать. Народ остается в стороне, всеми забытый. Только совместными усилиями еще что-то можно предпринять. Я считаю, что Национальный диалог возможен при соблюдении следующих условий: чтобы власть прекратила все безобразия в отношении оппозиции, преследование оппозиции, независимых СМИ. Такими должны быть предварительные условия разговора. А затем уже можно ставить требования по реформе экономики, реформе политических структур и т.д. Конечная цель — изменения в Конституции, изменение избирательной системы.


Эти вопросы надо рассматривать постепенно и приходить к совместным решениям. Но без диалога мы сейчас в нашей стране ничего не сделаем. Если помните, раньше я категорически был против диалога (год-два назад), потому что была другая ситуация. Власть не была готова к такому разговору. А сейчас и власть, и оппозиция оказались в тупике, мы все — в тупике. Стагнация колоссальной силы. Парадокс в том, что у нас нет экономических преобразований. Самое главное, что власть не понимает – в тех условиях, когда со всех сторон на Казахстан валятся угрозы (смотрите, что делается с Россией сейчас, что происходит в Кыргызстане, Узбекистане и Таджикистане, это очень серьезные внешние факторы), должна быть консолидация, а этого не происходит. Без внутренней консолидации ничего нельзя сделать, а внутренняя консолидация может произойти только тогда, когда будет первичный диалог.


Диалог – первый шаг к решению, которое надо принимать, и поэтому я считаю, что Национальный диалог необходим.

Евгений Жовтис, исполнительный директор Казахстанского международного бюро по правам человека и соблюдению законности:


– Национальный диалог – это, наверное, возможность впервые в истории суверенного Казахстана сесть за стол переговоров, за стол консультаций различных политических сил. Это — возможность первый раз выслушать власти тех, кто с ней не согласен, кто видит по-другому пути построения правового развитого государства. Учитывая, что у власти тоже не все получается, что продолжает увеличиваться огромное количество социально-политических, экономических проблем, подобного рода диалог позволит поискать разумные пути для выхода. Во-вторых, он позволит выйти из тупика, когда власть и оппозиция – два антагониста, где один, используя властные полномочия, пытается “замочить” другого с помощью всех возможных средств. Третий момент заключается в том, что Национальный диалог должен зафиксировать статус-кво. Статус-кво означает следующее: власть говорит, что оппозиция слаба, что у нее нет сил, социальной базы, что у нее нет ресурсов и что вообще ничего конструктивного она не предлагает. Одновременно оппозиция говорит, что власть коррумпирована, не пользуется поддержкой народа, что власть создала проблемы в стране, что власть не строит демократического правового государства и что в конце концов она нелегитимна, потому что была избрана не на легитимных выборах. Самое интересное, что в этой ситуации никто ничего изменить не может. Власть – такая, какая она есть, и она не изменится. Оппозиция есть такая, какая она есть, и другой у нас нет: и не появится. Не стоит на это рассчитывать. Да еще власть пишет: “Вот бывшие, которые хотят брать…”. Но другого выхода нет, если страна хочет нормальную политическую систему и развиваться более-менее стабильно, то такой диалог между теми, кто имеется, является одним из исходных и непременных условий начала выздоровления в политическом смысле.


Я иду на этот Национальный диалог (несмотря на то, что я сопредседатель Форума демократических сил) не как политический деятель, а как общественный, как человек, который не стремится к власти, но стремится оказать любое возможное влияние на то, чтобы процессы, которые двигали бы Казахстан в сторону правового демократического государства, шли вперед, а не назад. И последнее, чего я жду от такого диалога? Я все-таки жду, что у власти хватит здравого смысла и разума на то, чтобы не пытаться превратить диалог в монолог и не пытаться сделать из диалога некий фасад, ширму в декоративных целях. Потому что это еще больше дискредитирует Казахстан в глазах международной общественности.


Национальный диалог – один из сильных инструментов, который позволяет обществу превращаться в более стабильное, более развивающееся. Это только начало, и вопрос, будет ли, насколько долго, в каком формате, насколько власть пойдет навстречу, насколько готовы обе стороны – и власть и оппозиция – к уступкам. Сегодня часто говорят, что оппозиция слаба и стоит ли власти с ней разговаривать, когда она никого не представляет. Если быть честными, то сейчас никто никого не представляет: ни элита, ни контр-элита, ни те, ни другие. Если взять любой социологический опрос, то совершенно очевидно, что люди отчаялись, устали. И от этой безысходности и усталости не верят ни тем, ни другим. Поэтому политическая элита и контр-элита, существующие в Казахстане, — реальность, которая не сталкивается, и поэтому не стоит особо упирать на то, кто кого представляет (мы знаем, как составляются эти цифры на выборах). Мы должны все это оставить в стороне и понять, что все эти политические деятели в определенной мере составляют политическую контр-элиту, можно как угодно к ней относиться, но она такая, какая она есть, как и власть. Нужно искать выходы из этого положения, завоевывать доверие людей опять и, возможно, Национальный диалог с конструктивными предложениями, двусторонним контактом, разумным поиском выхода из ситуации, плодотворными идеями по реформированию политического устройства общества, изменения законодательства, политических институтов, практики и т.д. позволит шаг за шагом (это самое сложное – процесс завоевания доверия людей) потихонечку заставить говорить о том, что все-таки в этом государстве что-то меняется. Эти процессы уже начались, и, дай Бог, чтобы мы связывали их с теми людьми, которые сейчас пытаются начать Национальный диалог.


Я думаю, что, если исходить из геополитических реалий дня, Казахстану как никогда требуется внутренняя консолидация общества и стабильность. И стабильность эта должна быть не в заклинаниях власти и не в бумажных каких-то элементах, она должна быть истинной. И лучшей стабильности, чем переговорный процесс, поиск компромиссов не на площадях, а в кабинетах, не бывает. Такой процесс с достаточно четкими позициями обеих сторон дает возможность движения вперед. Он даст Казахстану возможность выиграть не только внутриполитическую стабильность, вернуть доверие народа, но и заработать очки и на внешнем политическом рынке. Власти предоставляется блестящая возможность продемонстрировать международному сообществу некое цивилизованное развитие, и в некотором смысле это как бы гарантия как стабильности, так и безопасности.

Серикболсын Абдильдин, первый секретарь Компартии Казахстана, депутат мажилиса:


— В принципе, диалог нужен всегда. Само название “Национальный диалог” придает емкость такому разговору, задает формат встреч. Речь идет о том, что есть расслоение общества, разделение политических сил, формируется оппозиция, и партия власти расписалась в своем бессилии по той причине, что потерян большой экономический потенциал. Народ живет из года в год все хуже и хуже, поэтому нужны какие-то силы, которые могли бы в определенной степени влиять на принятие решений в государстве. Сейчас все это замкнуто на одном лице. Ошибочность сосредоточения всей власти в одних руках при демократизации общества и при переходе к рыночной экономике совершенно очевидна. Мы об этом говорили не раз. Поэтому, я думаю, что диалог должен взять на себя часть нагрузки общества и работы на выздоровление положения дел в стране. Это, во-первых. Во-вторых, диалог нужен, потому что, как показали прошедшие выборы, общество потеряло вообще не только свое состояние, но лишило граждан права голоса. Не имеет значения, кто за кого голосовал, сколько голосов кто собрал — все фальсифицируется, и обществу подается искаженная информация. И здесь диалог нужен по простой причине, что надо принимать законы о демократизации власти, создавать механизмы, чтобы данные законы работали во время выборов. Начнем с того, что исполнительная власть должна быть подотчетна перед народом, а потому необходимо ввести выборы акимов. Мы не исключаем выборов и в правоохранительных органах. Что касается выборов представительных органов, то сегодня это — ширма, поскольку нет самостоятельных, независимых депутатов. Их очень мало. Получается, что и парламент назначаем. Вот эти две причины дают мне возможность сказать, что Национальный диалог необходим.


Диалог надо начинать с представительной высоты, то есть мы настаиваем на встрече с человеком, который решает вопросы, а не с теми, кто ограничится разговорами.


Компартия принимает участие в Национальном диалоге для того, чтобы заставить власть объявить народу, какое государство власть намерена строить. Второе – политический строй. Третье – внесение изменений в Конституцию в связи с вышесказанным. Я считаю, что это довольно весомые вопросы, и для того, чтобы пойти на уступки, Нурсултан Назарбаев должен иметь политическую волю.

Новости партнеров

Загрузка...