Генштаб повинен в развале Советского Союза. Генштаб может разрушить и Россию.

Война — слишком важное дело,

чтобы доверять ее военным.


Жорж Клемансо.


Не все знают, что в развал СССР значительный “вклад” внесли военные, а именно — генералитет Генштаба, как наиболее агрессивная и влиятельная часть военной верхушки. При этом отрицательная заслуга Генштаба проявлялась как минимум в двух направлениях: во-первых, в военно-экономической сфере стране была навязана неподъемная гонка вооружений; во-вторых, в военно-политической сфере страна была втянута в непосильную войну в Афганистане. Оба эти фактора в совокупности оказали обратное самоубийственное политэкономическое воздействие на и без того одряхлевший и тяжело дышавший государственный организм.


В сегодняшней России Генштаб вновь выходит на авансцену политической жизни. Тому есть несколько объективных причин.


Причина первая. Война в Чечне вывела российский генералитет на политическую арену как минимум по двум направлениям. Во-первых, Генштаб вынуждает российскую власть вести эту войну только до победного конца. При этом он ясно дает знать, что второго предательства со стороны власти, подобного хасавюртовскому сговору с мятежной Чечней, он не допустит. Власть вынуждена была поддаться этому нажиму. Во-вторых, Генштаб дает знать, что, возможно, военную силу будет необходимо применить и в других северо-кавказских районах.


Причина вторая. Политические реформы Путина, направленные против олигархов и местной знати, вызвали со стороны последних вполне определенное недовольство путинской властью. В связи с этим политическая роль Генштаба неизмеримо возрастает. Ибо если Березовскому удастся, с одной стороны, объединить олигархов с регионалами, а с другой стороны, “купить себе” Генштаб, то тогда угроза военного переворота в России мгновенно превратилась бы из разряда абстрактного и только теоретически возможного в разряд реально возможного и даже необходимого. Поэтому мы видим, что в последние месяцы Путин активно заигрывает с военными, и в первую очередь с Генштабом, старается приблизить его к себе и таким образом держать на коротком “поводке”, чтобы в будущем в борьбе с регионалами и олигархами при необходимости можно было бы опереться на помощь военных. Но за эту свою поддержку генералитет уже сегодня требует от Путина политического вознаграждения и… получает его в виде кресел нововводимых генерал-губернаторов или в виде поддержки в борьбе за пост губернатора города.


Причина третья. Трагедия, разыгравшаяся в Баренцевом море, с необходимостью вывела на непосредственную политическую арену, в том числе и международную, российскую военную верхушку, правда, в самом неприглядном свете. Но парадокс заключается в том, что сложившиеся особенности во внутрироссийской политической жизни сегодня не дают возможности Путину справедливо покарать всю военную верхушку, повинную в свершении этой трагедии. Более того, противоестественным следствием произошедшего может явиться то, что Генштаб, который является главным виновником этой трагедии, в последующем только укрепит свои позиции и влияние на политическую власть.


Все это, вместе взятое, дает основание утверждать о реально существующем непомерно большом влиянии Генштаба на политическую власть.


Вместе с тем нельзя не учитывать и причины субъективного характера, которые имеют свойство объективизироваться и таким образом способны оказать решающее воздействие на политику.


При этом о министре обороны речь здесь не может идти, так как он является политическим трупом. Речь в первую очередь должна идти о начальнике Генштаба.


Путин сегодня не может отправить в отставку Анатолия Квашнина, так как еще неизвестно, как поведет себя при этом донельзя амбициозный Анатолий Квашнин, который рассчитывал вскоре занять кресло министра обороны.


Если же Путин отправит в отставку маршала Сергеева и министром обороны назначит Квашнина, а козлами отпущения определит только нижестоящее командование, то тогда, с одной стороны, все равно ему не избежать возникновения недовольства среди генералитета, а с другой стороны, Квашнин, если он завтра станет министром обороны, получит почти неограниченную военную власть, так как при этом его влияние на Генштаб будет оставаться почти на сегодняшнем уровне, если не больше. Все это, особенно с учетом резкого падения авторитета Путина прежде всего среди военных, будет делать достаточно значимой фигуру Квашнина в политическом отношении и отчасти непредсказуемой.


Невоенному человеку (как Путин), может показаться, что, например, сегодняшний начальник Генерального штаба российских вооруженных сил Анатолий Квашнин является глубоким профессионалом, “элитным офицером”, по терминологии Лебедя. Но это далеко не так! Во-первых, Квашнин по военному происхождению — всего лишь “двухгодичник”, то есть стал офицером после окончания политехнического института. Во-вторых, он не является и военным гением. Последнее уж слишком очевидно. Поэтому, вероятнее всего, что правы те, кто, внимательно отслеживая военную карьеру Квашнина, утверждает, что у него была “волосатая лапа”, которую не было видно (для тех, кто не хотел или не смел видеть!), но которая делала свое дело. Правда, известно, что непосредственным его военным опекуном до августа 1991 года был тогдашний министр обороны СССР маршал Язов. Однако и сам Язов при этом исполнял волю других. Действительно, слыхано ли в годы застоя, чтобы вчерашний студент через девять лет службы после окончания института (из них три года проучился в военной академии им. Фрунзе) стал бы командиром полнокровной танковой дивизии, самого боевого соединения в Среднеазиатском округе. Это он организовал марш-бросок российских “голубых беретов” в сербский город Приштино. Уже тогда вдумчивые военно-политические аналитики говорили о том, что российский Генштаб тем самым продемонстрировал непонимание военно-политической обстановки, но зато засветил свое военное пижонство, самоуверенность, агрессивность и амбициозность. Именно не профессионализм, а перечисленные негативные качества, которые в полной мере присущи Квашнину, проявились в истории с атомной подводной лодкой “Курск” таким чудовищно-трагическим образом. Квашнину в его борьбе за пост министра обороны позарез нужна была победоносная война хотя бы в виртуальной действительности, но даже и в этой виртуальной войне он сумел обречь на ненужные, неоправданные, но на реальные ужасные жертвы 118 человеческих жизней.


К сказанному необходимо также добавить и следующее.


Нравственная атмосфера в российском Генштабе является достаточно неприглядной. Так, не каждый из генералов Генштаба до сих пор прочувствовал личную моральную ответственность за “сдачу” Советского Союза. Более того, большинство из них тотчас же бросились целовать руки Борису Ельцину – главному исполнителю злой воли по разрушению СССР — и таким образом всего лишь за господскую милость и за “чечевичную похлебку” совершили акт государственного предательства. Но самое страшное, что, так и не научившись как следует воевать, они зато прекрасно научились тому, чего необходимо было бы стыдиться и избегать, а именно — лгать. А чего только стоит лживый доклад морского генералитета, который, уже зная о трагедии с “Курском”, тем не менее докладывал, что не произошло никаких чрезвычайных происшествий?


Следует также учитывать, что характерным морально-психологическим признаком генералитета Генштаба является агрессивное отношение к Западу и высокомерие по отношению к партнерам по СНГ.


Об интеллекте генералов российского Генштаба гадать не приходится, так как он ниже всякой критики. Причиной тому является, с одной стороны, влияние плутократии, коррупционности и клановости на систему отбора высших военных кадров, вследствие чего по-настоящему талантливые офицеры не могут, как правило, преодолеть полковой уровень, а генеральские должности занимаются другими (анекдот из военной жизни: почему генерал не может стать маршалом? А потому, что у маршала есть свой сын!). С другой стороны, причиной интеллектуальной слабости генералов российского Генштаба является отсутствие у них прочных мировоззренческих и методологических оснований, что формирует у них психологию и идеологию временщиков, низких карьеристов и корыстолюбцев.


Сегодня уже трудно сказать, что является причиной, а что следствием: является ли причиной трагедии с моряками-подводниками тупость, помноженная на агрессивность, безответственность, трусость и лживость генералитета или эта трагедия сделала из этих генералов мерзавцев и шкурников.


В военно-политической деградации, как в фокусе, проявляется вся тупость и аморальность генералитета российского Генштаба. Так, главным политическим проявлением интеллектуальной недостаточности российского Генштаба является то, что он до сих пор никак не может правильно определить, с кем и против кого России следует дружить, что в военно-политической практике должно выкристаллизовываться в создание необходимых военно-политических союзов. Именно Генштаб подсовывает Путину предложения по налаживанию стратегических отношений то с Северной Кореей, то с Ираком и т. п. Именно Генштаб повинен в первую очередь в том, что до сих пор российская военная политика не имеет военно-политического компаса, и она подобна ядерному кораблю, движущемуся без знания своего местоположения и направления движения, не говоря уже о цели движения.


Что же касается видимого наукообразия и военно-политической корректности российской военной доктрины, то этот документ никого из серьезных аналитиков не может обмануть, ибо его военно-политически-рекламная сущность очевидна. Но реклама эта – недобросовестная, ибо в ней желаемое выдается за действительное.


Российскому Генштабу и невдомек, что затеянная им борьба с министерством обороны кроме бюрократического значения имеет еще и политическое значение и при этом не только внутри страны, но и в международном масштабе. Не зря во время встречи «восьмерки» на Окинаве лидеры остальных государств – участников этой встречи осторожно справлялись у Путина о том, завершилась ли благополучно эта межведомственная борьба.


Генералитет российского Генштаба по своей тупости даже не подозревает того, что их бездуховность, циничная безнравственность, антигуманность и жестокость по отношению к подчиненным имеют не только сугубо личное значение, но и значение военно-политическое. Сверх того — даже политическое! Они до сих пор пытаются копировать своего кумира маршала Жукова даже в худших проявлениях последнего, когда тот, бывало, чтобы разминировать местность на направлении главного удара, посылал пехоту в атаку. Эти генералы не понимают того, что мировое сообщество, особенно в связи с трагедией в Баренцевом море, поняло и ужаснулось от осознания того, что сегодняшние российские генералы продолжают бездушно относиться к российским солдатам как к бессловесной скотине, которую можно и должно легко привести в жертву ради сохранения пресловутых военных секретов.


С учетом вышеперечисленных объективных и субъективных факторов, имеющих прямое отношение к российскому Генштабу, вовсе не является противоестественным допущение (при возникновении соответствующих условий) возможности его прямого вмешательства в политику, то есть о возможности военного переворота в России.


Военный переворот, если он случится в России, вполне может загнать ее в исторический тупик, то есть окончательно развалить Россию. Дело в том, что командный стиль в экономике в сегодняшней России был бы оправдан в определенной степени, если бы командные головы содержали в себе достаточно разумную мысль. Но по тому, как сегодняшний российский Генштаб даже в процессе военного строительства хочет развалить самый боеготовый вид вооруженных сил, ракетные войска стратегического назначения, — а затеянные им военно-морские учения и последововавшая за ними трагедия лишь подтверждают это, — об особой разумности сегодняшнего российского Генштаба говорить не приходится.


Что же касается Запада, то сегодня совершенно очевидно, что он ничего так более всего не желает, как отстранения Путина от власти, как дальнейшего развала России. Это особенно видно по США, где Джордж Буш-младший рвется к президентской власти под лозунгом об обещании доделать то, что логически вытекает из деяний его отца – Джорджа Буша-старшего, который добился развала Советского Союза. Поэтому волна критики на Западе в адрес Путина будет все нарастать, и одновременно будет оказываться любая необходимая помощь тем же березовским и регионалам в их борьбе против федерального центра. А если случится военный переворот, то Запад только поморщится, но не отвернется от участников переворота.


Что же касается Путина, то для того чтобы исключить прорастание ростков бонапартизма в военной среде, следовало бы: во-первых, отправить в отставку маршала Сергеева; во-вторых, назначить Квашнина министром обороны; в-третьих, тут же сделать должность министра обороны гражданской и основательно разделить функции Минобороны и Генштаба; в-четвертых, хорошенько проредить российский Генштаб; в-пятых, назначить толкового, порядочного и преданного генерала на должность начальника Генштаба; в-шестых, создать ядерную триаду из ядерных сил ВМФ, ВВС и РВСН, где последние в силу своей живучести (просторы России!), возможности обеспечения сохранности секретов и эффективности возможного ядерного возмездия должны находиться в приоритетном положении.


Понятно, что все перечисленное будет означать реформирование вооруженных сил. Но все эти реформы будут носить формально-технический характер, если не удастся коренным образом повернуть военное начальство лицом к личному составу. А для этого в первую очередь самому Путину нужно не декларировать, а реально стать пронародным президентом и таким образом вернуть утраченное доверие к нему со стороны российского народа. Однако для этого ему необходимо срочно прекратить быть серенькой мышкой, а надо поумнеть, помудреть, если хотите, покрупнеть (хотя бы в образе мыслей!). Мышь, вылезшая даже из кабинета работника ФСБ, не может долго безнаказанно находиться в царской ложе льва! Надо самому становиться мудрым, бесстрашным и могучим львом. Или таким, как Петр Первый!

Новости партнеров

Загрузка...