Текст выступления на “круглом столе” ОБСЕ

Астана                                                                                                      2 сентября 2000 года


Уважаемые участники!


Наша встреча назрела, такого в истории Казахстана еще не было, и наш долг сделать все для ее успеха.


Тем более что опасностей не использовать этот беспрецедентный шанс, к сожалению, более чем достаточно. И первая из них, с которой нам предстоит справиться, это собственно тема обсуждения, с чего я и хочу начать.


Заранее ясно: то, с чем сели за этот “круглый стол” многие из участников, трудно уместить в предложенную ОБСЕ тему, ограниченную совершенствованием избирательного законодательства. Выход же за эту тему на поле общей политической дискуссии гарантировано ведет наш разговор в тупик.


С одной стороны, сам факт проведения “круглого стола” под эгидой авторитетнейшей международной организации, непосредственно в столице Казахстана, так сказать, на поле самой власти, и в партнерстве с представителями партий, которым избиратели якобы не оказали доверия, есть само по себе официальное признание сделанной ОБСЕ оценки прошедших выборов как недемократических. Но следует ли из этого, что те меры совершенствования избирательного законодательства, о которых мы с вами здесь попытаемся договориться, можно будет наделить обратной силой и как-то “поправить” ту представительную власть, которую мы сейчас имеем? Ясно, что это нереально.


Однако тогда теряет актуальность и приобретает совсем другой смысл сам разговор о корректировке избирательного законодательства, поскольку до следующего его применения остается более четырех лет, а за этот срок в наше бурное время еще много чего случится. Возникает вопрос: не есть ли такое “размахивание кулаками после драки” изощренный способ как раз легитимизировать, задним числом, казахстанские выборы ко “всеобщему” удовлетворению – ОБСЕ сохраняет лицо, а депутаты как бы отмывают свои мандаты.


Говорю это как раз для того, чтобы заявить: предложенная ОБСЕ повестка встречи актуальна и работоспособна, разговор об избирательном законодательстве с конструктивным итогом вполне возможен. При одном условии: если мы действительно докопаемся до сути: что же такое на самом деле есть наша избирательная система.


Все понимают, что демократические выборы есть не сама демократия, а только инструмент, хотя и важный, ее осуществления. Одно дело, если в Казахстане демократия строится, но только вот избирательный инструментарий пока не совершенен. Тогда мы могли бы подробно и плодотворно обсудить, как нам его подтянуть к стандартам демократических стран.


К сожалению, дело обстоит гораздо драматичнее. Мы, демократическая партия “Азамат”, квалифицируем избирательную систему Казахстана не как некий отстающий элемент транзитного, как часто его называют с высоких трибун, государства. Напротив, мы считаем, что реформы в Казахстане уже завершились, с образованием новой, относительно устойчивой и внутренне сбалансированной политико-экономической системы, в которой действующее избирательное законодательство, как и все избирательные комиссии, составляют органическую, необходимую и хорошо отлаженную часть.


Сегодняшний Казахстан – это симбиоз суперлиберальной экспортно-сырьевой экономики и сохраненной вертикали авторитарной власти. С точки зрения экономики, мы – уже состоявшаяся часть западной цивилизации, ее сырьевой придаток, полностью частный, открытый для мировых цен и универсальной валюты – доллара. Но с политической точки зрения наш строй – антипод западной цивилизации, ни практически, ни ментально не принимающий идеи строительства государства на принципе разделенных и реально избираемых населением властей.


Поэтому демократия в Казахстане декларируется, и даже существует в придаточных формах, но лишь постольку, поскольку мы, находясь уже, так сказать, по уши в мировом рынке, не можем напрямую отвергать те политические принципы, которые исповедуют задающие правила этого рынка развитые страны.


Соответственно, сущностное предназначение нашей избирательной системы – это создавать такие представительные органы власти, которые бы лишь демократически обрамляли исполнительную вертикаль, никак не посягая на ее полновластие. Это достигается через очень простое ноу-хау – полный контроль исполнительных властей над кадровым составом избирательных комиссий по всей вертикали. Что и закреплено в действующем законодательстве, а остальное – второстепенно.


Могут ли избиркомы в таких составах обеспечивать честные выборы и выдавать мандаты действительно получившим большинство голосов? Разумеется, могут, такие выборы тоже случаются в Казахстане, и какая-то часть нынешних парламентариев действительно представляет своих избирателей. А могут ли эти же избиркомы фальсифицировать результаты голосований, исполняя некий властный заказ? Ответ очевиден: могут, в любой требуемой степени, вплоть до выдачи мандата человеку, получившему 1 процент голосов вместо получившего 99-процентов. Законодательство и вся избирательная практика дают им 100-процентные возможности для этого, и утверждать обратное – значит, не уважать ни себя, ни своих оппонентов.


Повторю, поскольку это принципиально важно: с позиций той государственной системы, которая сформирована за годы реформ, сегодняшняя избирательная практика необходима и достаточна, именно она есть залог политической устойчивости нынешней власти, и улучшать в ней нечего. Иное дело – насколько эффективна и устойчива эта власть и какие изменения, включая избирательное законодательство, необходимы во избежание никому не нужной дестабилизации.


Гибрид суперрыночной экономики и сверхпрезидентского правления лишь на первый взгляд выглядит неестественным. По-своему он вполне жизнеспособен, как жизнеспособны, например, мулы – помесь осла и лошади. Это здоровые и полезные животные, на них можно ездить или, скажем, возить воду. Однако мулы сами уже не могут размножаться и давать потомство — так и наша политическая система не имеет механизмов демократического самовоспроизводства.


А это крайне опасно, поскольку власть крепка лишь отсутствием сильных оппонентов, но слаба потерей авторитета и доверия в обществе. Вызовов же, способных нарушить нынешнюю относительную политическую устойчивость, более чем достаточно — от вторжения нарко-фундаментализма и до перспективы кризиса доллара и падения сырьевых цен.


Поэтому мы обязаны поторопиться в переходе от верхушечно-показушной демократии к строительству ее основ, и в связи с этим партия “Азамат” предлагает связать разговор о реконструкции избирательной системы с проблемой строительства в Казахстане местного самоуправления.


Наши аргументы таковы:


Прежде всего это придает ясный смысл собственно предложенной ОБСЕ теме “круглого стола”. Ведь выборы местного самоуправления – это единственный, так сказать, оставшийся политический туннель, в котором власть и оппозиция могут совместно двигаться, рассчитывая увидеть свет в его конце. В Конституции есть так и не реализованная статья 89 о местном самоуправлении, соответствующий закон все равно надо принимать, выборы проводить. Вот к ним-то и надо “привязывать” поправки к избирательному законодательству.


Во-вторых, местное самоуправление – это не просто один из институтов современной демократии, который Казахстан может вводить или не вводить, раньше или позже, полностью или частично. Современная западная цивилизация выросла из самостоятельности приморских городов-государств, тогда как континентальные цивилизации наследуют традиции централизованных военных деспотий. Вся шеститысячелетняя история организованного человечества есть история сравнения двух этих разных типов строительства политических, экономических и религиозных государственных конструкций: “снизу-вверх” или “сверху-вниз”.


Поэтому местное самоуправление для нас, во всех смыслах, — принципиальный рубеж, как бы водораздел между двумя разными политико-экономическими системами, двумя разными типами гражданского и государственного мировоззрения. Если очевидные риски введения местного самоуправления (как-то: опасения потерять управляемость государством, допустить к власти популистов, экстремистов и сепаратистов, “неготовность” населения) принимать за аргументы против него в принципе, Казахстану предстоит оставаться в диком рынке и трайбализме, в роли сырьевой и культурной периферии.


Но если мы договоримся, что городское самоуправление принципиально необходимо Казахстану, тогда сразу возникает очень непростой, длительный и дорогостоящий проект, в котором необходима консолидация всех ресурсов власти, казахстанского общества и наших международных партнеров.


Наконец, есть и третий важный аргумент, заключающийся в том, что именно самоуправление, учрежденное и избранное по стандартам ОБСЕ и при его участии, способно разорвать порочный круг нарастающей все последние годы общей нелегитимности и стать прочным фундаментом, на котором можно будет постепенно обновлять и прочие конституционные институты.


Не буду иллюстрировать эту мысль перечислением случаев, когда важнейшие политические события в Казахстане, включая изменения Конституции, сопровождались отклонениями от ее же норм. Приведу лишь один пример, имеющий самое прямое отношение к теме избирательного законодательства.


Как известно, накануне последних парламентских выборов в Закон “О выборах” были внесены изменения, заслужившие, кстати, положительную оценку ОБСЕ. В том числе появилась новая редакция статей 13, 15 и 17, изменяющая как численный состав территориальных, окружных и участковых избирательных комиссий, так и способ их формирования. Если раньше Закон поручал акимам напрямую образовывать соответствующие комиссии, то после 6 мая 1999 года они должны были утверждаться вышестоящими комиссиями по представлениям акимов. Понятно, что и новый порядок оставляет все комиссии под полным контролем властей, но юридически это абсолютно элементарно: была введена совершенно новая процедура, в соответствии с которой Центризбирком обязан был организовать переоформление составов всех комиссий. Однако он этого не сделал, из чего вытекает совершенно скандальный, но однозначный с позиций закона вывод: выборы в парламент и маслихаты не имеют юридической силы — как проведенные комиссиями, утратившими свои полномочия!


Вспомним, какими скандалами сопровождались выборы сенатора и мажилисменов в Алматы. А каково к этому добавить, что все делалось под крышей городской избирательной комиссии составом девять человек против предусмотренных законом семи, назначенных еще бывшим акимом Кулмахановым!


Это очень опасно – что весь Казахстан “немножко беременен” нелегитимностью. Кто даст гарантию, что в будущем, под какую-то смену персоналий или неотложную “целесообразность”, у самой власти не появится искушение объявить задним числом не соответствующими Конституции какой-либо орган или нормативный акт, контракт или совершенную сделку? Зато гарантировано, что гибкость нашей официальной юриспруденции без проблем обслужит любой новый заказ такого рода. И при этом никто заранее не знает, сколько отдельных кирпичиков нелегитимности можно еще вытаскивать из общей пирамиды до “внезапного” обрушения, обломки которого ударят по всем!


Итак, проблема сомнительной легитимности власти выходит далеко за рамки ее самой. Обратной стороной той же проблемы является нелегитимность оппозиции этой власти и ее лозунгов. Чем, собственно говоря, Форум демократических сил может подтвердить претензии на Национальный диалог, кроме заявлений на сайте “Евразия”? Или как гарантировать достоверность опросов АСиП, если ее руководитель сама взошла на баррикады оппозиционной борьбы? И мы, партия “Азамат”, также не можем опереться на факт подавляющей поддержки избирателей, в том же Алматы, поскольку это есть тайна, охраняемая Центризбиркомом.


Да, лозунги парламентской республики, принятия новой Конституции, проведение новых честных выборов в высшие органы власти – это здорово. Но ведь все эти процессы сейчас не на что опирать, на зыбкой почве всеобщей нелегитимности они сами не будут легитимными.


Поэтому, повторю в заключение: у нас есть только один положительный шанс — договориться, именно всем договориться, чтобы через местное самоуправление создать тот фундамент правового государства, на котором можно будет строить все конституционные этажи.

Новости партнеров

Загрузка...