Деньги утром — стулья вечером

Такой подход - единственный способ выжить под руководством Касымжомарта Кемелевича

Анализ деятельности нынешнего правительства в финансовой сфере тоже не дает оснований для оптимизма. Сохранение «валового» подхода к привлечению инвестиций консервирует имеющиеся в экономике страны диспропорции, усиливает сырьевой характер экспорта. Невыполнение плана по бюджетным расходам стимулирует рост неплатежей и расшатывает существующую государственную машину.


Даже если мы соберем миллиарды долларов в Нефтяной фонд, они не заменят нефть и нефтепродукты в натуральном виде. Может получиться так, что в 2030 году республика будет вынуждена закупать нефтепродукты за рубежом, но по ценам, кратно большим, чем сегодня.


Какие инвестиции нужны Казахстану


Одним из показателей работы правительства является объем инвестиций в основной капитал. С формальной точки зрения с ними все в порядке. За 7 месяцев 2000 года вложено 208 млрд. тенге, или на 31% больше, чем за соответствующий период прошлого года. В том числе 169 млрд. вложено в капитальное строительство, что в 1,6 раза больше уровня 1999 года. Однако структура инвестиций не соответствует задачам, стоящим перед экономикой Казахстана. На сегодняшний день страна заинтересована в увеличении притока капитала в обрабатывающую промышленность, сельское хозяйство, транспорт и связь, в дотационные регионы. А пока основные капиталы приходят в горнодобывающую промышленность, преимущественно, в нефтегазовую отрасль.


Возникает вопрос, а есть ли смысл в условиях роста нефтедобычи на существующих месторождениях и потенциальной возможности добывать несколько десятков миллионов тонн на Восточном Кашагане, ускорять разработку новых месторождений невосполняемого природного богатства, каковым являются нефть и газ? Ведь чем больше добываешь, тем быстрее исчерпываются запасы. Не стоит ли последовать примеру США, которые законсервировали множество месторождений на своей территории на будущее и покупают нефть на мировом рынке по высоким ценам?


Наверное, задачей правительства должно быть не привлечение инвестиций вообще, а направление их туда, где они нужны Казахстану. Этой задачей правительство Касымжомарта Токаева даже не занималось. Есть ли смысл собирать в «Нефтяном фонде» деньги, чтобы потом их размещать на Западе под 5-6% годовых, при этом платить по казахстанским евробондам около 14% интереса. Не проще ли их досрочно выкупить?


Из общего объема инвестиций в основной капитал, около половины, 45 % было освоено в двух западных областях, Атырауской и Западно-Казахстанской. На шесть других регионов приходится еще от 5 до 9%. На оставшиеся восемь областей в среднем менее 2%. Подобная структура инвестиций не позволяет подтянуть отстающие в социально-экономическом развитии регионы до среднего уровня, а это препятствует не только повышению занятости и уровня жизни их населения, но и развитию местного самоуправления.


Поэтому из общего объема инвестиций на капитальное строительство, 66% поступило в горнодобывающую промышленность, 10% — в транспорт и связь, 8% — в обрабатывающую промышленность. Зато без инвестиций оказались строительство (0,3%), финансовая деятельность (0,3%), образование (0,7%) и здравоохранение (0,5%). А инвестиции в гостиницы и рестораны (1,0%) больше почти в два раза, чем во все сельское хозяйство Казахстана (0,6%).


Инвалидный бюджет


Нынешнее правительство продолжило курс кабинета Балгимбаева на усиление планового начала в системе управления экономикой. Оно разработало пятилетний план экономического и социального развития и объявило о начале среднесрочного бюджетного планирования. Но если качество разработки этих документов будет соответствовать бюджету 2000 года, то вся проделанная работа пойдет в корзину.


Если внимательно проанализировать итоги первого полугодия, то выясняется, что нет ни одной статьи, где перевыполнение или невыполнение прогноза уложились бы в 5 процентный диапазон отклонения. По 5 позициям отмечено перевыполнение, по 4 — недовыполнение. Среднее отклонение факта от прогноза составило по первой группе плюс 71 пункт, по второй группе минус 27 пунктов. (Чтобы избежать непонимания, сразу разъясняем: мы считали не среднее выполнение плана доходов по группам статей, а среднее перевыполнение или недовыполнение прогноза).


Поскольку бюджет на этот год разрабатывало еще правительство Нурлана Балгимбаева, то нынешний кабинет вроде ни при чем. Но Касымжомарт Токаев не пошел на пересмотр показателей бюджета на 2000 год. Хотя это всегда делалось, когда планы по доходам не выполнялись. Тогда правительства вносили изменения в соответствующий закон о бюджете, чтобы руками парламента провести непопулярный секвестр расходной части. Теперь же, когда налогов поступает больше, нынешнее правительство молчит. Или чтобы заработать дополнительные очки в глазах президента, постоянно рапортуя о перевыполнении плановых показателей, или чтобы самостоятельно, без депутатов распорядиться сверхплановыми доходами.


Мы предвидим упреки в непонимании сложности происходящих в экономике процессов, из-за чего хозяйствующие субъекты не могут точно спрогнозировать результаты своей деятельности на год, что государство вообще не имеет права требовать выполнения этой. работы от частных юридических лиц. Но ведь в развитых странах ошибка получается намного меньше. Возникает вопрос, а осуществляет ли правительство вообще планирование поступления налогов и платежей? Или просто берет цифры с потолка? Ведь среднее отклонение фактического выполнения от прогноза за 1 полугодие 2000 года составляет 51 пункт, другими словами, те, кто прогнозировал сборы налогов и платежей, в среднем ошибся по каждой статье в полтора раза. Попробуй так ошибиться в своем прогнозе предприниматель, рассчитывая суммы авансовых платежей по подоходному налогу. За это он сразу заплатит штраф.


В долгах как в шелках


Единственное, что удалось правительству Токаева, это рассчитаться по пенсиям. Зато есть долги по детским пособиям и жилищным пособиям. По данным статистиков, из 14 статей расходов республиканского бюджета профинансированы на 90% и больше только образование, социальное обеспечение и социальная помощь, обслуживание внешнего долга. Правительство оказалось в большом долгу: перед военными (89% финансирования к плану), правоохранительными органами (82%), здравоохранением (63%), сельским и лесным хозяйством (75%), промышленностью, строительством и связью (73%).


О какой поддержке отечественных товаропроизводителей или сельского хозяйства может идти речь, если правительство не выполнило обязательства, заложенные в бюджет и одобренные законом. То же самое касается военных. Получается, что денег выделили на девять солдат, а десятого отправили на подножный корм. Конечно, после этого военнослужащих командиры будут отпускать на поиски еды, а прапорщики продавать ГСМ, обмундирование и оружие. И вряд ли нас будут охранять голодные полицейские, чьи мизерные оклады будут задерживаться, а патрульные машины стоять без бензина и запчастей. Чтобы требовать от государственных служащих добросовестного выполнения обязанностей, правительство Касымжомарта Токаева сначала само должно выполнить свои обязательства по финансированию расходов. «Деньги утром стулья вечером. Деньги вечером стулья утром». Это единственный для бюджетников способ выжить под руководством Касымжомарта Кемелевича.


В доходной части бюджета 2000 года предусмотрено 60 миллиардов тенге от операций с капиталом. Фактически за первое полугодие получено 9,2 миллиарда тенге. Из них 92,6% составляют поступления от объектов, проданных в прошлые годы с отсрочкой платежа, и только 7,4% — доходы от текущих продаж. Несмотря на это правительство Токаева пошло на грубейшее нарушение действующего налогового и бюджетного законодательства, зачислив 660 миллионов долларов выручки от продажи 5% доли участия Казахстана в СП «Тенгизшевройл» не в доходы республиканского бюджета, а на специальный счет в Национальном банке РК.


Есть правило: закон обратной силы не имеет. Даже если через несколько месяцев будет принят закон о Нефтяном фонде, выручка от продажи государственного имущества, реализованного до его принятия, должна зачисляться в доходную часть бюджета. Тем более если деньги поступят до легализации Нефтяного фонда.


Генератор неплатежей


Не смогло правительство решить и проблему неплатежей. В первом полугодии 2000 года продолжали стабильно расти и дебиторская, и кредиторская задолженности. На 1 июля они соответственно составили 744 и 1832 миллиарда тенге. Чтобы понять масштаб поразившей страну «болезни», эти цифры нужно сопоставить с объемом ВВП за этот же период — 1057 миллиардов тенге. В переводе на доллары по текущему курсу это составит 5,1 и 12,7 миллиарда.


Правительство хуже всех других кредиторов работает с должниками. Если удельный вес просроченной задолженности в общем объеме кредиторской задолженности составляет в среднем 21%, то по платежам в бюджет — 55%. Для сравнения по расчетам с поставщиками и подрядчиками доля просроченной задолженности составляет 39%, кредитам банков -11%, кредитам внебанковских учреждений — 2%.


Анализ бюджетных расходов показывает, что нынешнее правительство не выполняет плановых показателей как по республиканской части, так и по местным бюджетам. По итогам первого полугодия 2000 года не выполнены расходы ни по одной статье. Возможно, правительство придерживало деньги на будущее, но ведь каждая статья расписана полностью, до последнего тенге. Общеизвестно, что каждый тенге бюджетных неплатежей создает 5-6 тенге неплатежей по всей экономике. Умножив 40-миллиардное невыполнение расходной части на этот коэффициент, мы обнаруживаем, что весь прирост кредиторской задолженности за период с 1 февраля по 1 июля 2000 года в объеме 162 миллиарда тенге произошел по вине нынешнего правительства. Государство превратилось в могучий генератор расширенного воспроизводства неплатежей в Казахстане.


Валютные дыры


Итоги внешнеэкономической деятельности Казахстана в первом полугодии 2000 года заслуживают положительной оценки. За пределы республики вывезено товаров на 4 миллиарда 215 миллионов долларов, ввезено на 2 миллиарда 195 миллионов. Положительное сальдо торгового баланса достигло рекордной отметки в 2 миллиарда 20 миллионов долларов. Кроме того, несколько сот миллионов долларов поступило в качестве иностранных инвестиций.


Однако мы не ощутили массового наплыва свободно-конвертируемой валюты в страну. Суммарный прирост золотовалютных резервов Национального банка и вкладов юридических и физических лиц в банках второго уровня на порядок меньше суммы иностранных инвестиций и торгового сальдо.


Интересно, куда ушла валютная выручка? Или она просто не поступила в Казахстан? Ведь основным торговым партнером Казахстана являются оффшорные зоны. На долю Британских, Виргинских и Бермудских островов приходится 25,3% общего объема казахстанского экспорта. Туда (формально, конечно) вывозится наших товаров на 1,1 миллиарда долларов.


В конце прошлого и начале этого года не правительство, а СМИ республики начали поднимать вопрос о ценах, по которым из Казахстана вывозится сырье, в первую очередь нефть. По расчетам журналистов, они были существенно ниже уровня мировых, причем не на несколько процентов, а в два-три раза. Только после этого, с запозданием в несколько месяцев, уровнем цен на казахстанский экспорт заинтересовалось и правительство. Однако уполномоченные государственные органы, включая таможенные службы, не смогли объяснить причин занижения, ограничившись лишь констатацией самого факта. И только сейчас после жесткой критики правительство начало заниматься этой проблемой. Но пока не пересмотрен ни один контракт, не наказана ни одна компания.


Семь бедодин ответ


Таким образом, правительство Токаева не выполнило задачи, поставленные перед ним президентом страны: оно не смогло уменьшить дефицит бюджета и профинансировать государственные расходы в полном объеме, продолжить системную реформу экономики и финансов, решительно заняться поддержкой реального сектора экономики. Хотя Токаев в начале своего пути пообещал изменить бюджетную стратегию и в отличие от правительства Балгимбаева не расходы подстраивать под доходы, а наоборот, доходы под расходы. Это у него не получилось.


«Деловое обозрение Республика»,

№ 16 (51), 7.09.2000 г.

Новости партнеров

Загрузка...