РЕТРОспектива 1990-2000 с Ильясом Сулеймановым

Год 1991-й

В лексиконе первого и последнего президента СССР Горбачева, кроме его коронного «консенсуса», появилась еще одна «примочка» «социально ориентированный рынок». Граждане с удивлением узнают, что настоящий-то социализм вовсе не у нас, а в Швеции. У них, у шведов, социализм «с человеческим лицом», так как блюли «человеческий фактор». Мы же имеем социализм со звериным оскалом вместо человеческого лица. Партийные идеологи на местах по старой привычке еще пытаются разъяснять народным массам линию партии, однако сами запутываются в горбачевских афоризмах и машут на это дело рукой. Генерального секретаря ЦК КПСС всерьез уже не воспринимает никто. В Алма-Ате бешеным спросом пользуются дециметровые антенны первые негосударственные коммерческие телеканалы сутра до поздней ночи крутят боевики, «ужастики» и эротику. Не меньшим спросом пользуются декодеры канала КТК, причем местные «кулибины» быстро научились их подделывать и предлагают свои подделки за полцены. КТК сдается и начинает вещать в эфир нормальным, незашифрованным сигналом. Нарасхват идет газета «Караван»детище первого казахстанского частного одноименного медиа-холдинга. Владелецкиносценарист Борис Гиллер. Такого народ еще не видел: обнаженные красотки на первых полосах; за ними острые, натрани фола, статьи на животрепещущие темы; все это обильно приправлено будоражащими потребительский аппетит объявлениями «про-дам»-«куплю». Первый казахстанский виртуальный рынок. Бумажный супермаркет. На улицах, в киосках тонны полиграфической продукции от легкой эротики до жесткого «порно». Изголодавшееся за 70 лет советской власти по женской «обнаженке» мужское население скупает всю эту макулатуру со страшной силой и требует еще. С революцией экономической в ногу шагает революция сексуальная. Все девушки щеголяют в «дольчиках». «Дольчики» символ сексуальной революции. В одночасье исчезают с прилавков утюги, кипятильники, чайники и другая электробытовая утварь, а также ножницы, посуда, фотоаппараты, ювелирные изделия и часы. Предприимчивые граждане скупают их, едут по турпутевке в Польшу, там меняют на одежду, обувь и прочий ширпотреб, везут сюда и перепродают. Их называют «челноками». Польша становится туристической Меккой для советских «челноков». Их пока немного. Объемы их бизнеса невелики. Гораздо большее количество мужчин и женщин с пылающим взглядом и яростным напором лихорадочно накручивает диски телефонных аппаратов и предлагает друг другу вагоны угля, цистерны спирта, тонны металлопроката, кубометры древесины и множество другого товара в природе не существующего. Их называют «дикие брокеры», еще «воздуходувы». Их тысячи. Кажется, что вся армада многочисленных НИИ, академических и проектных институтов, главков, трестов и других учреждений в лице своих лаборантов, аспирантов, инженеров, «энэсов», замов и завов ударилась в посредническую деятельность. Характерный анекдот: встречаются два брокера. Один спрашивает у другого: «Вагон сахара купишь?» Другой: «Почем?» Первый называет цену. Поторговались. Ударили по рукам. Разбежались. Один искать вагон сахара, другой искать деньги.


Мечта каждого дикого брокера купить место на бирже. На алма-атинской товарно-сырьевой бирже брокерское место стоит 250 тысяч рублей, говорят, что окупается за один месяц. Аббревиатуру «МММ» и фамилию Мавроди еще никто не слышал. Но алма-атинский горком комсомола уже выстроил первую в Казахстане «пирамиду». Умами и сердцами молодых завладела… комсомольская игра в «письма», когда к письму надо приложить три рубля в придачу. Как и в любой »пирамиде», принцип «игры в письма» основан на геометрической прогрессии. В системе подбора игроков угадываются черты сетевого маркетинга. Каждое уважающее себя предприятие или учреждение обзаводится современной оргтехникой. Казахстанцы с удивлением наблюдают чудеса западной электроники компьютеры, принтеры, факсы, ксероксы.


Народ прозрел. Все видят, как безнадежно мы отстали от «проклятых капиталистов». Мужчины готовы были закусывать дрянной колбасой, а женщины уродовать себя допотопной одеждой и страшной косметикой, веруя в свое научно-техническое и интеллектуальное превосходство. Однако пал и этот, последний, бастион заблуждений миллионной армии казахстанской интеллигенции. Торговцы оргтехникой вводят в деловой лексикон новое понятие «откат». Это когда директору госпредприятия или учреждения «откатывают» 10 тысяч рублей за то, что он купил компьютер «Эй-Ти-286» за 120 тысяч рублей. Процветает коррупция. На каждом уровне действует уже сложившаяся система тарифов за каждую «услугу». Цены пляшут от ста рублей на уровне райисполкома до миллиона на уровне министра. Обороты теневого рынка сопоставимы с государственным ВВП. Казначейство в Москве без устали печатает деньги, которые тут же превращаются в «черный нал» и уходят в теневой бизнес. Особый спрос на крупные купюры. Жест отчаяния правительства «павловская реформа». Минфин СССР меняет 50- и 100-рублевые купюры на денежные знаки нового образца. При этом устанавливается лимит обмена не более 3000 рублей на одного гражданина. В сберкассах — очереди. Все кинулись вкладывать деньги. По организациям и по домам снуют абстрактные личности, предлагающие 50-рублевку в обмен на три «червонца». Перед самым обменом за эти три «червонца» дают уже сторублевку. Новой буржуазии, уже оперившейся под «Крышей» демократического крыла партийной элиты, нанесена оглушительная пощечина. Ортодоксы пошли в открытое наступление. Газеты пестрят сообщениями об аресте миллионера Тарасова, о деле корпорации «АНТ», об обысках в офисе биржи РТСБ и прочих подвигах «внуков Дзержинского». В воздухе пахнет грозой.


1991-й год воистину оказался поворотным в истории Советской империи и Казахстана. Он вместил в себя так много событий, что мы решили продолжить экскурс в него на следующей неделе.


«Новое поколение»,

№ 37 (121), 15.09.2000 г.

Новости партнеров

Загрузка...