Рупор для людей, которые ищут правду

(Интервью с главным редактором газеты “XXI век” Бигельды Габдуллиным)

— Сегодня наблюдаются, можно сказать, “перебои” в оппозиционной прессе. Как обстоят дела с выходом оппозиционной прессы в свете различных судебных исков, отказов типографий и т.п.? Каковы перспективы оппозиционной прессы, и в частности Вашей газеты “XXI Век”?


— Очень актуальный вопрос. Начнем с газеты “СОЛДАТ”. Путем провокаций с участием таможни главному редактору Е.Бапи предъявлено обвинение в незаконном ввозе в Казахстан печатной продукции. Новая газета В.Марченко закрыта по решению судебных органов. В регионах оппозиционных газет нет, вся пресса там находится “под колпаком” акиматов. Два месяца наша газета не выходила по причине того, что нам перекрыли все “дороги” к типографиям, перекрыт доступ к бумаге. Но наконец-то мы вышли в конце августа и вот недавно — 5 сентября. Перспективы оппозиционной прессы зависят от того, насколько сильно будет давление западных демократических государств на нашу власть. Но у меня оптимистическое настроение – в скором времени давление США на Казахстан усилится.


— В последнем номере Вашей газеты прозвучала информация о том, что Вы как бы получили предложение от Рахата Алиева возглавить газету «НП». Это действительно так или шутка? А может быть, ПиАр?


— Нет, это не шутка. Такое предложение мне поступило в феврале от самого его верного человека, который контролирует многие средства массовой информации и поддерживает их финансами. Я этого человека знаю давно, он меня пригласил, и мы встретились. И он сделал мне предложение: “Может быть, Вам возглавить вновь “Новое поколение?”. Я спросил: “А какова цена вопроса?”. Цена была совсем маленькая: не ругать президента и не хвалить Кажегельдина. Всех остальных, включая Рахата Алиева, можно критиковать, но объективно. Я это предложение, конечно, не принял.


— Скажите, Вы действительно считаете “Начнем с понедельника” и “До и После понедельника” оппозиционными газетами? Ведь еще недавно, чуть больше года назад, такое заявление показалось бы смешным. Вам не кажется, что переход этих газет в оппозицию является просто попыткой решить свои проблемы с проигранными в суде исками, не имеющими никакого отношения к делам оппозиции?


— По этому поводу я скажу следующее. Летом прошлого года покойный Марат Оспанов заступился за эту газету, заступился за Марченко. На проходящем тем же летом каком-то «круглом столе» (посвященном проблемам СМИ) я выступил резко против Марата Оспанова и сказал: “Где же Вы были, когда взрывали офис нашей газеты? Где же Вы были, когда закрывали оптом оппозиционные газеты накануне президентских выборов? И когда свободной прессы почти не осталось, за несколько месяцев до парламентских выборов Вы решили показать, как Вы любите свободу слова”. Таков мой ответ на Ваш вопрос. И еще один момент. Марченко на том же «круглом столе» сказала: “Я только что познакомилась с Розланой Таукиной, которая, оказывается, возглавляет ассоциацию, защищающую свободные СМИ”. Так Марченко и пришла в наш стан, когда ей стало одиноко.


— Каково Ваше отношение к газете “Доживем до понедельника”? Вы ведь работали когда-то вместе с Эриком Нуршиным.


— Нуршин работал в моей газете около года. Я его принял на работу по просьбе Мурата Ауэзова. И поставил довольно жесткие условия, учитывая, что Нуршин совершенно не разбирается в политике. Полгода он выполнял мои условия, хотя приходилось очень сильно его править, переписывать его материалы. Больше говорить о Нуршине я вообще ничего не хочу, это ниже моего достоинства…


— Как Вы относитесь к факту возбуждения уголовного дела на редактора газеты “Казахская правда” Алдана Аимбетова? Будете ли Вы защищать эту газету от произвола властей?


— К Алдану Аимбетову у меня двоякое отношение. Казахский народ относится к нему с уважением. Недавно я был на его родине, говорил о нем с его земляками. И увидел большое к нему уважение. Но я с ним в корне не согласен, когда он свою газету превращает в рупор национализма. Будем ли мы защищать эту газету? Моя позиция такова, что должно быть много газет, но разных. Поэтому я буду бороться против того, чтобы эту газету закрыли. Не хочу, чтобы в Казахстане закрывали газеты. Будем защищать!


— На интернетовском сайте “Евразия” недавно появилось сообщение о том, что Владимир Рерих взял большое интервью у Акежана Кажегельдина. Правда ли это?


— Относительно тайной встречи Кажегельдина с Рерихом я знаю только одно. Рерих был в Америке на “саммите тысячелетия”, Кажегельдин в это время тоже был в США. Я думаю, что их встреча состоялась. И если изменится политическая ситуация осенью (а она точно изменится), власть может подать это интервью с большой пользой для себя.


— В одном из интервью Петр Своик сказал: “Казахстанская правда” и “XXI Век” ангажированы и представляют зеркальное отражение друг друга”. Как Вы прокомментируете это?


— Я считаю, что независимых газет нигде не бывает. Я изучал положение с прессой во многих частях света и считаю, что лучшая пресса в мире находится в Москве. И в той же Москве трудно сейчас найти издание, которое бы ни от кого не зависело. Своик, конечно, вправе оценивать СМИ по-своему. Но для меня сравнение маленькой частной газеты с “рупором официальной власти” это — комплимент. Действительно, наша газета в значительной степени поддерживает Кажегельдина. Этот человек для меня очень интересен. Я не был с ним знаком, когда он был премьером. Перед его уходом из правительства я написал, что у Назарбаева никогда не было и никогда больше не будет такого грамотного премьера. И я не ошибся.


— В последнее время Вы часто выступаете как политик, один из лидеров РНПК. Ваша газета теперь является партийной, т.е. выражает интересы Вашей партии?


— Этот вопрос мне задают часто. Я являюсь заместителем председателя исполкома РНПК. И если я буду выступать против своей же партии, это будет в корне неправильно. Я пытаюсь делать максимально объективную газету. Правда, в газете много критики власти, но разве ее не за что критиковать? Считаю нашу газету рупором не только РНПК, не только Форума демократических сил, но и всех людей, которые ищут правду.


— Не считаете ли Вы, что оппозиция своей непримиримостью заходит в тупик? Ведь сегодня “получить власть” нельзя путем выборов, а силовые методы, насколько мне известно, Вы отвергаете. Остается одно – компромисс с властью. Но, судя по заявлениям оппозиции, и в частности по содержанию оппозиционной прессы, компромиссы не намечаются. На что Вы рассчитываете в деле “получения власти”?


— Оппозиция не ставит перед собой обязательную задачу захвата власти. Главная задача – изменение политической системы. РНПК ищет политические пути регулирования прихода к власти. Вот Вы говорите о каком-то компромиссе. О каком компромиссе можно говорить, если президент, понимая, что давление на него со стороны демократических государств с каждым днем усиливается, доверяет проведение Национального диалога умному, грамотному, но далекому от реальной общественной и политической жизни человеку – Ермухамету Ертысбаеву. Провал Национального диалога — это провал не столько власти и команды Назарбаева, сколько лично Ертысбаева и его команды, которая три месяца занималась подготовкой этого диалога. Компромисс, в принципе, возможен. Мы дали свои конкретные предложения по процедуре проведения Национального диалога. И в этой процедуре участие Кажегельдина не является обязательным. Есть и другой путь. Встречаются двое – Назарбаев и Кажегельдин. Это тоже начало Национального диалога. Правда, например, Петр Своик может сказать – а почему он, а не я? Для этого “кишка тонка” у Петра Своика. И пусть не обижаются остальные оппозиционеры — слишком разные у них с Кажегельдиным масштабы. Далее, Кажегельдину доверяют возглавить правительство и сформировать его состав. И дают ему карт-бланш на два-три года. Вот и такой может быть вариант.


Беседовал Юрий МИЗИНОВ,

13 сентября 2000 г.

Новости партнеров

Загрузка...