Забытой гавани причал ещё нас помнит!



Не скрою, это письмо продиктовано ностальгией, от которой, как знают специалисты, лекарства не найдены, особенно когда это заболевание имеет не пространственный, а временной профиль. Думаю, многим людям среднего, тем более пожилого возраста, не надо объяснять, что я имею в виду. Моя тоска – тоска по времени, когда мы все, простые люди, ощущали себя единой семьей, могли гордиться своей страной, её достижениями, а её ошибки, как и ошибки родной матери, не спешили злорадно осудить, или же предаваться всеобщему мазохизму. Конечно, кто-то непременно заметит, что прежние-де 70 лет жили мы в мире великой иллюзии, а теперь, мол… Будем последовательны, любой буддист легко нам докажет, что в жизни одна иллюзия сменяется другой, а мир пребывает совсем в другом измерении. Заканчиваю преамбулу банальным утверждением, что наше мироощущение в подавляющей мере формируют СМИ, из которых телевидение, безусловно, стоит на первом месте.


Представлюсь: Глебов Евгений Сергеевич, компьютерщик, поэт-бард, 49 лет. Русский, из Казахстана — окраины бывшей великой державы или большевистской империи (это кому как нравится) по имени СССР. У нас в Алматы, который с недавних пор из уважения стали звать южной столицей (раньше город назывался Алма-Атой, а при царе-императоре его величали Верным), российское телевидение представлено весьма скупо, по сравнению с приснопамятными советскими временами. Конечно, клиенты кабельного телевидения могут помимо ОРТ и НТВ смотреть и РТВ, и ТВ-6, но далеко не каждой семье это по карману. Отсюда, из-за бугорья, может быть, отчётливее, чем вам, россиянам, видны и достоинства, и недостатки российского телевидения.

Особенно заметно соперничество ОРТ и НТВ. Конкуренция, как известно, не зло и не благо. И в этом случае не было бы ничего плохого, если бы не политиканство некоторых телеведущих. Например, если бы заочная перепалка Доренко и

Киселёва во времена избирательных кампаний столь не походила бы на перебранку хуторских собак, творя тем самым убогую пародию на свободу слова и, увы, навязшую уже в зубах демократию. Или если бы трагедию общенационального масштаба в виде гибели экипажа боевой единицы одного из родов войск политиканы от журналистики не превращали бы в фарс импичмента Верховному Главнокомандующему со стороны мало сведущих, но шумных и скорых на суд гражданских лиц. Хочется верить, что такие моменты следует отнести на издержки естественного роста и становления телевидения, что будут должным образом законодательно оформлены взаимоотношения труда и капитала в сфере СМИ – и телевидение выполнит свою информирующую и, что ещё более важно, духовно цивилизующую роль.

К сожалению, по сравнению с советскими временами резко снизилось количество передач, которые повышали бы престиж научно-технического знания и лирой пробуждали бы чувства добрые. Одной из телепередач, которые подают надежду

на восполнение образовавшегося дефицита духовности, стала передача канала НТВ под названием “В нашу гавань заходили корабли”. Спасибо тем, кто ее придумал! Очень рад видеть среди ведущих Эдуарда Николаевича Успенского – живого отца дяди Фёдора, почтальона Печкина, Шарика, а также целого ряда героев и персонажей. Не будет преувеличением заметить, что герои Успенского дарят юному читателю и зрителю охапки искромётного юмора и букеты тех самых чувств добрых, о которых обмолвился великий Пушкин.


Такого характера ведущие являются гарантами того, что передача избежит пошлости, в которую вязнут по самую макушку иные музыкальные телепередачи квазифольклорного характера. Не буду первооткрывателем, если скажу, что конкурсы русских народных частушек многим не нравятся из-за обилия матерщины, которую ведущие конкурсов словно бы готовы оправдать пресловутой поговоркой: мол-де, из песни слов не выкинешь. Пошлость останется пошлостью, если даже всемерно стараться освятить её именем народа.


И вот почему! Вздорное, но, к сожалению, распространённое заблуждение состоит в том, что народ творит что-либо. Творят те или иные личности, а народ разносит то, что ему по нраву, и придаёт воспроизводимым творениям обезличенно-анонимный, или, как мы говорим, народный характер. Мало кто в мире знал бы типичные сюжеты русских народных сказок, если бы не авторская обработка таких подвижников, как Афанасьев. Труд подобных людей сродни труду ювелира.


Примитивизм многих фольклорных творений редко дотягивает до высокохудожественного примитивизма Пиросманишвили именно потому, что тиражирующая творения единиц людская масса объективно выступает в роли огрубителя и усреднителя, но не художника-ювелира, дающего невзрачному камню-заготовке блеском граней явить миру сокровище.


Я рад, что в “Гавани” мне не пришлось слышать ни музыкальной, ни поэтической пошлости, а ведь избежать этого в наше цинично-торгашеское время отнюдь не просто. Надо иметь утончённый художественный вкус, а такой вкус обычно высоко развит у тех, кто сам способен творить высокохудожественные произведения. Кстати, вот почему большинство редакторов отделов литературы и искусства газет и журналов мало способствуют профессиональному росту начинающих авторов, заваливающих эти отделы письмами. Такие же, рядовые по способностям, но продвинутые по кулуарной просвещённости, графоманы стоят, без исключения, во главе любых редакций. И, конечно же, мало таких людей, как Твардовский, умевший сочетать творческую работу с работой редактора. Мораль: на роль ведущего передачи или рубрики рождён не каждый.


Возникает вопрос: долговечна ли идея телепередачи “Гавань”. Ведь песен фольклора, как заявил бы математик, счётное множество, а не континуум. Хотелось бы, чтобы этой исчерпанности новизны не произошло. Одним из румбов, по которому следовало бы держать курс ведущим телепередачи, на мой взгляд, является авторская песня. Речь о песнях типа “Полюби, Марусенька, электрика” (передача от 16.09.00), то есть о произведениях нарочито фольклорной стилистики. Не случайно припев вышеуказанной песни во время исполнения вызвал большой энтузиазм студийной аудитории. Люди с удовольствием подпевали автору и исполнителю. И этот момент для передачи стал, что называется, моментом истины.


Нам, людям, говорящим и думающим на русском языке, катастрофически не хватает песен, которые хотелось бы и моглось петь от начала и до конца за праздничным столом. Когда произошёл перелом, когда молодёжь “забыла” родного народа застольный репертуар — пусть скажут историки. Положение надо исправлять! Может, ещё не поздно? Хорошо, если бы “Гавань” смогла помочь молодёжи повернуться от англоязычных записей к сотворчеству, которое предоставляет человеку каждая подлинно народная песня.


Тривиально, что туристы, как и геологи, — сплошь романтики. Это отнюдь не значит, что авторская песня должна культивироваться исключительно среди палаток и костров, как уже исторически сложилось на нашей с вами общей родине. Ещё раз выскажу мысль о том, что фольклорная песня — это авторская песня, автора которой в силу специфичности распространения забывают! Так, мы без каких-то угрызений совести, но с превеликим удовольствием при случае распеваем “Мурку”. Точно так же мы пользуемся ворованными компьютерными программами, а задача установить подлинное авторство нас как-то слабо волнует. Такова жизнь. И в то же время мы понимаем, что это несправедливо. С другой стороны, если “Гавань” поставит телезрителям в задачу сообщать, кто же знает автора той или иной песни, то она столкнётся с такими трудностями, перед которыми спор Попова и Маркони об авторстве на изобретение радиосвязи покажется пустяком.

Хотелось бы в наше калейдоскопическое время пожелать “Гавани” встретить юбилей, который уже отмечали такие передачи, как КВН и “Клуб путешествий”. В Казахстане, да и в других странах СНГ, где русские диаспоры в полной мере ощутили необратимость своей оторванности от исторической прародины, очень нужны такие каналы связи с прошлым и будущим, которые дают музыка и родное поэтическое слово.


А теперь несколько слов о старейшей передаче “Что? Где? Когда?”. В своё время она выходила на первом канале, да, видно, тесно ей там стало, и, как только представилась возможность, переметнулась под крылышко холдинга “Медиа-МОСТ” и НТВ. В этом также нет ни плохого, ни хорошего. Почему бы Владимиру Яковлевичу Ворошилову, ведущему такую популярную викторину, не поступить подобным образом. В конечном счёте, как из гоголевской шинели, все популярные телеведущие родом с первого, в своё время единственного телеканала.


Речь о другом. Речь о коммерциализации всего и вся. Не будем говорить о рекламе. Она кормит студии, но, к сожалению, нередко “достаёт” телезрителей. И если предъявлять претензии, то не к журналистам, естественно. Вот любопытный момент. Реклама вин и табака, как правило, завершается очень коротким чёрного цвета кадром, где написано предупреждение Минздрава о вреде неумеренного потребления того и другого. Это походит на некоторые моральные индульгенции, которые предъявляет телевидение, кормясь или наживаясь на пропаганде “государственно разрешённых” наркотиков. По закону, нарушения нет, следовательно, дело депутатского корпуса — разрешить вопрос о допустимости такой фальши. Фальшь — это моль нравственного здоровья общества.


Честный и совестливый родитель, если он и курит, до предела старается оградить от этой привычки сына. И если депутаты не запрещают, подобно заботливому отцу, рекламу табака и алкоголя, естественно, телевизионщикам самим решать — поступать или не поступать им по принципу “деньги не пахнут”.


Но вернёмся к телепередаче “Что? Где? Когда?”. В своё время я очень любил эту передачу и даже подготовил пару заковыристых вопросов знатокам, но после горбачёвской перестройки эту передачу мне захотелось

называть “Что? Где? Почём?” В советские времена счёт игры шёл на очки, и эквивалент выигрыша пересчитывался на стоимость книг. Как только рулевой, о котором мы все знаем, сказал “всё можно, ребята”, счёт стал измеряться в голых рублях. Насколько мне известно, в каждом казино есть специальная касса с деньгами, а на стол деньги вываливают лишь в дешёвых заведениях, где заведомо снижены нормы безопасности, не говоря, само собой, о нормах приличия. Люди выигрыш в кассе получают, а во время игры пользуются фишками. Если это неизвестно широкой публике, то ведущему Ворошилову об этом не знать не положено.


Кстати, Валдис Пельш в своей викторине поступил мудро: он весело морочит голову публике и участникам разными экзотическими валютами и их обменным к рублю курсом. В итоге все довольны. Операторы же “Что? Где? Почём?” создают такое впечатление, что игроки не сядут за стол, если они и телезрители не увидят блюдо с конкретно разыгрываемой суммой. А потому давно уже стало тошнить от Вашей передачи, Владимир Яковлевич. Не перевести ли Вам эту передачу в Штаты или Израиль, например? Вот Масляков давно уже довёл свой КВН до международных масштабов.

Но в КВН’е ещё в советские времена пытались найти криминал и коммерческого, и идеологического свойства, а передача живёт и по-прежнему любима своими почитателями. Она работает на объединение людей разных стран и народов; эта передача, ставшая по форме классическим западным шоу, по содержанию – чисто отечественное явление. Может, дело в личности Александра Васильевича Маслякова? Может, люди, обладающие чувством юмора, обладают также и чувством меры. Кто скажет?


Пару слов — о новостях. Конечно, у НТВ они динамичнее. Шаблон известен – западные радиостанции, BBC – эталон. “Время” “рыхловато” и пока уступает программе “Сегодня”. Постоянно переключаясь с НТВ на ОРТ, я умудряюсь без особого ущерба узнать все новости и сличить “правительственную” и “ещё одну” точки зрения.


Не обойти и “мыльные оперы”. Без них нельзя, это доказывает мировой опыт. Но почему ж так мало “отечественного мыла”?


Подведу заключение. Во всём телевидении катастрофически не хватает отечественного — российского, русского. Фильмов не хватает. Не буду сетовать на избыток боевиков и полицейских хроник над общесемейными и тем более лирическими фильмами, это банально. Актёров показывают — хоть отстрел веди, а вот поэтов, писателей, учёных, учителей, я уже не говорю о скромных инженерах – ими интересуются значительно слабее, чем, скажем, во времена Михаила Сергеевича. Политиканство и на ОРТ, и на НТВ (как показательных) превышает разумную норму. Словно бы избирательные кампании продолжаются и кто-то не оставил надежды взять реванш. Естественная и оправданная реакция Кремля нормировать и ввести в правовые рамки ситуацию воспринимается руководством телерадиокомпаний как попытка ограничить пресловутую свободу слова. Так может себя вести истерическая жена, а у нас, не озабоченных политически зрителей, это вызывает только отвращение и стыд, а не гнев на её супруга.


Осталось пожелать всегда любимому ОРТ иметь чёткие финансово-правовые взаимоотношения с правительством, Думой и президентом, иметь чёткий внутренний устав, защищающий самого скромного работника от произвола руководства, а всю телерадиокомпанию в целом – от произвола государства.


Желаю лоцманам-телеведущим передачи “В нашу гавань заходили корабли” сорока футов под килем, а каналу НТВ — счастливо избежать жупела “антигосударственного” или же, не дай Бог, “жидовского” телеканала, который способны навлечь на всю телерадиокомпанию политиканствующие исполнители и руководители.


Желаю всем нам, телезрителям, любви и гордости за свою родину, какими бы недугами она не болела. Мазохизм, к которому нас толкают многие СМИ, и телевидение в частности, — это удел неполноценных!


17 сентября 2000 г.

Новости партнеров

Загрузка...