… прицепились две дамочки к моему «презервативу»

Должен оговориться, речь едет о презервативе не всамделишнем, он у меня условный, символический. Речь идет не о самом изделии, составляющем предмет мужского гарнитура, но о его мнимом образе, подобии по качественным характеристикам. В этом смысле нередко говорим «чувяк» или «сапог» о том или ином индивидууме, желая подчеркнуть его сущностные особенности. И мой заголовок «…прицепились к моему «презервативу» вовсе не следует понимать в буквальном смысле — как активное телодвижение, производимое некими индивидуумами женского пола.


Шокирующее слово (это мягко говоря, а вышло так, что за это слово против меня возбуждено уголовное дело) было употреблено мною как орудие критики казахстанской оппозиции, которая, как я считаю, подобно всамделишнему презервативу, удовлетворяет, но не оплодотворяет. Если читатель будет настаивать, я готов сознаться в том, что малость похулиганил, и извиниться. Однако считаю, что, употребив слово «презерватив», я не более согрешил, чем те издания, которые крупным планом печатают голых девиц в «рабочей» обстановке вкупе с не более одетыми мужчинами. И ничего, сходит с рук. Нет даже ханжеской реакции на открытое порно. Меня же наказали только за то, что произнес название того, что поголовно весь народ Казахстана, включая и высокопоставленных особ, носит в потайных карманах.


А теперь о дамочках, севших мне на хвост. Кто они такие и чего от меня хотят? Об одной из них я делился мнением со своими читателями. В № 8 «КП» я опубликовал оборонительно-наступательную статью «Бектурганова — Масанов в Юбке». Хочу напомнить, что данный гибрид с женско-мужской фамилией вовсе не намекает на обстоятельства, вызывающие вопрос: человек какого пола Бекгурганова? Героиня моей статьи, полагаю, стопроцентная женщина, ее сближает с мужчиной Масановым не физиологическая идентичность детородных (детопроизводящих) органов, а идеологическая совместимость крови и прочей жидкости, циркулирующей по их артериям, венам и мельчайшим капиллярам.


В статье той я стремился поставить на место зарвавшуюся и вероломно атаковавшую меня особу. Был еще и такой момент в моей критике: спасти Бектурганову как женщину, оберечь ее от губительного процесса половозрастного атрофирования.


Я прожил без малого 70 лет. Женщин знаю на молекулярном уровне и на богатейшем опыте. Уходя в иной мир (все там будем), не стану вслед за Шекспиром патетически восклицать: «О женщины!» Не одну строптивую укрощал я в бытность свою молодым повесой. Должен огорчить Бектурганову: она не могла заинтересовать меня в молодости, тем более не может оказаться в пределах моего вкуса теперь. В отношении женщин придерживаюсь точки зрения известного философа Спиркина, убежденного в том, что у этой разновидности Хомо Сапиенс развита затылочная часть мыслительного аппарата, тогда как у нас, мужчин, развита лобная доля. Прекрасна и достойна восхищения та женщина, которая не насилует собственную конституцию.


Мир, слава Богу, велик, но женский век настолько короток, что не следовало бы его растранжиривать на заведомо ущербную, а самое главное, непосильную ношу. Так называемый АСиП, президентом чего Бектурганова себя провозгласила, — это не тот коленкор, какая-то куча мала.


Я бы пожелал мадам Бектургановой больше оставаться женщиной, чем политиканствующим существом. Уверяю тебя, читатель, часто женщина идет в политику, когда исчерпаны все резервы и ей больше ничего не остается.


Политика пагубна для женщин. Она, как и любая властная сфера, вызывает у них если не физиологические, то глубокие психологические метаморфозы. Женщина постепенно, но неуклонно обретает черты сходства с мужчинами, в лучшем случае, с гермафродитами (вспомните «нашу мымру» из кинофильма «Служебный роман» в прекрасном исполнении Алисой Фрейндлих). Процесс маскулинизации станет неотвратимым. В запущенной стадии у женщин могут наступить очень нежелательные изменения: огрубление голоса,. усатость и (сохрани Бог) обширное облысение.


Женская драчливость — первый опасный симптом деградации. Я всегда уважал и уступал женщинам, способным заплакать, но не способным бегать по парткомам. Я им говорил: мне драчливые не нужны, я сам драчлив.


Женская драчливость — это потеря мужа, полноценной семьи. Скандальных женщин ожидают несчастье и одинокая старость.


В противостоянии с Бектургановой моральный перевес на моей стороне. Я выразился почти словами незабвенного Михаила Самуэловича Паниковского, который, идя на гуся, оправдывался тем, что она, эта дикая птица, шипит на него и пытается укусить. Бектурганова же безо всякого повода укусила меня и продолжает угрожающе шипеть. Я имею в виду ряд ее публикаций в «Начнем с понедельника», в которых сделана попытка выставить редактируемую мною «Казахскую правду» как эрзац-газету. Чисто бабский прием. А ведь причина в том, что я сужусь с госпожой Савостиной, с которой Бектурганову связывает тесные отношения.


В последнее время в полку Бектургановой прибыло. Объявилась еще одна женщина с европеизированным, рискованно красивым именем Роздана Таукина. Ну и что же, что же из того, что она Роздана, да еще и Таукина, облагозвученная от кондового казахского Тауке. У меня самого в молодости была девушка по имени Розалия Россошанская, но это не давало мне повода кидаться на главных редакторов газет. А мадам-фрау Таукина в унисон и вкупе с Бектургановой обозвала «Казахскую правду» эрзац-газетой. Придется заняться и этим «божьим даром». Вот кончится судебно-следственная эпопея моя, навязанная мне Рамазаном Есергеповым, редактором газеты «Начнем с понедельника», ставшей прибежищем любителей сочинять пасквили, начну «анатомировать» Таукину, будь она сто раз Розланой. Тем более, что я зуб на нее имею и по другому поводу. Когда обсуждался вопрос о предоставлении мне Соросовского гранта, Таукина живота не пожалела, чтобы не допустить этого. «Байдын асын байгус кызганады» («Господский стол слуга стережет»), -гласит казахская пословица.


Но ближе к телу, как говорил наш лучший друг Ги де Мопассан. То есть о «презервативе», политизируемом мадам Бектургановой и мадам Таукиной с самыми грязными намерениями.


Пропускаем ряд номеров «Понедельника», в которых по всем падежам склоняется «Казахская правда», остановимся на № 29 оной газеты за октябрь. Целая полоса газеты (с обещанием «продолжение следует») посвящена «Казахской правде», обзываемой ими «эрзац-газетой».


Меня позабавило то, как Бахытжамал Бектурганова и Роздана Таукина «уличают» меня в невежестве в вопросе об этимологии слова «презерватив». Я вовсе не оспариваю возможной компетентности оных дамочек в интимных делах и во всем том, что имеет отношение к ним. Но зачем тиражировать этот (допустим! факт? Кризис жанра, что ли, принуждает наших дамочек растягивать «презерватив»? Или же жажда славы энциклопедической учености? Как был прав Козьма Прутков, сказавший: «Девицы вообще подобны шашкам: не всякой удается, но всякой желается попасть в дамки»!


Я готов уступить пальму первенства Бектургановой и Таукиной, признать их изыскания в области презервативов истиной в последней инстанции. Я готов считать, что они совершили научный подвиг, открыв непознанное: «Презерватив» означает буквально предохранять. Но даже если принять за версию вульгарную натяжку А.Амбетова, то в контексте его размышлений смыслообразующим будет не «пре» («передний»), а «пенис» (что тоже «передний»).


Как видите, милые дамочки оказались настолько сведущими в этой деликатной области, что и без технических средств (наглядных пособий) всесторонне осветили предмет, так что на их фоне я выгляжу жалким дилетантом. Пусть будет так.


Одно только замечание позволю себе сделать милым дамочкам: в паре слов «презерватив»-«пенис» презерватив все же переднее пениса, то есть он впереди стоящий, впереди находящийся.


Однако в этом сыр-боре, затеянном Бектургановой и Таукинои, все же главным является не этимологический анализ слова «презерватив», а его созвучность со словом «президент», на что я имел неосторожность указать в известной своей статье. И первым на это обстоятельство обратил внимание Рамазан Есергепов (газета «Начнем с понедельника»), или обратили его внимание как на прекрасную возможность спасти уже подмоченную свою шкуру. А ведь над ним висело несколько судебных дел, и ходил он в великомучениках. Что делает господин Есергепов? Он собственноручно пишет донос на Аимбетова в четыре высочайших адреса ,дескать, этот старый басмач публично оскорбил президента Назарбаева, и просит возбудить уголовное дело против него. Реакция компетентных органов была молниеносной. По указанию Генерального нашего прокурора господина Хитрина мною занимаются Бостандыкская райпрокуратура, УВД, МВД. Третий месяц идет следствие. По иску райпрокуратуры на три месяца приостановлен выход «Казахской правды». Я, естественно, с челобитной обратился в коллегию по гражданским делам городского суда, и был услышан. Дело возвращено в суд.


Это обстоятельство, уверен, сильно тревожит Бектурганову и Таукину: вдруг я буду оправдан. Их разглагольствования относительно презерватива есть ничто иное, как обновление и продолжение политического доноса на меня.


«Казахская правда»,

№ 10 (67), ноябрь 2000 г.

Новости партнеров

Загрузка...