Ориентир — мировые цены

Нурлан Балгимбаев оптимистичен, как никогда

Будучи премьер-министром, Нурлан Балгимбаев придерживался взглядов, которые многим казались противоречащими интересам государства. Взять, например, его настойчивое желание продать часть казахстанской доли акций СП “Тенгизшевройл”. Сейчас он возглавляет ННК “Казахойл”, и его обвиняют в том, что компания целиком устремлена на внешний рынок в ущерб внутреннему


Что по этому поводу думает сам президент “Казахойла”? На самом ли деле ситуация на внутреннем рынке нефтепродуктов Казахстана такая неблагополучная, какой нам ее представляют некоторые эксперты?


На эти и другие вопросы “Новостей недели” отвечает президент ННК “Казахойл”.


— Нурлан Утебович, как вы оцениваете ситуацию, сложившуюся в нефтегазовой отрасли Казахстана в нынешнем году?


— 2000 год для нашей отрасли в целом позитивный. Это связано с высокими мировыми ценами на нефть, то есть отрасль становится сверхприбыльной. Что отразилось и на НИК “Казахойл”: по итогам 8 месяцев мы перевыполнили обязательства перед правительством.


На прошлой неделе состоялся совет партнерства “Казахойла”, на котором принята программа на ближайшие четыре года. Если по основному соглашению с правительством к 2017 году уровень добычи углеводородов должен достигнуть 30 миллионов тонн, то сейчас эта программа пересмотрена. В 2004 году планируется довести добычу до 17 миллионов тонн нефти, в 2008 году — до 25 миллионов, в 2010 году — до 32 миллионов. Такие показатели вполне реальны, в первую очередь за счет агрессивной инвестиционной политики.


— Какие надежды вы связываете с контрактом по развитию газоконденсатного месторождения Карачаганак?


— Контракт стоимостью 900 миллионов долларов подписан с компанией “CCC/Saipem” на выполнение основных работ. Хочется отметить, что при подписании контракта впервые соблюдены условия, согласно которым все налоги подрядчик будет отчислять в бюджет Казахстана, а не менее 41 процента строительных работ будет выполняться казахстанскими строительными организациями.


Я думаю, что 900 миллионов долларов — не окончательная сумма. На эти деньги планируется построить газоперерабатывающий завод, газотурбинную электростанцию, внутренний и внешний нефтепроводы и другие промышленные объекты. Кроме того, другой подписанный контракт — на бурение, капитальный ремонт и инфраструктуру — оценивается еще в 500 миллионов долларов. Таким образом, на Карачаганаке будет освоен 1 миллиард 400 миллионов долларов.


Тех запасов месторождения Карачаганак, которые рассчитаны на 40 лет действия соглашения о разделе продукции, заключенного между КИО и правительством Казахстана, меньше, чем общих коммерческих запасов. Они оцениваются в 2,4 миллиарда баррелей жидких углеводородов и 16 триллионов кубических футов газа. Реализация контракта позволит довести уровень добычи на Карачаганаке до 9 миллионов тонн в год.


— Что еще входит в понятие “основные работы”, для выполнения которых и был подписан контракт?


— Это строительство железных дорог, внутрипромысловых нефтепроводов, бурение новых скважин, ремонт старых, строительство экспортного трубопровода, который соединит Аксай, Большой Чаган и КТК, другие крупные промысловые объекты.


Протяженность экспортного трубопровода составит 650 километров. Кроме КТК, он также присоединится к трубопроводу Атырау—Самара в Большом Чагане. Начальная пропускная способность трубы — 10 миллионов тонн конденсата в год, проектная — 12 миллионов.


Известно, что нефтяные проекты требуют больших инвестиционных вложений и длительного срока окупаемости. Как только начнется возврат инвестиций, 80 процентов доходов получат те, кто вложил деньги (“Бритиш газ”, “Тексако”, “ЛУКОЙЛ”, “Аджип”), 20 процентов — Казахстан. Затем произойдет смещение: 20 процентов отойдут подрядчикам, 80 — Казахстану. Все это оговорено в контракте. Примерно такая же схема работы с СП “Тенгизшевройл” и консорциумом ОКИОК.


— На каком этапе находится проект реконструкции Атырауского нефтеперерабатывающего завода, главным акционером которого является ННК “Казахойл”?


— Японская компания “Марубени Корпорейшн” уже подписала контракт на реконструкцию завода, а правительство Казахстана заложило в бюджет 2001 года гарантии на 200 миллионов долларов. Это не живые деньги, а именно правительственные гарантии. В целом реконструкция Атырауского НПЗ обойдется примерно в 308 миллионов долларов. Из этой суммы миллионов 80-100 в реконструкцию НПЗ вкладывает “Казахойл”. Намечается, что все работы завершатся в течение двух с половиной лет.


По условиям контракта японцы будут привлекать на подрядные работы в основном казахстанские предприятия, Представители “Марубени” посетили Бухару, где наши специалисты построили НПЗ. У японской стороны сложилось положительное мнение о казахстанских строителях.


— Не отказался ли “Казахойл” от своих намерений приватизировать Херсонский нефтеперерабатывающий завод?


— “Казахойл” управляет Херсонским НПЗ без малого год и готов приобрести его акции. Во время визита премьер-министра Украины Виктора Ющенко в нашу страну главы казахстанского и украинского правительств подписали протокол об условиях работы “Казахойла” на украинском рынке.


Нефтегазовая промышленность Украины постепенно становится на ноги. Это огромный рынок. И дай Бог, чтобы мы выиграли тендер: он будет довольно сложный, поскольку в нем примут участие крупные российские нефтяные компании. В целом “Казахойлу” выгоден этот проект: херсонский завод стоит “на воде”, и, став его собственниками, мы сможем поставлять нефтепродукты в Европу.


Хочу добавить, что все обвинения в том, что ННК “Казахойл” поставляет на Херсонский НПЗ нефть по заниженным ценам, необоснованны. Поставки осуществляются в соответствии с межгосударственным соглашением.


— А как же быть с отечественными нефтеперерабатывающими предприятиями?


— Сегодня доля “Казахойла” в общем объеме добычи нефти в Казахстане составляет 18 процентов, а на внутренний рынок компания поставляет 30 процентов. Значит, мы свои обязательства перед правительством перевыполняем. И если от продажи нефтепродуктов, произведенных на АНПЗ, мы получаем 73,4 доллара, то в Херсоне получаем в два раза больше — 140 долларов за тонну. «Казахоил» поставляет нефть и в страны дальнего зарубежья: по маршрутам Актау-Баку-Джейхан, Атырау-Самара, КТК, в Китай, Персидский залив.


Надо понять, что такими высокими, как сейчас, мировые цены на нефть никогда больше не будут. Как только произойдет их падение, все станут бороться за внутренний рынок. Казахстану нужно максимум 10 миллионов тонн нефти в год. Что мы будем делать с остальной нефтью? Поставлять соседям? Но та же Россия сама себя обеспечивает. Вот и приходится “Казахойлу” конкурировать с мощными российскими нефтяными компаниями. Тюменская НК купила Лисичанский НПЗ, “ЛУКОЙЛ” — Одесское нефтеперерабатывающее предприятие. Если у нас “выгорит” с приватизацией Херсонского НПЗ, то считайте, что “Казахойл” захватил рынок Украины.


— И все же. Не кажется ли вам, что если все нефтяные компании будут стремиться на внешний рынок, то нашим сельхозпроизводителям снова не хватит солярки, а владельцам автомобилей — бензина?


— В период уборочной кампании “Казахойл” продавал топливо по 200 долларов за тонну тем операторам, на которых указывали правительство или акимы областей. И свои обязательства выполнил.


Я считаю, что внутренний рынок Казахстана должен быть ориентирован на мировые цены. Вы покупаете хлеб по мировой цене, другие товары — тоже. Так почему нефтепродукты мы должны продавать по низкой цене? Если необходимо удешевление нефтепродуктов, сельхозтехники, удобрений для сельского хозяйства, то это нужно закладывать в бюджет. Дотировать сельское хозяйство, но не за счет удешевления нефтепродуктов. Рынок есть рынок, и директивными методами мы все равно не удержим цены на нефть.


Вообще, я не согласен с теми, кто считает, что с увеличением добычи и прибыли от экспорта нефти в стране не улучшается жизнь людей, Если жизнь все еще плохая, то этот вопрос не ко мне. Вы посмотрите, вклады населения увеличились, повысился спрос на жилье, автомобили, строительные материалы, заработали школы, которые были закрыты! Пенсию увеличивают, выдают вовремя!


Я не говорю, что в Казахстане наступил рай. Но ситуация меняется в лучшую сторону. Доходит до того, что мы уже города приводим в прекрасное состояние — Астана, Алма-Ата, Атырау, Восточный Казахстан. Если раньше власти Алма-Атинской области “наскребали” 5,5 миллиона тенге налогов, то сегодня Нуркадилов собирает 19,5 миллиона. Если у него раньше было 1,5 миллиона овец, то сегодня — 3 миллиона. Вы хоть одного человека покажите, который умер с голоду! Повторюсь, рая на земле нигде нет: даже в таких высокоразвитых государствах, как США, Англия, Германия, Италия, есть безработные, низкооплачиваемые и высокооплачиваемые рабочие. Наша же цель — увеличить и укрепить средний класс. А задача правительства — не только развивать нефтегазовую отрасль, но и малый бизнес, машиностроение, химию, нефтехимию. Необходимо разностороннее развитие страны.


«Новости недели»,

№ 3 (4), 10-16.10.2000 г.

Новости партнеров

Загрузка...