«Свободная линия» с Жармаханом Туякбаем

"Я не третий и не четвертый, я рядовой член общества"

Спикер нижней палаты казахстанского парламента Мармахан Туянбай лишен амбиций. Занимая четвертую по значимости должность в стране, этот человек никогда не думал о том, чтобы принять участие в президентских выборах. Между тем именно Мармахана Туякбая «доброжелатели» из Интернета пророчат в преемники нынешнего главы государства. Это первый в Казахстане спикер-силовик. В разное время ему довелось занимать кресла сначала военного, затем генерального прокурора, руководителя Государственного следственного комитета страны. Сегодня он думает о земле, безработных и бюджете страны, проект которого уже поступил в парламент. Таким оказался Мармахан Туякбай в «Свободной линии» нашей газеты. На минувшей неделе он отвечал на ваши вопросы.


Господин Туякбай, мне все-таки непонятно, какой вы по счету человек в государстве третий или четвертый? (Ермек из Алматы)


рядовой член общества, но по протоколу моя должность считается четвертой.


А если президент и спикер сената окажутся недееспособными, управлять страной будете вы?

По Конституции это действительно так.

Алло, господин спикер, что вы думаете по поводу того, что многие депутаты требуют дополнительных полномочий и усиления контроля за исполнением бюджета? (Каримова из Астаны)


Речь не идет о дополнительных полномочиях, поскольку они могут быть решены только путем внесения изменений в Конституцию. Депутаты на последнем заседании парламента ставили вопросы, касающиеся совершенствования организации деятельности палат парламента и их депутатов. А в отношении контрольных функций мы считаем, что если нам дадут возможность хотя бы контролировать исполнение бюджета, нарушений в сфере расходования бюджетных денег станет меньше.


А разве сейчас такого нет?


Нет. Мы бы хотели получить такие полномочия, но это требует очень серьезного обоснования, сложной процедуры изменений в Конституцию.


А смогут ли депутаты что-то изменить в предложениях правительства по бюджету 2001 года, и как вы думаете, вызовет ли главный финансовый документ страны жаркие дебаты? (Токаева из Алматы)


Жаркие дискуссии, скорее всего, будут не в целом, а по социальным вопросам, особенно по пенсиям. Например, совсем недавно в мажилисе рассматривался и обсуждался вопрос, касающийся индексации пенсий тем, кто получал ее до 1994 года. Мы создали целую рабочую группу.


Что касается минимального размера пенсии, то некоторые депутаты предлагают увеличить ее размер не на 455 тенге, а до 5 тысяч. Конечно, кое-кто на этом, возможно, хочет сыграть, подняв свой политический рейтинг. Пока вопрос остается открытым, но какие-то изменения по статьям, по классификациям, конечно же, будут. Поживем увидим.


Вообще же мне кажется, что с принятием бюджета не может возникнуть и усилиться конфронтация между правительством и парламентом. Найти взаимопонимание можно и нужно. Все-таки по сравнению с прошлым годом предполагается увеличение доходной части бюджета, и теперь есть что делить.


Здравствуйте. Жаке, скажите, кто, по-вашему, будет преемником господина Назарбаева? Вот в России господин Путин так гладко возник. У нас, наверное, тоже будут искать своего Путина? Кто, по-вашему, подходит на эту роль? (Не представился)


Надо исходить из Конституции, по которой президента должен избирать народ на всеобщих выборах.


Но все-таки должны ли готовить какого-то преемника, какую-то личность? По-другому ведь и быть не может.


Людей, которые считают себя готовыми быть президентом и заявляющих об этом, наверняка достаточно. К примеру, тот же Акежан Кажегельдин. Но я на сегодня не вижу реального человека, который мог бы претендовать на роль преемника Нурсултана Абишевича.


Скажите, а вы лично знакомы с Владимиром Путиным или с кем-нибудь из его окружения?


Путин из Петербурга, долгое время работал в Германии. Наши пути никоим образом не могли пересечься.


Тогда другой вопрос: вам никогда не говорили, что вы с Владимиром Путиным похожи? Я не говорю о внешности. Вы в прошлом так же, как и Путин, бывший силовик, за вами так же нет никакого скандального шлейфа, умеете выступать публично…


Я понял, куда вы клоните…


Вы никогда не задумывались о том, чтобы поучаствовать в президентских выборах?


Таких амбициозных планов у меня нет.


А вы не можете объяснить, зачем в зарубежной прессе и в Интернете поднимают ажиотаж вокруг досрочных президентских выборов в Казахстане? Особенно это стало заметно после того, как парламент республики принял закон о первом президенте Казахстана. Кому все это нужно?


Я убежден, что этот .закон рано или поздно должен быть принят. Первый президент, стоявший у истоков нашей государственности, должен иметь особый статус. Это символ независимости Казахстана. Именно при первом президенте произошли коренные преобразования в экономике, политической жизни страны. Они дались нелегко. Чтобы не было такого, что завтра пришел другой и сказал: «Все плохо, давайте начнем по-новому» и вновь ввергнул народ в пучину новых реформ. Это не наш путь, закон принят своевременно. История и время все рассудят.


Так откуда же все-таки разговоры о досрочных президентских выборах?


Вести разговоры и прогнозировать будущее никто никому не запрещает. Не стоит забывать, что в нашей стране есть оппозиция, которая не согласна с нынешним курсом.


Алло, я живу в центре Алматы, и на днях у нас здесь, можно сказать, была война. Полиция уничтожала террористов из Китая, которые засели в одном из жилых домов. Я вот после этого подумал, а может ли уйгурская диаспора стать в Казахстане «пятой колонной»? Все эти последние события в Алматы вызывают тревогу. (Не представился)


Во-первых, все террористические действия должны пресекаться. Других вариантов здесь нет, Что же касается национальности сепаратистов, то я думаю, на этом не стоило акцентировать внимание. Терроризм не имеет ни границ, ни национальности. Насчет уйгуров могу сказать, что из-за нескольких отщепенцев целый народ не может быть обвинен в терроризме и экстремизме. И ни о какой «пятой колонне» здесь речи идти не может.


Не считаете ли вы, что в такой обстановке нам нужно увеличить финансирование военных и госбезопасности не в два, как предполагается в бюджете следующего года, а в три раза?


Я думаю, что органы, отвечающие за национальную безопасность, прекрасно представляют степень опасности, которая сейчас существует. Бюджет определяется с учетом их запросов и возможностей. Сегодня на обеспечение обороны и безопасности предполагается направить около 14 процентов всей расходной части бюджета. Это намного больше, чем в предыдущие годы. Во всяком случае, президент неоднократно подчеркивал необходимость повышения обороноспособности нашей страны.


Господин спикер, как бывший силовик как вы оцениваете операцию по уничтожению бандитов в центре Алматы? Не считаете ли вы, что полицейские действовали, как слон в посудной лавке? Зачем надо было стрелять в центре города, когда у террористов не было заложников, ведь их можно было взять голодом, на измор? (Лейла Досжанова из Алматы)


Считаю, что правоохранительные органы должны действовать адекватно той опасности, которую представляют преступники.


Я не знаю, почему было принято решение штурмовать квартиру в жилом доме. Если есть возможность, не надо доводить дело до уничтожения людей. Сказать, насколько тактически верно поступили правоохранительные органы, не могу.


Здравствуйте! Прочитал в газетах, что вы недавно вернулись из Москвы, где предлагали своим коллегам из России рассмотреть идею создания евразийского парламента. Как-то все это по-популистски выглядит. Назарбаев с идеей Евразийского союза уже много лет не понят, и с чего вдруг сейчас о евразийском парламенте заговорили? (Касымжомарт Касымов из Астаны)


Мне кажется, все хорошие идеи не были поддержаны в свое время из-за амбиций руководителей СНГ. Коль эта инициатива не моя, значит, надо заблокировать. А сейчас сама жизнь подсказывает, что без интеграции нельзя, особенно в Центральной Азии. Когда поднимают голову религиозный экстремизм, терроризм, когда идет угроза со стороны южных рубежей, надо как-то объединяться.


Так получается, что, если бы не последние события в Афганистане, Ташкенте и Киргизии, никто из руководителей СНГ так и не смирился бы со своими амбициями?


Безусловно.


Еликбаев из Алматы вас беспокоит. Жаке, скажите, какие законы парламент должен принять в первую очередь?


Это прежде всего законы, регулирующие экономику. Это тот перечень, который президент назвал приоритетным. В нем больше всего волнует, конечно, закон «О земле», который обсуждается уже не один год. Были высказаны самые различные мнения. Законопроект на 80 процентов заново переработан, и мы его, наверное, до конца года примем.


Второй это, конечно же, Налоговый кодекс. Хотя он еще не поступил в парламент, но общественный резонанс по этому вопросу неоднозначен. Это в определенной степени отражается на настроениях депутатов. Некоторые из них уже сейчас высказывают свое негативное отношение к законопроекту. Вероятно, он тоже будет бурно обсуждаться.


— Еще один закон «О занятости населения в Республике Казахстан». Он очень актуален, ибо сегодня самая главная проблемаэто безработица, которую надо если не ликвидировать, то хотя бы сократить. Законопроект полностью нас не устраивает, и у нас было намерение возвратить его правительству на доработку. Новый министр труда и социальной защиты такого же мнения. Сегодня мы пытаемся доработать, усовершенствовать этот законопроект своими силами. Если успеем, то в этом году он будет принят. Правда, одним законом проблему безработицы не решить. Мы знаем, что многое зависит от того, как мы будем создавать рабочие места, усиливать поддержку отечественного производителя, создавая ему определенные налоговые льготы. По крайней мере, надо хотя бы предоставить местным производителям равные с иностранными инвесторами возможности.


Здравствуйте! Господин Туякбай, когда-то вы были председателем Государственного следственного комитета. В СМИ появлялась разная информация о причинах, по которым этот комитет ликвидировали. Одни говорили, что ГСК «слишком далеко зашел в разоблачении коррупции». Другие утверждали, что комитет «не оправдал доверия». Столько лет спустя вы можете рассказать, как было на самом деле? (Олег Ким из Шымкента)


Идея образования ГСК объединить все следственные подразделения под одну крышу не моя. Я был против этого. Но по иронии судьбы этот орган поручили возглавить именно мне. На первом этапе комитет скомплектовали чисто механически из различных служб, органов внутренних дел и других правоохранительных органов. Естественно, все их недостатки перешли по наследству ГСК. Комитет просуществовал два года, а по-настоящему проработал и того меньше. Было очень сложно. У некоторых руководителей других правоохранительных органов отношение к ГСК было ревностное, если не сказать больше. Но все же нам удалось организовать его работу. Не скажу, что были достигнуты выдающиеся успехи в борьбе с организованной преступностью и коррупцией, но кое-что сделать удалось. Сегодня мне кажется, что ГСК со всеми его функциями нужно было сохранить и дать возможность доказать свою состоятельность. Комитет упразднили преждевременно.


Как бывший генеральный прокурор ответьте на один вопрос: что нужно сделать, чтобы помирить прокуратуру и полицию? Они ведь сейчас как кошка с собакой живут?


Это заложено в природе их взаимоотношений, так как прокуратура осуществляет надзор за работой органов, ведущих уголовное преследование. Прокуратура следит за тем, чтобы они не нарушали закон. Отсюда и противоречия. Отношения, когда в определенной степени действует принцип «сдержек и противовесов», вполне нормальны. Иногда, правда, из-за амбиций некоторых руководителей полиции и прокуратуры отношений доводятся до понятий: кто выше, кто ниже, кто сильнее. Это, конечно, нужно в корне пресекать.


Так вы считаете, что мирное сосуществование невозможно уже исходя из природы этих органов?


Вообще им нет необходимости мирно сосуществовать, потому что полиция подконтрольный и поднадзорный орган и является представителем исполнительной ветви власти. Прокуратура президентской. В их взаимоотношениях «мирное сосуществование» равно их сращиванию, от которого прежде всего будут страдать люди и закон.


Здравствуйте, Жаке! С вами говорит Алакозова из Рыскуловского района Жамбылской области. Я ваша ровесница и родом с юга Казахстана.


Очень приятно.


Двадцать лет я старалась добросовестно работать директором школы. В прошлом году стала депутатом Жамбылского областного маслихата. На первой сессии, когда рассматривался бюджет области, я попала в немилость. Меня аким района притесняет. Понимаете, я попала в опалу из-за того, что старалась рассказать всю правду о коррупции…


Если это так, то по вашему вопросу будут сделаны соответствующие выводы.


Я была у областного прокурора Тулегенова. Они предъявляют мне обвинение в том, что я якобы продала аттестат. Но ведь я же директор школы, и такой номер аттестата по накладной в нашу школу не поступал.


Я одного не могу понять. Являясь депутатом областного маслихата, вы не можете себя защитить? Обратитесь к акиму области.


Алло, я из Жамбылской области звоню. У меня воры угнали «Волгу». Об этой машине мы мечтали всю жизнь, но ее до сих пор не нашли, похоже, что прокурор получил за это деньги и поэтому дело не двигается с места.


Обещаю вам обратиться к министру внутренних дел Каирбеку Сулейменову, может, он поможет разобраться в вашем деле.


Моя фамилия Игнатьев. Я из Атырау, и мы с вами, получается, почти земляки. Вы, наверное, знаете, чем живет Атырау. Все говорят: нефть это деньги, а ведь наша область одна из самых плохих. Сколько денег предполагается отчислять из бюджета на Атыраускую область?


-Я знаю, что бюджет следующего года предполагается увеличить в два раза, так что с 2001 года, думается, все будет нормально. Правда, не могу сказать, что денег хватит на все, но тем не менее такое увеличение бюджета уже о чем-то говорит.


Позвольте задать вам сугубо личный вопрос: вас что-нибудь с нашей областью связывает?


С Атырауской областью у меня связаны самые теплые и прекрасные моменты жизни. Там я проработал четыре года, и это было время становления меня как личности, утверждения как человека. Я получил доверие жителей вашего региона, хотя и не являюсь его уроженцем. Я стал депутатом Верховного Совета 12-го созыва.


Спасибо, у нас о вас также самые теплые воспоминания.


«Экспресс К»,

№ 184 (14552), 11.10.2000 г.

Новости партнеров

Загрузка...