Балташ ТУРСУМБАЕВ: «Это Туркмен-баши такой умный и ловкий — объявил нейтралитет, и с него взятки гладки»


Чуть более года тому назад Вы участвовали в парламентских выборах. Однако в парламент не попали. А как Вы оцениваете работу тех, кто туда попал?


Всем известно, что парламент — это законодательный орган, один из основополагающих институтов демократического устройства государства, общества. Но у нас, увы, этот институт представляет собой пока что просто атрибут. Атрибут, олицетворяющий демократию, но никак не соответствующий тому глубинному содержанию и назначению, что подразумевается под словом и понятием “Парламент”… Причин тому, почему так все обстоит с нашим парламентом, найдется, наверное, немало. Но одна из самых очевидных кроется в том обстоятельстве, как, точнее, каким образом формировался наш парламент. Заметьте, я говорю — формировался, а не избирался (ведь подтасовки при выборах представительных органов власти, конечно же, происходят не только в Казахстане, но на последних выборах мы превзошли самих себя…). Кстати, я совершенно далек от мысли упрекать в чем-либо действующих парламентариев. Скажу больше: на мой взгляд, в качественном плане, по уровню интеллектуальной подготовки, несколько депутатов, пришедших “на новенького”, заметно сильнее прежних… С другой стороны, известно, и не только мне, что в парламенте много таких, кого народ туда не делегировал. Они именно “попали” в парламент. Что из этого следует? А то и следует, что народ испытывает к парламенту ровно столько доверия, сколько он его питает к правительству, поскольку прекрасно понимает, что назначенный депутат будет защищать не его интересы, а того, кто пристраивал своего человечка в мажилис.


— Чем был занят Балташ Турсумбаев после парламентских выборов и по сей день?


— Если говорить обо мне как о частном лице, то можно сказать, что я занимался своими частными, обыкновенными житейски-семейными делами. Если говорить обо мне как о политике, то в силу этого я, конечно же, внимательно слежу за основными международными событиями. Меня, допустим, как и всех, беспокоят события, происходящие у наших южных соседей.


— В таком случае, как Вы прокомментируете тот факт, что газета “Республика-2000” в лице журналиста Юрия Киринициянова, по сути, обвинила Вас в политической недальновидности, заключающейся в том, что в бытность свою шефом Совета безопасности РК Вы проигнорировали талибанскую угрозу. В то время когда ваш российский коллега, генерал Лебедь, оказался в своих прогнозах точнее.


— Вот как? Ну, с таким “журналистским” приемом мне приходилось не раз сталкиваться – это же полное выпадение из контекста! Я хорошо помню собственные выводы и все остальное, что говорилось тогда в связи с этой темой. Помнится, генерал Лебедь, а также многие российские политики, включая небезызвестного Жириновского, пророчествовали, что талибы сомнут центральноазиатские страны и вполне могут оказаться в районе Урала, и поэтому, мол, надо бы нанести превентивный удар. Таким бравым генералам мало того, что они в свое время натворили в многострадальном Афганистане.


Прошло почти пять лет с тех пор, как Лебедь разразился в “Комсомолке” своими гаданиями. Однако, несмотря на всю серьезность возникшей ситуации, Центральная Азия на месте, и тем более никакими талибами в районе Урала не пахнет. Ведь надо помнить, какая в 1996 году была обстановка, что преследовал такими заявлениями генерал Лебедь (или Жириновский). Здесь есть свои нюансы и их не так уж, между нами говоря, и много. А ведь, когда мы говорим о движении “Талибан”, мы должны помнить, что это прежде всего движение, чья сила сплошь состоит из пуштунов. А теперь задумайтесь сами: что потеряли пуштуны в казахстанских степях? Можно сколь угодно говорить о талибах, как о силе, за которой стоит то ли ЦРУ, то ли Пакистан. Но никак нельзя упускать из виду, что в случае полной и безоговорочной победы Талибана над Северным Альянсом страна возвращается к нулевому варианту, к 1979 году. Ведь до так называемой Апрельской социалистической революции страной правил король, родом из пуштунов, все более или менее значимые должности в системе исполнительной власти, в силовых структурах занимали также представители этого народа. Вмешательство извне, сначала военное СССР, а затем косвенное, через Пакистан, другой сверхдержавы нарушило то равновесие, которое худо-бедно наличествовало в Афганистане.


Я и тогда был уверен и сейчас убежден, что пуштуны не полезут вглубь Казахстана, да еще на Россию. Они даже по количеству населения не осилят узбеков, казахов, киргизов. Опасность же для Центральной Азии (и уж потом в какой-то мере для России) кроется в тех тяжелых социально-экономических условиях, в которых, в силу целого ряда объективных и субъективных причин, оказалось таджикское, узбекское население. Разве Джума Намангани пуштун? Конечно, фактор Афганистана имеет огромное значение для дестабилизации Центральноазиатского региона. Ведь сюда отступят выдавленные из Пандшера бойцы Северного Альянса. Но нам нечего бояться идей экстремистского толка, если начнется нормализация социально-экономического развития внутри стран региона, когда президенты-руководители, отцы-командиры тех стран, которые граничат с Афганистаном, начнут создавать рабочие места, сумеют найти общий язык с теми силами, которые возьмут под свой контроль Афганистан… Причем всеми этими вопросами надо заниматься параллельно, наряду с чем проявлять бдительность, со всей серьезностью подходить к вопросам повышения обороноспособности, а не пугать постоянно свой народ или, того хуже, делать из этого какие-то шоу. А вы говорите: какой-то Киринициянов, который вспоминает какого-то Лебедя… Прогнозам этого генерала верить нельзя. Не он ли утверждал, что установил долгий мир на Северном Кавказе?! Ну, и куда подевался тот “мир”?! Возвращаясь к нашему “южному фронту”, еще раз замечу: не надо поддаваться панике и тем более раздувать ее.


— Интересно, а как Вы оцениваете внешнюю политику, проводимую Казахстаном?


— Сожалею, но относительно содержательной части проводимого моим бывшим ведомством курса (Б.Турсумбаев сравнительно недавно был Чрезвычайным и Полномочным Послом РК в Турции. — Прим.) ничего оптимистического сказать не могу. Я, например, полностью разделяю критику по поводу нашей так называемой “многовекторной внешней политики”. Не может быть такого принципа ни в простой человеческой жизни, ни в дипломатии, ни в политике, наконец, когда декларируются одинаковые отношения со всеми. Не могут у Казахстана, по определению, быть одинаковые интересы в Афганистане, в ЮАР, в России. Это Туркмен-баши такой умный и ловкий — объявил нейтралитет, и с него взятки гладки. Для такой страны, как Казахстан, очень важно разработать на самом высоком прагматичном уровне внешнеполитические приоритеты: с кем надо тесно дружить, с кем поддерживать отношения только на уровне дипломатических ритуалов, в какие международные организации надо входить, а каких сторониться и т.д. Вместо этого мы наблюдаем какие-то шараханья, иное определение этому трудно найти. Возможно, это происходит из-за того, что у нас нет пока системы определенных исследовательских (аналитических) центров, изучающих со всех сторон, в специальном порядке, те или иные страны и регионы. Ведь даже тех же узбеков, наших ближайших соседей, мы должны постоянно, комплексно изучать. А знаем ли мы таджиков, их современную идеологию, их историю в таких объемах, которые помогли бы нам, скажем, что-либо спрогнозировать, предугадать? А ведь все это вопросы государственной важности. Если угодно, весь цивилизованный мир так работает.


— Как Вы смотрите на создание ЕврАзЭС?


— Здесь главная опасность в том, чтобы в этом деле не сработал так называемый закон, сформулированный экс-премьером РФ Черномырдиным: “Хотели как лучше, а получилось как всегда”… Не хочу, что называется, каркать, но меня сильно смущает та несерьезность, что ли, которая проявилась. Вот сами посмотрите: на весь мир заявили о таком грандиозном, по своей сути, межгосударственном проекте. Но о создании какой-либо солидной, многоотраслевой комиссии, которая взялась бы за изучение возникшего вопроса, что-то не слышно и не видно. А ведь если по уму, то такая комиссия должна засучив рукава взяться за работу сразу же, пока еще чернила не высохли на таком судьбоносном документе! Но уже нашлись “шапкозакидатели”, которые стали сравнивать ЕврАзЭС с ЕС. Корректно ли сравнивать эти структуры? Дело не в том, что ЭС уже много лет работает, а ЕврАзЭС еще и не начало. Различия в другом. Европейский союз создавался на базе государств, крепко вставших на ноги, в момент интеграционных соглашений. Сегодня ЕС имеет фонд в два десятка миллиардов, которые идут на внедрение новейших технологий в наукоемкие отрасли с перспективой на 20, а то и 30 лет. Одна Германия выделяет что-то около десяти млрд. долларов. А у нас?


Безоговорочным флагманом ЕврАзЭС является Россия, но сможет ли она справиться со своей ролью в своем нынешнем состоянии? Россия не менее Казахстана бездарно теряет свои природные богатства, сырье. Например, воруя российский газ, Украина нанесла России многомиллиардные убытки… и остается безнаказанной, поскольку другого маршрута для российского газа и нефти нет. Перед Казахстаном, находящимся еще дальше, в глубинах континента, маячат точно такие же проблемы. Как это все привести в порядок? Начать хотя бы с согласования внешнеполитических приоритетов и прочего… Мало иметь единое экономическое пространство, необходимо идентичное демократическое поле — ведь в продвижении к демократии страны ЕврАзЭС демонстрируют разные скорости. Но в принципе, проект ЕврАзЭС я оцениваю очень положительно. Хочется все-таки верить в лучшее…


— Раз мы столько уделили внимания внешней политике — давайте коснемся и внутренней ситуации…


— За текущей политической и общественной жизнью нашей республики я тоже слежу внимательно, анализирую. В этом плане работа всегда шла и идет беспрерывная. А какой аспект Вас интересует?


— После выборов Вы были замечены в числе активистов Форума демократических сил. Затем как-то незаметно исчезли. Вы пересмотрели свои взгляды, разошлись с кем-то во мнении?


— Начнем с того, что если я нигде не мелькаю, как иные, это не значит, что я “исчез”. От всего того, что мы сделали во время создания Форума, я не отказываюсь. Мы довели до властей, до общественности, до общественных организаций, включая международные, свои претензии по поводу исхода выборов. И если сегодня Форум продолжает работать, он существует, значит, первоначальный толчок, посыл, заряд были существенными. Кстати, вы должны быть, наверное, в курсе, что основу Форума составили политические партии и движения. В то время когда я — человек в этом смысле свободный. Но думаю, что присутствие моей скромной персоны прибавило весомости этому Форуму в прошлом году, особенно на том этапе, когда он образовывался и когда он разрабатывал и выдвинул идею Национального диалога. Другой разговор, что между участниками Форума на уровне политических организаций и политических руководителей стали возникать какие-то разногласия (а именно так я понял ситуацию из нескольких газетных публикаций). Пока эта ситуация мне в подробностях неизвестна, поскольку я посчитал свою миссию на Форуме выполненной и продолжительное время ни с кем из форумщиков не виделся и не общался…


— Чем намерен заняться частный человек и свободный политик Балташ Турсумбаев в ближайшей перспективе?


— Пока что будем функционировать в прежнем режиме. Остальное покажет время, а его сегодня спокойным никто не назовет…


Беседовал Джанибек СУЛЕЕВ

Новости партнеров

Загрузка...