Какое государство мы строим?

Решение глав государств – участников Таможенного союза о создании новой международной экономической организации – Евразийского экономического сообщества – может остаться на бумаге, поскольку слишком много противоречий накопилось за десять лет, проведенных врозь. Так считает заместитель председателя Республиканской народной партии Казахстана Газиз Алдамжаров.


Решение о создании ЕврАзЭС носит несколько декларативный характер. Делать такой вывод заставляет множество причин. Мы знаем, что в России сейчас идет обсуждение государственного гимна, вокруг которого поднялся большой шум в СМИ и среди населения. Все спорят о том, какой принять гимн. Оказалось, что слова гимна намного важнее, чем Евроазиатский союз. Кто-нибудь видел российский телеканал, который бы уделил данной теме должное внимание? Я думаю, что в политическом плане решение о создании ЕврАзЭС выгодно России; выгоден этот шаг и Казахстану. Выгоден прежде всего из-за того, что Казахстан получает некую возможность показать США свою самостоятельность в определении стратегических партнеров. Не секрет, что сегодня в Западной Европе и США идет публикация некоторых материалов, компрометирующих наше руководство. И как всегда в таких случаях, мы начинаем обижаться. Раз обижаемся, значит, ищем такого человека, который бы поддержал нашу большую обиду, как бы сгладил нашу рану. Этим человеком выступает Россия.


Я думаю, что осмысление решения о создании ЕврАзЭС придет чуть позже. Наша партия и я, как человек, считали и считаем, что должны быть нормальные взаимоотношения с Россией. Я вообще не воспринимаю нынешнюю многовекторную внешнюю политику руководства нашей страны, поскольку считаю: для такой маленькой страны, как Казахстан, многовекторной политики не бывает. В мире есть основной принцип: или надо быть сильным, или надо научиться уважать сильного. Если ни того, ни другого мы не умеем, то не можем практически выжить. И нас либо заставят войти в состав какого-нибудь государства, либо мы добровольно сделаем это сами.


Есть много причин, которые говорят о том, что этот союз скоро не сложится. Будем исходить из того, что нужно простому человеку. Для простого человека союз необходим. Мы помним итоги референдума перед развалом Советского Союза, когда все однозначно сказали: “Мы – за Советский Союз”, но никто нас не послушался. Сегодня кто-нибудь посоветовался с нами перед тем, как принять решение о создании ЕврАзЭС? Или кто-нибудь рассказал о сути подписанного договора в СМИ? Мы не знаем, что даст данное Сообщество. Нам говорят, что это хорошо. Хорошо ли? Я хочу сказать, что народ в любом случае пойдет на такой союз. Даже если сейчас провести референдум, каждый, кто понимает и не понимает, проголосует за объединение. У меня сомнений в этом нет. Но у меня большое сомнение в самой власти. Кто из президентов отдаст добровольно свою власть? Когда он здесь — вершитель судьбы, и вдруг он становится нулем, зависим от одного или другого человека…


С чего можно было начать объединение? Когда еще в 1993-1994 гг. я говорил о необходимости интеграции и объединения с Россией, власть меня обвинила в том, что я имею тяготение к России, чуть ли не хочу втащить Казахстан в состав Российского государства, и это было объявлено во всеуслышание. И во время парламентских выборов тяготение к России мне было поставлено в вину, это стало моим единственным недостатком как кандидата в депутаты мажилиса.


Я – гражданин этой страны и отношусь к этой земле, как к родине моих предков. Естественно, мечтой любого народа является желание жить в суверенном государстве, быть равным среди равных. Я этого и хотел. Но я бы желал, чтобы те взаимоотношения, которые сложились веками, мы сохранили. И с чего сегодня надо начинать? Не просто подписать и говорить, а принимать конкретные шаги, чтобы такое объединение состоялось. Но здесь далеко не все просто. Если рассматривать такой союз в аспекте, в котором его понимают отдельные идеологи интеграции, это означает практически возвращение в Советский Союз. Можно было бы войти в Советский Союз, но мы не знаем, какого характера государство будет построено у нас, ведь никто в Казахстане еще официально не сказал, какое государство мы все же строим. В Конституции заявлено, что Казахстан является правовым социальным государством. Мы же не относимся ни к правовому государству, ни к социальному. Мы говорим, что строим капиталистический строй, но рынка, который сложился в капиталистических странах, у нас нет. У нас смесь социализма, капитализма, феодализма — да чего только нет у нас. Ярко выраженной ориентации на строительство какого-либо типа государства на территории Казахстана у нас нет. Знаем ли мы, что хочет Россия, какое государство собирается строить? Ведь тип государства, которое в перспективе состоится, должен быть декларирован. И все основные экономические, социальные и политические задачи должны быть направлены на решение этого. Кто-нибудь в России, Киргизии, Таджикистане и Казахстане сказал, что они строят? Ориентация у таджиков (у половины населения) – на мусульманский мир, то есть на внедрение исламского социализма. В Киргизии сами не знают, что строят. Мы в Казахстане не знаем. Россия тоже не знает. Как объединяться в таких условиях, если даже цели не общие?


Прежде чем объединяться, давайте определимся, что мы строим. Это первое. Второе: готова ли сама кучка людей, которая находится во власти и вершит судьбами людей, отдать те полномочия, которые сегодня имеет? Ведь создание любого государства, союза полагает как бы отдачу части своих полномочий. Вот, например, нужен оборонный союз. Необходимость создания такого союза сомнений ни у кого не вызывает. Но что необходимо в пределах оборонного союза, который мы бы хотели создать, — жесткое подчинение сверху донизу, армия ведь. В этих условиях получается, что казахстанский генерал, живущий по казахстанским законам, должен подчиниться российским генералам, живущим по российским законам. Поэтому модель международной экономической организации надо отработать вначале на уровне союзов — скажем, Таможенного, оборонного и т.д. Похвально стремление догнать Европу в ее интеграционных устремлениях, но так мы ее никогда не догоним. Несмотря на то, что в Европейский союз входят страны благополучные, во многом у них разное понимание. Главной целью любого объединения является построение сильного государства, но при этом всегда приходится чем-то поступаться. А готовы ли к этому?


Как насчет оборонного союза? Что мы должны делать, чтобы оборонный союз работал? Мы должны часть оборонного союза отдать в наднациональные структуры. Часть полномочий президента как главнокомандующего; часть полномочий, которые возложены на парламенты, тоже надо отдать наднациональному парламенту, который должен выработать единый закон в отношении оборонного союза. Согласится ли на сегодня президент Назарбаев не быть главнокомандующим, потому что армия – опора его политической системы. Если он отдаст часть полномочий, то от него уйдет определенная сила, которая могла бы удержать в случае чего его власть. При таком даже поверхностном анализе реален ли такой оборонный союз? А он нам сегодня нужен как никогда, потому что определенное движение исламского фундаментализма направляется сюда. Простой пример: раздача прокламаций в Туркестане во время празднования 1500-летия города и по всему юго-восточному Казахстану. Это то, что обнаружили, а ведь подобного рода литература ходит уже вовсю. И в некоторой степени лидеры государства сами стали этому способствовать. Мы признаем свое бессилие, когда отзываем студентов, которые учатся в теологических университетах других стран. Мы признаем свое бессилие, когда заявляем устами президента и его родственника – племянника Кайрата Назарбаева – Сатыбалды, когда говорим, что по всей стране мы построим мечети. Я этого не понимаю: сами говорим об исламском фундаментализме и хотим остановить его строительством новых мечетей, пытаемся противостоять исламизации страны и создаем мечети, чтобы люди верили в бога.


Мы должны начинать с малого — оборонный союз, а дальше решать, готовы ли мы сами делегировать часть своих полномочий в наднациональные органы. Начинать надо с этого. Нынешнее Сообщество создается на базе Таможенного союза. Это аморфный орган, в котором нет единого управления, потому что Таможенный союз, как военная служба, должен быть четко регламентирован. Для нормальной работы необходима соподчиненность, чего в Таможенном союзе сегодня нет. Об этом я неоднократно говорил в 1993-1995 гг., когда Нурсултан Назарбаев занимался строительством СНГ. Повторю и сейчас то, на чем делал акцент. По моему мнению, если Казахстан хотел реально создать СНГ, то он должен первым выступить и сказать: “Я делегирую в наднациональные структуры такие-то мои полномочия, такие-то полномочия парламента”. Декларация необходимости интеграции идет, но делегировать часть полномочий, чтобы такая интеграция стала реальностью, никто не хочет. Даже Таможенный союз, на базе которого хотят создать Сообщество, ничего не имеет — ни общих законов, ни общих тарифов, ни общей экономической зоны. Не соблюдаются три принципа – единство закона, единство тарифов и общая экономическая зона. Естественен вопрос: готовы ли вы, господа, создать Сообщество? Не надо хорошую идею превращать в политическую игру. Решение о создании Евразийского экономического сообщества — обыкновенная игра, но народ воспринимает ее серьезно. Потому что народ жил с российским народом и будет жить. И ради этого союза народ готов поступиться частью своего суверенитета, не надо его обманывать. Давайте научимся уважать свой собственный народ. И объясним, что такой союз может принести. Надо доказать, что такое объединение не станет новой империей. А отдельные положения в принятом заявлении глав государств — участников Таможенного союза, заявивших о создании ЕврАзЭС, повторяют положения той же империи, от которой мы ушли. Я хочу союза с Россией — равного, равноправных отношений. Хотя я и маленькая нация, но я хочу, чтобы со мной считались, потому что я существую на этой земле (употребление местоимения “я” не означает, что речь идет именно обо мне, я говорю от имени всех казахов).


Создание той империи сегодня невозможно, потому что изменился мир и изменились мы. Та империя в некоторой степени уравнивалась за счет идеологии коммунизма, и потому казахи сохранились как народ. Сохранимся ли мы потом? Многие ссылаются на американский народ, но в американском народе тысяча наций, однако никто себя корейцем не считает, а говорят: «американец корейского происхождения». Но к этому надо прийти, а чтобы прийти — экономическое благополучие должно быть настолько высоко, что я стал бы прекрасно жить в мире, при этом называл бы себя казахом, и никто меня не ущемлял бы. Однако до этого нам слишком далеко. И самое главное – если хорошенько подойти к экономике Казахстана, мы могли бы жить намного лучше, богаче, чем россияне. При такой территории, при таком сырьевом богатстве — не умеем мы управлять государством… Если бы мы видели задачи, то народ готов был бы терпеть. Ведь и сегодня Казахстан мог бы жить хорошо. 1 млрд. нефтедолларов остался за границей, никто его не ищет.


Я не думаю, что решение о создании Евразийского экономического сообщества так быстро реализуется. Кстати, сегодня многие говорят: вот, мол, Путин выступил и сказал, что Россия готова принять русских и казахов. Но ведь ничего нового Владимир Владимирович не сказал. В Казахстане миграция русских и казахов была и остается. Миграция в Россию из Казахстана очень выгодна, потому что наши казахстанцы, кто бы ни выезжал, продают дом; у них есть специальность (у нас не уезжают нищие, безработные, у кого нет денег на отправку контейнеров). Уезжают богатые, умеющие работать головой и руками. Этих людей любая страна примет, потому что в них не надо вкладывать. У них – образование, у них есть деньги. У них есть умелые руки. Любая страна примет этих людей, поэтому миграция в Россию была и будет, но миграция пагубна для Казахстана. Вымывается интеллектуальная часть, остается неквалифицированная часть, вместе с этими людьми вымываются деньги. Вместе с этими людьми уходит будущее нашей страны, потому что кто-то должен строить заводы и фабрики, кто-то должен учить наших детей. Уходит будущее. И когда мне говорят, что, мол, были бы деньги и мы тогда любого специалиста из любой страны сможем пригласить и построить за счет этого общество, он глубоко ошибается. Для строительства государства надо глубоко уважать свой народ. Да, можно строить Эмираты, Саудовскую Аравию, когда нас мало (10-12 млн.) и нам создают главенствующее положение, а приезжающие работают на наше благополучие, на государство, но для этого надо любить собственный народ. А мы сегодня первыми из стран СНГ сделали платным высшее образование, лишив сотни юношей и девушек надежды на получение специальности. Казахов сегодня в республике около 5 млн. человек, из этих 5 млн. процентов 80-90 находится за чертой бедности.


Вряд ли у Владимира Путина была возможность изучить, что такое Евразийский союз — он просто подхватил идею, которая в некоторой степени дает противостояние с Америкой. Надо собрать под крыло все республики. Я думаю, что эта идея не родилась в голове Путина. Реализация принятого решения требует больших экономических затрат. Она родилась как лозунг. И как лозунг, решение о создании ЕврАзЭС свою роль выполнило. Но, как идея, еще не утвердилась. Возьмем такой факт. Киргизия является членом ВТО, по уставу ВТО Киргизия менять таможенные пошлины не может. Как быть? Теперь Киргизии надо выйти из Всемирной торговой организации? …Это говорит о том, что вопрос не продуман, и надо было разделить: перед тем, как говорить о ЕврАзЭС, сначала надо было бы создать оборонный союз, а потом наполнить реальным содержанием Таможенный союз, выработать единое законодательство, предусматривающее идентичное образование, свободу передвижения, общую экономическую зону, то есть он должен складываться из составляющих. Этими составляющими является то, что я перечислил. Сюда надо прибавить единую валюту, банк-эмитент. Ведь не секрет, что мы находимся на различном уровне экономического развития, мы являемся конкурентами друг другу на западных рынках, где стремимся продать свою нефть, цветные металлы, получить кредиты, при дефиците технологии и дефиците валюты…Мы все заинтересованы работать с дальним зарубжьем, а не с ближним, так как там – валюта, технологии. Другая проблема — как себя поведут националисты, которых у нас, как показывают факты, создает власть. Если сумеем решить все эти проблемы, значит, Евразийское экономическое сообщество состоится. Не сумеем в силу своих амбиций поступиться частью привилегий, полномочий, значит, до интеграции по примеру Европы нам далеко.

Новости партнеров

Загрузка...