“Падший архангел власти” и выдающийся “рубщик капусты”

Акежан Кажегельдин, надо отдать ему должное, в любом положении находит способы эффективно работать на себя. В свое время он талантливо вылепил образ премьера-реформатора, а сейчас у него отлично получается роль лидера демократической оппозиции Казахстана в изгнании.


Однако справедливости ради надо сказать и то, что такая игра у него не получилась бы без замечательных помощников. Нет, в данном случае имеются в виду не Нурбулат Масанов, Сергей Дуванов и Амиржан Косанов. Это – достойные люди, без кавычек – элита и надежда Казахстана, но они – вне власти, поэтому их возможности ограничены.

Наш невысокого роста экс-макроэкономист хорошо виден в Вашингтоне, Лондоне и Брюсселе потому, что он стоит на плечах самой власти. Подобно тому, как сложение двух минусов дает плюс, страх и бестолковость высоких чинов создали ему тот пьедестал, с которого он возвышается над “коррумпированным” и “диктаторским” режимом.


Знаете, почему Акежан Кажегельдин столь докучлив и неуязвим для нашей власти? Потому что он – плоть от плоти самого режима, его порождение, воспитанник и выдвиженец, заработавший право быть в числе создателей, посягнувший на лидерство, потому и отторгнутый.


Ситуация не новая, богословы знают, что Сатана – это вторая сущность Всевышнего. Так что лидер Форума демократических сил – это как бы падший архангел власти, низвергнутый с астанайских высей в оппозиционную гиену огненную.


Сами Небожители делают все, чтобы адское пламя всеобщей отчужденности лизало им пятки. Процесс идет автоматически: проплывающая на облаках власть медленно поджаривает саму себя на тлеющей внизу грешной земле собственного государства.


Режим собственноручно наломал дров в костер под названием Национальный диалог, сам поднес спичку, дал разгореться, потом наполовину притушил, после чего… сел тыльным местом на шипящие угли и сейчас упорно-тоскливо по ним елозит!


В жизни это выглядит так.


Под занавес августа администрация стыдно не закончила первый тур объявленного ей самой астанайского балета, отменив в последний момент мандат Ермухамета Ертысбаева на «круглый стол» с оппозицией.


Через три дня обворожительная председатель Центризбиркома, не устояв перед длительной галантной настойчивостью ОБСЕ, согласилась станцевать хоровод “демократизация избирательной системы” под сводами парламента вместе с оппозиционерами и депутатами. После чего ЦИК, мажилис, сенат и правительство, играя роль коллективного кролика, замерли в оцепенении перед предстоящим явлением ОБСЕ на продолжение хоровода, который они сами назначили на стремительно приближающийся январь.


Подобно буриданову ослу, сдохшему от голода между двумя равноудаленными от него копнами сена, наше суверенное демократическое государство — член ОБСЕ — одинаково не в состоянии сделать две вещи: исполнить рекомендации этой организации по приведению казахстанского избирательного законодательства в соответствие с ее стандартами, послать ОБСЕ с ее стандартами назад в Европу.


Поэтому рабочая комиссия по подготовке второго «круглого стола» ОБСЕ, в которую власти с таким нежеланием и помпой включили представителей оппозиционных партий, до сих пор даже не собиралась.


Наконец, третий тур того же демократического балета дотанцовывает Министерство информации и общественного согласия вокруг собственных «круглых столов». На первом из них, обсуждавшем судьбоносный законопроект о земле, представители всех без исключения сил, не относящихся к официозу, от “националистов” до “шовинистов”, от большевиков до рыночников, и от “умеренных” до “радикалов”, продемонстрировали перед командой власти во главе с министром общественного согласия свое единодушное общественное несогласие с сохранением земли в руках акимов и латифундистов.


После чего законопроект был благополучно принят парламентом в первом чтении.


Второй (и последний?) «круглый стол» Минсогласия был посвящен законопроектам о местном самоуправлении и органам госвласти на местах. Фигуры танца повторились, чего не скажешь о фигурах танцующих. Все те, кому власть подарила эксклюзивную честь представлять казахстанскую оппозицию в государственном департаменте США и Совете Европы, грамотно проигнорировали этот “совет с обществом”. После чего правительственным «круглым столам» осталось одно – закруглиться!


Опять-таки мы ведем речь не о том, какие именно президентские службы: Совбез, МИД, Генпрокуратура, КНБ, Минсогласия… и кто персонально из высоких службистов имеют больше заслуг перед антипрезидентской оппозицией, и лично перед Акежаном Магжановичем, в деле их укрепления и возвеличивания.


Важнее другое. Вот эта явно проявившаяся невозможность общественности “достучаться” до власти — она же имеет и обратную сторону: власть тоже уже не может достучаться до общества!


Можно спорить, кого и в какой степени представляет казахстанская оппозиция, будь то коммунистическая, кажегельдинская или азаматовская. На этот счет могут быть разные мнения.


Но вряд ли кто будет спорить, что власти демократического государства должны быть адекватны тем силам и настроениям, которые превалируют в обществе. Между тем все мы являемся свидетелями весьма тревожной закономерности в нашем государстве. Всякий раз, когда власти выступают с какой-то важной инициативой, затрагивающей интересы общества, представители этого общества, мнения которых власти соглашаются выслушать, демонстрируют дружное несогласие с этой инициативой, после чего властям приходится “продавливать” эти свои инициативы через неприятие того самого общества, с которым якобы советуются.


Косвенно это общественное сопротивление проявляется и в самих властных структурах. К примеру – очередной “тихий” бунт мажилиса, отложившего рассмотрение Налогового кодекса.


Тенденция именно такова: все то, без исключения, что управляющие верхи считают важным для внедрения, им приходится внедрять при сопротивлении или равнодушии управляемых низов. Примеры активного неприятия: это уже упомянутые законопроекты о земле, Налоговый кодекс, тот же законопроект о местном самоуправлении. А неодобрительное равнодушие — это удел, скажем, планов создания валютного Нефтяного фонда и легализации теневых капиталов. Обратных же примеров мы не видим!

По сути, это уже как бы последние звоночки для правительства. Но оно их не слышит!



Скажем – последнее Послание президента народу. Это даже удивительно, как точно аппаратные составители смогли всем пафосом и радостной цифирью не попасть в реальное настроение общества и его тревоги!


Если бы в Казахстане действительно начались подвижки в сторону того, что сейчас требует Форум демократических сил, он из полпреда казахстанской демократии за рубежом автоматически стал бы тем, чем на самом деле и является: небольшой группой порядочных и умных людей, разбавленной пожизненными диссидентами, экзальтированными дилетантами и второсортными политиканами.


А с самопровозглашенного лидера ФДС автоматически сползла бы тога Мученика Демократии, обнажив повседневные его одежды – ловкого международного брокера и выдающегося “рубщика капусты”.

Новости партнеров

Загрузка...